Кино

«Квирография»: городу и миру

18+

На канале Карена Шаиняна выходит «Квирография» — первый многосерийный документальный фильм об ЛГБТ-людях в российских регионах. 17 ноября появилась первая серия о Екатеринбурге, потом будут Иркутск, Новосибирск, Казань и другие города.

Люди, которые хотят высказать поддержку ЛГБТ-сообществу, чьи представители в России подвергаются прессингу со стороны властей и экстремистов, часто говорят о том, что государству не должно быть дело до того, кто с кем спит.

Это очаровательный в своей наивности дегуманизирующий конструкт, сводящий жизнь другого только к его сексуальным практикам. Как будто отступившему от законов природы не нужны обычные человеческие права, вроде возможности юридически оформлять свое партнерство, раз уж нормальное большинство великодушно даровало ему возможность осуществлять свою единственную функцию — сексуальную — тихо, дома, под одеялом.

Но гомосексуальные люди спят, просыпаются, едут в автобусе, пекут хлеб, ходят в спортзал, танцуют, кормят енотов в зоопарке, живут многолетних браках друг с другом, воспитывают детей, слушают Бейонсе, держатся за руки, разводят аквариумных рыб, делают крафтовый виски, создают дизайн одежды, принимают наркотики, получают антиретровирусную терапию, красят волосы, смешно шутят, гуляют с собаками, гладят котов, ходят в церковь,

увлекаются исторической реконструкцией,
уезжают из маленьких городов,
подгоняют себя под гендерные стереотипы,
целуются на крышах,
пишут стихи
пишут пьесы
пишут прозу,
ставят спектакли,
организуют ивенты,
сочинают сэмплы,
думают о самоубийстве,
увлекаются сетевым маркетингом,
врут родителям,
ходят на скучную работу в офис,
служат в армии,
клеют обои,
мечтают о старости в Барселоне,
боятся за свою жизнь,
празднуют Масленицу,
изучают конституционное право,
снимают видеоарт,
занимаются экоактивизмом,
занимаются политтехнологиями,
играют в футбол,
готовят еду,
покупают ботинки,
учат детей,
живут не в Москве,
живут в России,
живут по соседству

— все это и намного больше мы увидим в проекте «Квирография», снятом в разных регионах нашей страны Кареном Шаиняном и его соавторками Марией Павловой и Анной Шмитько; это та самая реальность, которой в сегодняшней России запрещено существовать.

***

Документальный фильм «Дождя» о Навальном в колонии неожиданно приоткрыл широкой аудитории завесу тайны над истоками государственной гомофобии, которая сегодня маскируется под риторику о противостоянии глобальному «квир-фем-рейху».

Тюремная администрация пытается дискредитировать Навального перед другими арестантами, намекая на связи с «петухами»; колония находится рядом с городом Петушки, и сам факт отправки политического узника номер 1 в это место — шутка системы с соответствующим подтекстом. В предельно иерархической и в предельно упрощенной тюремной системе каста низших нужна для того, чтобы могли существовать высшие (как низшая раса необходима была нацистской Германии для утверждения арийской). В обычной, не тюремной популяции — сюрприз, сюрприз — функцию не-мужчин, низших существ, выполняют женщины (см.комикс «Чувства принца Чарльза», в котором Лив Стрёмквист задается вопросом, почему мужчины не живут друг с другом коммунами, раз уж женщины так невыносимы). Но на мужской зоне женщин нет, а доминировать над кем-то надо.

Гомофобия намертво связана как с мизогинией, так и с идеей доминирования. Гомофобия направленная на мужчин — ненависть и презрение к тому, кто добровольно стал «как женщина» и даже получает от этого удовольствие. Это ненависть, презрение и желание покарать того, кто отбирает у сильнейшего его привычный инструмент подавления — гомосексуальный половой акт (разлепить секс и насилие в сознании большинства пока не получается, отсюда игривые шутки российских интеллектуалов про харрасмент). Гомофобия, направленная на гомосексуальных женщин, — это ненависть и презрение к той, кто отвергает власть мужчин; к той, кто будучи не до конца человеком в обход «законов природы» пытается присвоить себе свойства вышестоящего — мужчины. Трансфобия — это животная ненависть к тем, кто в своем отрицании священных законов вселенской зоны, в своем нежелании мимикрировать под ожидания большинства заходит так далеко, что решается на трансформацию собственного тела.

И хотя расхожее выражение «новая этика» представляется искусственным конструктом, объединяющая все неудобные для говорящего явления — от протестов против харрасмента до призывов соблюдать Трудовой кодекс, нельзя не признать, что в определенном смысле «новая этика» все же существует. Существует новая для нас этическая система, отрицающая право сильного на насилие, призывающая сочувствовать жертве, а не восхищаться агрессором, — это этика, противостоящая традиционной для России этике мужской зоны (см. кейс рэпера Оксимирона, который десять лет боялся, что аудитория отвернется от него, если узнает, что он на камеру получил пощечину от уголовника).

Терпимость по отношению к гомосексуальным людям, предоставление им равных прав с остальными (права на жизнь, права не подвергаться буллингу, исключению и увольнению, право открыто ходить по улицам, заключать партнерства, заводить и усыновлять детей) — это кощеева смерть, это отход от парадигмы насилия; и именно поэтому система сопротивляется видимости ЛГБТ-людей все активнее, опираясь на общество, которое в вихре суровых испытаний из последних сил цепляется за последнюю соломинку стабильности — за гендерные роли, приписанные к акушерскому полу.

***
Герои, которые раскрываются перед создателями «Квирографии», поражают сочетанием уязвимости и стойкости, вызывают бесконечный интерес, симпатию и тревогу за их жизнь и благополучие — мы знаем, какой опасности сегодня подвергаются все, кто отваживается словом или самим фактом своего существования восставать против дискурса тотального насилия. Рассказывая о себе на камеру, герои «Квирографии» переводят свою повседневную жизнь в политическую плоскость: портреты людей становятся портретами российских городов, со всеми их индивидуальными особенностями, почти тревел-блогом, а polis, сложенный из сотен тысяч людей, и есть пространство политики (заранее можно предвидеть вопросы к репрезентации после первой серии, в которой мало женщин, но состав участников каждой серии зависит от места, он складывался естественным путем, как и сами города, — и в разных сериях он будет разным).

Сериал, который снимался почти год, стартует на YouTube в середине ноября, дальнейшее непредсказуемо, но у «Квирографии», если она получит широкую аудиторию, есть шанс изменить отношение значительной части граждан к живущим рядом с ними ЛГБТ-людьми. Каминг-аут в сегодняшней России — исключительная привилегия, недоступная самым привилегированным: тем, кому есть, что терять. Но я не думаю, что есть более действенный способ защитить героев «Квирографии» и несколько миллионов им подобных, более действенный способ остановить превращение гендерно-некмофорных людей в касту изгоев, виноватых во всех проблемах нации, чем видимость, чем каминг-ауты известных людей и максимальная поддержка всех, кто решился сделать шаг навстречу городу и миру.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: