Кино Книги

Обзор книги о создании фильма «Дюна»

С участием отечественного самолёта

Когда я начала увлекаться фильмами, меня больше всего интересовало, как они были сделаны. В чём-то мне помогал журнал Empire, который я читаю с 1990-х, благодаря своим вылазкам в Европу. Но гораздо больше информации всегда было в дополнительных материалах на DVD и в книгах о созданиях фильмов. Последние бывают двух типов: это или серьёзное исследование вроде написанной Полом М. Сэммоном Future Noir: The Making of Blade Runner, выпущенной к релизу режиссёрской версии «Бегущего»; или же огромные красочные альбомы, в которых можно встретить не только арты к фильмам, но и увидеть, как развивались идеи художников-постановщиков по мере продвижения фильма к экрану.

Мне нравятся все книги о создании фильмов, и я с огромным удовольствием скупаю их, когда появляются какие-то любимые картины. Обратила внимание, что на русском пока выпускаются альбомы по картинам студии Warner — вышли истории создания «Безумного Макса», «Бегущего по лезвию 2049» и вот теперь «Дюна».

Стоимость русифицированной версии артбука «Дюны» приближается к его оригинальной — на Амазоне книга стоит 75 долларов, в России — доходит до 5000 рублей. Стоит ли она того?

Если вы любите этот фильм, то, конечно, стоит.

Как выглядит?

Книга упакована в слип-кейс, который, к сожалению, слишком тонкий. Но пожалуй, больше придраться не к чему, потому что вынимаешь из него книгу и сразу видно, что по качеству она не уступает иностранным оригиналам. Качественная обложка, отличная бумага, серебристый текст по глянцевым чёрным страницам (они очень маркие, так что старайтесь листать «Дюну» сухими руками).

В оригинале книга называется «Искусство и душа „Дюны“», но в нашей версии она проходит под названием «Иллюстрированная история создания классики научной фантастики». Транскрипция всех имен и названий приведена в соответствии с русскоязычным изданием.

Кто автор?

Написала книгу Таня Лапойнт, канадская киножурналистка и кинематографистка. Лапойнт была исполнительной продюсеркой «Дюны», а потому знает историю разработки проекта с самого начала. Плюс у неё был постоянный доступ к режиссёру, что стало дополнительным плюсом для книги — Таня замужем за Дени. Поэтому в книге много инсайдерской и просто интересной информации. Когда над историей создания фильма работают люди, понимающие в кино, это всегда заметно.

Лапойнт работала над картиной пять лет, с того самого момента, когда Вильнёв на Венецианском кинофестивале в сентябре 2016-го сказал, что хотел бы снять «Дюну».

Таня Лапойнт и Дени Вильнёв на съёмках

Что внутри?

Книга разделена на девять частей, структура повторяет действие в фильме. Предваряется предисловием Дени Вильнёва и вступительным словом Брайана Герберта и Кевина Дж. Андерсона.

  • «Это лишь начало» — подготовка к работе над фильмом, разработка сценария и сбор съёмочной группы.
  • «Каладан» — детальный разбор визуального решения дома Атрейдесов (их планета, костюмы, оружие, доспехи, корабли); дом Бене Гессерит; Дункан Айдахо, Гурни Халлек, Чуфир Хават, Доктор Веллингтон Юэ.
  • «Гьеди Прайм» — архитектура, оружие, корабли и доспехи дома Харконненов; четыре разворота об образе Владимира Харконнена; Раббан, Питер.
  • «Салуса Секунда» — секция посвящена планете-тюрьме и имперским сардаукарам.
  • «Арракис» — особенности съёмок пустынного мира планеты, спецэффекты, города, архитектура, работа в павильонах, создание эффекта синих глаз, дизайн орнитоптеров, разработка аппаратов для добычи пряности, костюмы работников.
  • «Нападение» — атака сардаукаров на дом Атрейдесов, ужин барона, восстановление барона.
  • «Глубокая пустыня» — фримкомплекты, муад’диб, песчаные черви (отдельное внимание на концепт-арт этих животных — очень впечатляет), экологическая станция Империи.
  • «Фримены» — подробное объяснение костюмов, разработка речи и письменности фрименов, крис-ножи, немного про Стилгара, Чани, Джамиса, наездников на червях.

Как перевод?

Уже в словах Вильнёва встречаются такое: «вывести на экраны образы ,которые мы воображаем», а затем появляется «экранизация истории на большом экране». Это весьма досадные промахи редактора, которые стоило устранить в столь серьёзном издании. В остальном — не могу сказать, что меня что-то сильно резало, возможно я была не очень внимательна и вы найдёте ошибки, но читается текст весьма неплохо.

Транскрипция имён отличается от дубляжной версии (вот спасибо, никаких «Бинэ Гессерит» или «квизац хадерача»), которая основывалась на переводе Юрия Соколова.

О чём текст?

Практически обо всём, что вы хотели бы знать, но с учётом, что читатель ан масс не погружен в кинематографический процесс. В этом плане книги с множеством иллюстраций дают очень хорошее представление о работе над картиной, не вдаваясь в технические детали.

Рассказывать многое — значит, испортить вам самим знакомство с книгой. Затрону только несколько моментов.

Разделение фильма на две части было определено еще на раннем этапе работы — сложно было только с концовкой первого фильма. Вообще в книге очень хорошо объясняется, почему «Дюна» настолько некинематографичная книга — это делает ещё один соавтор сценария, Джон Спэйтс. Он обращает внимание, что книга фокусируется на внутреннем мире героев, а многие события и вовсе происходят за кадром. Зрители же хотят видеть действие, и потому «в некотором смысле превратить „Дюну“ в фильм — значит, вывернуть её наизнанку».

Мне понравился подход Вильнёва к адаптации книги. Режиссёр был одержим «Дюной» в подростковом возрасте. «Я прочёл все книги серии. Дома у меня была „Энциклопедия Дюны“. Я пришёл на выпускной с кольцом, на котором было выгравировано слово „Муад’Диб“ и даже в студенческом альбоме у меня имелись цитаты из „Дюны“». Он отмечает, что экранизация истории требует преобразования. «Чтобы сохранить поэтику и смысл чужого произведения, иногда приходится изменить некоторые её аспекты, а после смириться с этими решениями во имя собственного творческого выживания».

Интересный элемент, которого точно не ожидаешь увидеть в книге о фильме, в котором столько мужчин. Дени Вильнёв пригласил в качестве соавтора сценария Эрика Рота, и тот спросил его, каким словом можно охарактеризовать его видение фильма. «Женщины», — ответил Вильнёв. Центральным элементом истории была могучая школа Бене Гессерит. «Они властвуют над продолжением людского рода, а также обладают мудростью, ведущей человечество к просветлению».

Дени описывает Бене Гессерит как мощную политическую силу, использующую время в своих интересах. «Политикой в книге в основном занимаются мужчины, которые действуют по наитию, — объясняет Дени. — Сестринство же воспринимает время иначе. Они мыслят веками и разрабатывают стратегию на долгосрочную перспективу. Так им удаётся манипулировать ходом человеческой истории. Они думают о будущих результатах, а не о сиюминутном. Они стремятся к влиянию, а не к тотальному господству».

Самая первая сцена, к которой были сделаны раскадровки — прилёт сестёр Бене Гессерит на Каладан. Неудивительно, ведь это самое начало книги, однако у Вильнёва прилёт преподобной гайи-Елены Мохаим и испытание Гом Джаббаром перенесено подальше. Узнаете, почему корабль Бене Гессерит в форме яйца, как разрабатывали костюм для Шарлотты Рэмплинг и чем вдохновлялась костюмерша Жаклин Уэст, создавая чёрное кружевное платье леди Джессики.

Отделу реквизита пришлось попотеть над балисетом, музыкальным инструментом героя Джоша Бролина. Он получился довольно неплохо, но оставался нерабочим, поскольку модель никак не поддавалась настройке. В фильме Халлек исполняет песню на музыку Ханса Циммера, но эта сцена в итоге была вырезана.

На роль барона Владимира Харконнена Вильнёв с самого начала выбрал Стеллана Скарсгарда, поскольку «его киногерои пугают меня последние тридцать лет». О бароне стоит написать подробнее, ведь его персонаж — один из самых спорных в книге. Вильнёв отдавал себе отчёт, что изобразив барона невероятно тучным, он получит образ «жирного ребёнка, летающего на антигравитационной подвеске». В итоге отправной точкой для команды дизайнеров грима барона стала фигура моржа. Силуэт, скорее, был звериным и пугающим, нежели болезненно полным. Нанесение грима на Скарсгарда занимало семь часов. Вдохновение для доспехов барона почерпнуто из фильмов Акины Куросавы, а его повседневная одежда отсылает нас к полковнику Куртцу из «Апокалипсиса сегодня».

При создании «Бегущего по лезвии 2049» Вильнёв вдохновлялся «Дюной» и говорит, что пустыни — его любимые места в мире. Работа в пустынях была неизбежна, поэтому съёмочная группа отправилась в Иорданию и ОАЭ. Отчасти работа велась в павильонах в Венгрии и в Норвегии, которая «играет» Каладан. Самый непростой период пришелся на Иорданию, куда Вильнёв с командой прибыл летом, и был вынужден работать только на рассвете и на закате, когда температура воздуха достигала «терпимых» 38 градусов по Цельсию. К счастью, большая часть работы в пустыне пришлась на более прохладное время года.

Специально для фильма британская компания BGI построила четыре модели орнитоптеров в натуральную величину — инженерам поставили задачу выполнить не только реалистичный летательный аппарат, но и сделать функциональным его интерьер. В итоге орнитоптеры, в которых были предусмотрены все нужные крепления для работы операторов, весили от четырёх до десяти тонн. Из Великобритании в Иорданию и в Венгрию их переправляли на втором по величине грузовом самолёте в мире — Ан-124.

Ещё один момент работы в пустыне: съёмочная группа старалась сохранить максимально нетронутым песок в месте съёмок и передвигалась по «площадке» организованно, друг за другом, не сбиваясь с пути. Кроме того, работали специальные команды, разравнивавшие песок, на котором оставались следы.

Концепт червей разрабатывал Карлос Хуанте, создатель гептаподов для «Прибытия» Дени Вильнёва. Придумав несколько элементов червя (зубы, кожу, тело), художники задумались, как их объединить. Оказалось, что самый простой способ — выяснить, как это создание питается и как передвигается по пустыне. Так и вышел тот червь, которого вы видите в фильме: исполинская тварь доисторического вида, как и хотел Вильнёв.

Наконец, пустынная мышь муад’диб хоть и не существует в реальности, но потрогать её было можно: специально для фильма была изготовлена пятидюймовая копия, которая использовалась для визуального ориентира.


Я читала много книг о создании фильмов, и надо сказать, что «Дюна» — весьма хороший образчик. Порой книги слишком много времени уделяют концептам, забывая о съёмках а иногда из интервью можно прочитать только восхваления вроде «нам так хорошо работалось вместе». Конечно, ни о каких конфликтах на площадке (если таковые были), из книги Лапойнт вы не узнаете — такие истории, как правило, остаются под жестким NDA. Но зато вы узнаете многое другое о создании одного из главных на мой взгляд фильмов 2021 года.

Купить на Ozon

Купить в Лабиринте

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: