Кино

Вместо «Петрова и Васечкина»: сериал «Манюня» на Okko

Мир позднего СССР глазами девочек

15 декабря на платформе Okko стартует сериал «Манюня» — экранизация автобиографической трилогии Наринэ Абгарян, рассказывающей о ее детстве в армянском городе Берд в конце 1970-х—начале 1980-х годов. Всем, кто когда-то был девочкой или по каким-то причинам хочет узнать о мире девочек больше, стоит посмотреть этот сериал — даже несмотря на то, что он спродюсирован братьями Андреасян. 

В этом году российские стриминговые платформы презентовали на «Кинотавре» пилотные серии своих будущих сериальных релизов. Увидев в программе последнего — третьего — дня презентации некий сериал «Манюня» с маркировкой «6+», я подумала, что это шоу вряд ли для меня, но решила дать ему шанс — или в случае чего уйти в буфет. Я ничего не знала о вселенной «Манюни», не слышала о книжках, и когда на сцену сочинского Зимнего театра поднялась незнакомая мне женщина, я не сразу поняла, что это Наринэ Абгарян — создательница литературного первоисточника. Она говорила о том, как работа над «Манюней» поддержала ее в сложный момент жизни — и ее откровенная эмоциональная речь сильно отличалась от более официальных заявлений, обычно звучащих с этой сцены. Первый кадры сериала — слишком пасторальные и слишком телевизионные — чуть не заставили меня бежать из зала, но я осталась и с нарастающим восторгом обнаружила то, чего никогда раньше не наблюдала в российском кинематографе: яркий мир, увиденный глазами девочки; рассказ о крепкой дружбе, возникающей между девочками десяти-двенадцати лет (прошлогодний фильм Анастасии Пальчиковой «Маша» — еще одна редкая для нашего кино птица, но он был посвящен взрослению героини в 1990-х, и в нем неизбежно звучали трагические ноты).

Абгарян старше меня на восемь лет, действие ее книг происходит в предолимпийском и олимпийском Советском Союзе. Я росла чуть позже, и у моего поколения позднесоветских детей было два любимых многосерийных произведения — дилогия о Петрове и Васечкине (1983-1984) и «Гостья из будущего» (1985). Хотя в обеих телевизионных картинах присутствовали заметные женские персонажи — Маша в исполнении Инги Ильм и Алиса Селезнева и исполнении Наталии Гусевой, сегодня невозможно не обратить внимание на то, что обе эти иконические героини увидены и показаны с точки зрения влюбленных в них мальчиков, от лица которых и ведется повествование (создатель «Петрова и Васечкина» Владимир Алеников построил заглавных героев на автобиографическом материале). О внутреннем мире Алисы и Маши мы не знаем ничего — они лишь манящее, эфемерное, недоступное или приближающееся нечто, существующее в отражении мужского (мальчишеского) взгляда. Недавно в одной лекции я приводила в качестве примера «мужского взгляда» фрагменты именно из этих фильмов — потому что репрезентация, усвоенная как норма в самом раннем детстве, редко подвергается позднейшей ревизии и подспудно влияет на то, как люди видят мир. Взгляд мальчишки, девочка, как атрибут мальчишеской жизни, — это до сих пор обычный и едва ли не единственный способ говорить о детском и подростковом в нашем кино. Главное отличие современного контента от позднесоветского — наличие эротического элемента, выход на территорию детской и подростковой сексуальности, разумеется, в ее мужском варианте (подробнее об этом тут в связи с сериалами «Пищеблок» и «Мир! Дружба! Жвачка!»; после написания этого текста появился фильм Ильи Хотиненко «Асфальтовое солнце», про первых советских скейтеров, с абсолютно таким же утилитарным женским персонажем).

«Гостья из будущего». Идеализированное существо — Алиса — появляется.
Подглядывающие за Машей обладатели «мужского взгляда» — Петров и Васечкин.

Кино консервативнее и медленнее литературы; неудивительно, что потребовался читательский успех трилогии Абгарян, чтобы крупный производитель аудивизуального контента обратил внимание и воссоздал на экране реальность, увиденную глазами девочки (оказывается, они существовали в позднем СССР и даже обладали субъектностью!). Еще не понимая, что я смотрю и привыкнув к упрощенным гендерным ролям в российском кино, я по-настоящему удивилась, что в первой серии, в которой мы знакомимся с многонациональным Бердом, а альтр-эго рассказчицы Нарка (Карина Каграманян) знакомится со своей будущей подругой Марией Кац (Екатерина Темнова), главные героини оказались сосредоточены друг на друге, а не поспешили влюбиться в какого-нибудь одноклассника (во второй серии Манюню во время каникул посещает прекрасное детское чувство к соседу по даче, взрослому мужчине-москвичу, похожему на актера Николая Еременко-младшего). 

Позднее я прочитала две из трех книг о «Манюне», и хотя Абгарян, очевидно, описывает очень счастливое и полное маленьких приключений детство в очень любящих семьях, по сегодняшним меркам в тексте многовато фонового абьюза. Девочки постоянно находятся под угрозой наказания за шалости и, как любые существа, еще не деформированные повседневным нормализованным насилием, искренне удивляются суровости и несправедливости родительского возмездия (младшая сестра Нарки — Каринка по прозвищу Тамерлан — постоянно разговаривает на языке насилия с соседскими мальчишками). Однако, в первых двух сериях сериала, показанных на «Кинотавре», самая пугающая фигура трилогии — Ба, бабушка Манюни, максимально уведена на второй план, а на первом оказываются сами девочки, их крепнущая дружба и колоритный мир Берда. 

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: