Индустрия Кино

«Оппенгеймер» Кристофера Нолана может стать последним фильмом своего рода

Почему?

Отчасти ответ на этот вопрос кроется в вот этом тексте — Голливуд больше не получит огромной финансовой поддержки из Китая, которая так здорово помогала маркетингу рассказывать о миллиардных сборах тех или иных блокбастеров.

В Variety вышел любопытный текст Ребекки Рубин на эту тему, и вот что она отмечает.

Историческую драму Кристофера Нолана с бюджетом 100 млн долларов о физике Дж. Роберте Оппенгеймере, которого сыграет Киллиан Мёрфи, можно считать вымирающим видом. В наше время студии всё с большим скрипом запускают в производство фильмы стоимостью в девятизначную сумму, если они не основаны на известной интеллектуальной собственности — книгах, комиксах или даже игрушках. Ещё до того как COVID-19 изменил кинопрокатный ландшафт, зрители в общей массе тяготели к супергероям и многомиллионным фантастическим историям. В этой реальности Голливуду становится всё труднее оправдывать экономику запуска в производство дорогих и оригинальных фильмов. Они представляют собой больший риск, причём не только для окупаемости вложений студий, но и для получения прибыли, создания продолжений и заработка за счёт сопутствующих товаров. То есть, неважно, сколько соберёт «Оппенгеймер» в прокате, лицо Киллиана Мёрфи в образе ученого не будет украшать ланчбоксы, футболки, значки (ну разве что компания Funko выпустит фигурку и то не факт).

Иными словами, серьёзное оригинальное кино — одноразовый продукт. Оно проживёт в кинотеатрах несколько недель, выйдет в цифре и на этом цикл его жизни закончится.

Поддержка «Оппенгеймера» студией Universal Pictures, своего рода смелая ставка на факт, что правильно выбранный режиссёр может привлечь зрителя в кинотеатры на оригинальный контент. (Ранее Нолан со скандалом покинул студию Warner, на которой работал много лет.) Фильм выйдет в прокат в 2023 году, и чтобы окупиться, должен будет сотворить чудеса. Помимо производственного бюджета в 100 млн долларов, студии придётся раскошелиться на маркетинг на сотню миллионов, чтобы продвинуть картину на мировую аудиторию. Поскольку по контракту Нолан получит first-dollar gross (процент от выручки фильма, начиная с первого дня релиза — очень редкая в наше время привилегия), чтобы добиться окупаемости придётся собрать ещё на 50-60 млн долларов больше, чем для другого аналогичного фильма. Таким образом, «Оппенгеймеру» чтобы окупиться, придётся собрать как минимум 400 млн долларов в мировом прокате (но на самом деле ещё больше).

Фильмы Нолана с лёгкостью собирали такие деньги, пока не началась пандемия. «Довод» стартовал в кинотеатрах летом 2020-го, когда до начала вакцинации от COVID-19 в мире оставалось несколько месяцев. Тем не менее, «Довод» собрал в мире 363 млн долларов — что, конечно, не очень хорошо смотрится рядом с его 200-миллионным бюджетом. По сути, получить прибыль в тех условиях было очень непросто (более того, «Довод» чуть не угробил кинопрокат, и если бы не вакцинация, мир мог лишиться множества кинозалов). Для сравнения, мировые сборы других оригинальных проектов британского режиссёра: «Начало» (2010) — 836 млн долларов, «Интерстеллар» (2014) — 701 млн долларов, «Дюнкерк» (2017) — 526 млн долларов. До пандемии коронавируса кино Нолана стабильно приносило студии Warner хорошие деньги (хотя, конечно, учитывая особенности голливудской бухгалтерии, утверждать такое нельзя).

Аналитики индустрии прогнозируют, что «Оппенгеймер» вряд ли станет типичным для Нолана фильмом-головоломкой вроде «Начала» или «Довода». Это историческая драма, основанная на фактах — и в отличие от того же «Дюнкерка», также исторического фильма, но развивавшегося в нескольких временных отрезках и показывавшего героизм британских войск, «Оппенгеймер» не обещает зрелищность. История куда более мрачная, с моральными установками прошлых лет, вызывающая разногласия. И очень, очень американская, что может ограничить интерес к фильму за пределами Северной Америки, где картины режиссёра собирали свою львиную долю.

Тем не менее, индустрия в Нолане не сомневается. Глава Universal Донна Лэнгли переманила режиссёра к себе, зная, что его фильмы гарантируют сотни миллионов в прокате. Такое свойство особенно ценно сейчас, когда Голливуд как будто бы скребётся по дну ямы с интеллектуальной собственностью, в поисках хоть крупицы золота. В разработке фильмы, основанные на карточной игре «Уно», на снэках Cheetos, а также об изобретении «Виагры». Не каждому фильму суждено быть историей из мира «Звёздных войн», «Марвел», Джеймса Бонда, «Мира Юрского периода» или «Форсажа», поэтому студии ищут режиссёров, способных привлечь инвестиции одним своим именем. В разговоре с Variety многие голливудские игроки выразили надежду на успех «Оппенгеймера», поскольку он развязал бы им руки и побудил руководство студий и финансистов рисковать, поддерживая новые идеи.

Если бы кто-то другой снимал кино об Оппенгеймере, ему никто бы не вверил 100 млн долларов.

Когда-то у крупных режиссёров было право на финальный монтаж, а сейчас далеко не всем крупным режиссёрам дают финансы на новые картины: Мартин Скорсезе снимает свои проекты для Netflix и AppleTV+, а Стивен Спилберг, несмотря на свой скептицизм в отношении стриминг-платформ, заключил многолетнее соглашение с Netflix, для которого его компания Amblin будет выпускать полнометражные фильмы. Иногда студии ставят на режиссёров и выигрывают: «Однажды в Голливуде» вышел в 2019-м, стоил студии Sony 90 млн долларов и собрал в мире 375 млн долларов. Иногда проигрывают: «Последняя дуэль» Ридли Скотта стоила 100 млн долларов и с треском провалилась в прокате (на 19 ноября картина собрала в мире всего 26,8 млн долларов. Конечно, стоит сделать скидку на пандемию, на отсутствие взрослого зрителя, но такие провалы отрицательно сказываются на желании студий запускать оригинальное кино.

Netflix, выпустивший новые фильмы Майкла Бэя, Аарона Соркина и Дэвида Финчера, не рассказывает о своих кассовых сборах (в Штатах эти фильмы выходили в прокат), и снимает их по сути для привлечения подписчиков, нежели ради получения финансовой выгоды. Такие проекты ещё больше путают карты крупным студиям.

Нолан мог легко продать «Оппенгеймера» стриминг-сервису, который гарантировано обеспечил бы не только бюджет, но и хороший гонорар, вне зависимости от кассовых сборов. Однако режиссёр — адепт кинопроката и всячески агитирует зрителей смотреть кино на больших экранах, несмотря на эпидемиологическую обстановку и сложности индустрии. До 2023 года многое может измениться — как в лучшую, так и в худшую сторону. Есть вероятность, что «Оппенгеймер» выйдет в среде, ещё более враждебной к фильмам, не основанным на популярных комиксах или книгах. С другой стороны, возможно, зрителям надоест диета из супергеройского кино.

Киллиан Мёрфи в фильме Нолана будет окружен настоящими звёздами: с ним вместе снимутся Эмили Блант, Мэтт Дэймон и Роберт Дауни мл. Безусловно, этот факт поднимает авторитет фильма у зрителя, но перед Universal останется проблема привлечения взрослых в кинотеатры. Есть шанс, что через пару лет они вернутся в залы, но пока угроза подхватить COVID-19 не проходит, возрастной зритель не спешит в кино.

Как отмечает продюсер и глава программы MBA/MFA нью-йоркской Tisch School of the Arts Питер Ньюман, раньше у студий был только один уровень неопределённости поведения фильма в прокате, зависящий от исполнения. «Теперь всё зависит не только от исполнения, но и от пандемии. Съёмки такой картины занимают больше года, а сейчас никто не знает, какой будет ситуация с вирусом в мире на момент его выхода».

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: