Индустрия Кино На самом деле

На съёмочной площадке случайно застрелили человека: как такое возможно?

О работе с оружием в кино и ТВ

21 октября на съёмках вестерна «Раст» была убита оператор-постановщица Галина Хатчинс и ранен (сейчас его выписали из больницы) режиссёр фильма Джоэл Суза. Киновед Аюр Санданов пытается разобраться: часто ли такое происходит, насколько это было вероятно, как обычно работают с огнестрельным оружием на площадке и почему это абсолютно вопиющий случай.

Судя по первым впечатлениям, случай действительно дикий — и не просто потому, что погиб человек, а потому, насколько эта трагедия была ненужной и предотвратимой. Даже с максимальной экономией на площадке инди-фильма. Даже без участия обученных профессионалов из IATSE и без аренды специального оружия.

Можно сказать, что по степени дикости этот инцидент — как если бы в наше время актёра посадили за руль катка и велели ехать прямо на других актёров, а потом вовремя остановиться в паре сантиметров от них. И на самом деле положить этих актёров под каток, вместе с оператором и камерой.

Важный дисклеймер: на момент написания текста мы не знаем точно, что произошло. Но есть уже скупые заявления съёмочной группы об условиях работы, заявления полиции и публичное письмо местного профсоюза реквизиторов (подразделение IATSE Local 44, которое поспешило откреститься от фильма и заявить, что его членов там не было). На их основе мы можем обрисовать контекст этого дикого инцидента, ответить на возникшие вопросы и прокомментировать первые реакции в индустрии.

Первым делом, придётся ответить на вопрос, который напрашивается первым делом.

Зачем так зацикливаться на реалистичности оружия в кино?

Оружие — такая же часть материальной культуры, как автомобиль или одежда, и так же может быть анахронизмом. Когда-то зритель не обращал внимания на точность в изображении оружия или стрельбы: оно не интересовало зрителя само по себе. Однако США с их оружиецентричной культурой постепенно воспитали в зрителе оружейную эрудицию. Тем более, что именно в США есть возможность достать почти любую модель оружия.

Да, когда-то было достаточно дать условный намёк, как картонный меч в театре. Пиф-паф, достаточно пистонов. Позже произошли три вещи.

Во-первых, американское кино в целом сдвинулось к натурализму, а зритель стал более образованным в области огнестрельного оружия (благодаря интернету и видеоиграм).

Во-вторых, тяжёлая пропаганда профессионализма вооружённых сил США имела непредвиденный результат: стало модно знать детали ремесла элитных спецназовцев (operators) и подражать им. Из условного, невзрачного, обобщённого атрибута солдата или охотника оружие в глазах зрителя превратилось в изысканный, полный смысла инструмент, подобно гоночной машине или скрипке Страдивари.

И в-третьих, в 1990-х на Запад вдруг обрушился «балет пуль» из Гонконга, где оружие получило вовсе мифический культовый статус, с ним была куча трюков и изобретательных находок. Так огнестрел оказался в центре внимания и приобрел уже художественное измерение, как выразительное средство. Огнестрельное оружие таким образом вернуло себе статус индивидуального, символического, подобно поименованным мечам из европейского эпоса (как Экскалибур или Дюрандаль).

Сегодня оружие, к добру или к худу, очень развитое экранное выразительное средство. Как и художники по костюмам, художники-постановщики и художники по спецэффектам, кинооружейники постоянно превосходят друг друга в изощрённости и аутентичности решений. Просто отменить «реалистичное» оружие на экране было бы столь же трудно, сколько другие практические эффекты — как, например, автомобильные погони с авариями и переворотами. Особенно учитывая, что оружие часто выполняет роль практического светового эффекта.

А теперь ближе к теме.

Как раньше обстояли дела с оружием на съёмках, и как сейчас?

В раннем кинематографе с огнестрелом обходились примерно как с остальными источниками опасности: крайне лихо и с большой дозой риска. Но даже в те времена, когда гибель массовки и каскадёров воспринималась как печальное, но нормальное явление, а увечья при съёмках — как производственные издержки, использование боевых патронов на площадке было экстремальным трюком.

В фильме «Ангелы с грязными лицами» (1938) режиссёр решил взаправду расстрелять очередью из автомата окна прямо над головой Джеймса Кэгни, звезды гангстерских фильмов. Кэгни, по которому уже стреляли боевыми на съёмках «Такси!» и «Враг общества», настоял на том, чтобы его добавили в сцену в комбинированной съёмке. И не зря: когда приглашённый «профессиональный пулемёчик» дал очередь по окнам, одна пуля срикошетила прямо сквозь место, где до этого стоял Кэгни.

Сцена из фильма «Враг общества» (1931) — стрельба снята без склеек.

Однако же ситуация изменилась, и довольно давно. Водоразделом стали две знаменитые смерти на съёмочных площадках: Джона-Эрика Хексама в 1984-м и особенно Брэндона Ли в 1993-м. С тех пор и до нынешнего инцидента таких случаев не было.

Смерть Ли — отличная иллюстрация того, насколько предотвратима эта ситуация. К ней привела длинная серия грубых ошибок. Чтобы понять её, придётся посмотреть на несколько изображений.

1) Как выглядит револьвер спереди и как выглядят холостые патроны (сверху) и боевые (снизу).

2) Как устроен боевой патрон.

3) Как устроен холостой патрон с порохом (но без пули) по сравнению с боевым.

Итак, на съёмках «Ворона»:

  • Реквизитор сначала зарядил револьвер наспех сделанными «декоративными» патронами без пороха, но с пулей (нужно было, чтобы пули было видно в барабане спереди), при этом он не удалил из патронов капсюли (капсюль это «пистон», который поджигает порох; по нему бьёт курок. На рисунке 3 см. primer).
  • После этого при выстреле капсюль смог лишь немного сдвинуть пулю с места; она застряла внутри ствола.
  • Позже, в другой сцене, реквизитор, не проверив ствол оружия, вынул «декоративные» патроны и зарядил холостые (в них, наоборот, порох есть, а пули нет).
  • Актёр нажал на спуск, и газы холостого патрона выбросили застрявшую пулю из ствола, поразив Брэндона Ли.

Инцидент с Ли не так уж отличается от трагедии столетней давности — на съёмках фильма «Пленник» в 1915 году. Режиссёр Сесил Б. Демилль велел актёрам-«солдатам» зарядить мушкеты пулями и по-настоящему изрешетить дверь; а в следующем кадре — перезарядить холостыми и выстрелить, колотя в дверь прикладами. Один из мушкетов оказался заряжен пулей, в спешке никто не проверил — и стоящий позади актёр получил пулю в лоб. Оба кадра в фильм не вошли.

Но почему на съёмках используют такое опасное оружие? Почему не дорисовать выстрелы «на посте» или не использовать бутафорию?

Немедленно после трагедии на съёмках «Раст» прозвучали два типа реакции.

Традиционно антиоружейные издания и кинематографисты напомнили о том, что максимально реалистичное реквизитное оружие, стреляющее холостыми патронами — по сути, то же боевое: оно способно стрелять, ранить и убивать. А значит, даже в ущерб правдоподобию и аутентичности, его следует запретить на съёмочных площадках: «У нас для этого есть компьютеры».

Кадр из первого сезона сериала «Сыны анархии», в котором эффект выстрела добавлен в постпродакшне.

Другие представители индустрии настаивали на том, что это совершенно недопустимая, дикая, редкая ситуация: довести до неё можно было, лишь нарушив все возможные правила и традиции, включая самые элементарные — а из правильного оружейного реквизита невозможно выстрелить пулей.

Тут однозначно стоит разобраться в доводах и тех, и других.

Могло ли на площадке под видом реквизита оказаться настоящее оружие и (по утверждению профсоюза) боевой патрон?

Действительно, в США сложилась уникальная ситуация: члены съёмочной группы могли бы сами законно привезти на площадку настоящий «ствол» ради любимого проекта. И тем не менее, в большом кино этого не происходит.

Во-первых, использование «стреляющего» оружия на площадке сводят к абсолютному минимуму, а боевые патроны запрещены — как минимум потому, что иначе съёмки невозможно застраховать.

Отличить настоящее оружие от бутафорского порой трудно. Но посмотрим несколько примеров:

Последние 30-40 лет при киносъёмках принято использовать целый набор соласованного реквизита-оружия — по уровням безопасности. Это:

  • резиновый слепок оружия для трюков, акробатики, бега, падений, драк (качественные раскрашенные образцы часто сложно отличить от настоящих);
  • нестреляющее оружие-реквизит для съёмок без выстрелов (или для экзотических или выдуманных образцов);
  • стреляющее оружие-реквизит для кадров с выстрелами, которое делится на два типа:
    • бутафорское, для использования рядом с людьми и стрельбы в людей в кадре (использует гораздо менее мощные «пистоны», или имитирует выстрел с помощью газа);
    • адаптированное оружие, стреляющее холостыми пороховыми патронами.

Лишь самый последний вариант — это переделанное из настоящего оружие-реквизит; его никогда не направляют непосредственно в сторону людей (бывает, что при съёмке его направляют мимо человека, скрадывая направление перспективой, как на кадре из фильма «Возмездие» ниже). Такое оружие даёт реалистичный выброс пламени, дыма, гильз, может стрелять очередями и изображать небольшую отдачу.

«Возмездие» (2010)

Если нужно изобразить в кадре стрельбу прямо рядом с человеком или тем более в него, стандартные холостые никогда не используют! Жертву заряжают «сквибами» для имитации попаданий, а оружие используют бутафорское (с имитацией выстрела или без). На киносленге squib это это петарда с пакетиком крови, которая имитирует попадание пули, рвёт одежду и разбрызгивает кровь (или создаёт фонтанчик земли или штукатурки).

«Бесславные ублюдки» (2009) и несколько гипертрофированный пример работы сквиба

Во-вторых, даже самое правдоподобное «стреляющее» экранное оружие нужно специально переделывать под холостые патроны.

Оружие для кино, как правило, модифицируют: перегораживают ствол пробкой, которая замедляет исток газов, убирают и спиливают мешающие детали, ослабляют пружины. Выстрел из такого оружия боевым патроном, скорее всего, разрушит его. Дело в том, что самозарядное (то есть то, которое не нужно взводить перед каждым выстрелом) и стреляющее очередями оружие работает за счёт высокого давления газов в стволе или за счёт отдачи. Когда в стволе нет затыкающей его пули, и пороховые газы свободно вылетают из дула, — и давление и отдача очень слабые. То есть нормальное самозарядное оружие холостыми выстрелит лишь один раз. На фотографиях с учений видны специальные насадки-затычки: они нужны, чтобы боевой автомат перезаряжался, а также служат ловушкой для пули — на крайний случай. В кино их прячут в ствол.

Поэтому в США и Канаде есть гигантские сервисы аренды с десятками тысяч образцов адаптированного оружия, включая самое редкое. Сегодня требования зрителя к аутентичности оружия очень высоки, и только эти огромные «библиотеки оружия» могут предоставить нужный выбор и количество «правильного» реквизита. Известное исключение — съёмки фильма «Оружейный барон» в Чехии: арендовать и провозить через границу тысячи макетов автоматов Калашникова ради одной сцены было невероятно дорого — поэтому съёмочная группа арендовала 3000 настоящих чешских винтовок Vz.58 (внешне похожи на АК) прямо на месте.

«Оружейный барон» (2005)

Вместе с тем, это уникально американская история: оружия в США настолько много, что аутентичный объект использовать проще, чем создавать его с нуля. Даже фантастическое оружие делается из реального: что бластеры в «Звёздных войнах» разных лет, что космическая винтовка в «Чужих».

Кто отвечает за оружие на площадке?

Следит за движением всего этого хозяйства оружейник на площадке (armorer), который отвечает за безопасность, инструктаж и учёт оружия и боеприпасов; за него ответственен мастер по реквизиту (prop master), а за него, в свою очередь, первый помощник режиссёра (1st AD).

Оружейник на североамериканской съёмочной площадке непрерывно контролирует оружие. В последний момент перед «мотором» он буквально сует в руки актёров заряженное и проверенное им оружие — а потом, после дубля, принимает прямо из рук и разряжает его. За этим процессом должен(-на) лично наблюдать первый помощник режиссёра. Также оружейник проверяет каждую мизансцену с оружием и расставляет защитные щиты для персонала.

Кроме того, холостая стрельба крайне опасна для ушей, особенно в помещении; нужно следить за защитой слуха актёров и группы. Забыв вернуть на место затычку для уха перед стрельбой в железном лифте, Линда Гамильтон навсегда лишилась слуха в одном ухе на съёмках «Терминатора-2».

Линда Гамильтон в фильме «Терминатор 2: Судный день»

А если это были холостые патроны? Могут ли они убить человека? 

Именно так произошло во втором известном случае смерти от оружия. На съёмках сериала Cover Up в 1984 году молодой актёр Джон-Эрик Хексам от скуки принялся изображать игру в «русскую рулетку» с револьвером, заряженным холостыми патронами. Он приставил ствол прямо к виску и спустил курок. Раскалённые газы не пробили его голову — но раскололи височную кость, всадив её осколки в мозг. Спустя шесть дней Хексам умер от отёка мозга.

При т. н. контактном выстреле газы от холостого патрона наносят ранение, похожее на пулевое (например, в ходе этого медицинского эксперимента холостые пистолетные патроны создавали в симуляторе тела рану глубиной от 2 до 6 сантиметров). Также газ и несгоревшие частички пороха от холостого выстрела могут наносить ожоги и травмы с расстояния в несколько метров.

Здесь можно посмотреть, как выглядит выстрел холостым (довольно жутко)

При этом в кино используются, по сути, такие же холостые патроны, как и вне его (например, в армии на учениях или у военных реконструкторов). Разве что западные киношники заказывают специальные холостые, от которых вспышка крупнее и дольше — чтобы камера успела «увидеть» вспышку и освещение от неё при любой выдержке / угле обтюратора.

Таким образом, холостые патроны на съёмочной площадке — это серьёзная опасность; однако погибнуть от них можно, лишь приставив ствол оружия к телу.

В ответе ли сам Алек Болдуин за ситуацию?

Сейчас это неизвестно. Просто как сотрудник-актёр — абсолютно не в ответе (поэтому есть смысл воздержаться от формулировок «Болдуин убил» или «Болдуин застрелил»).

Безусловно, актёр, даже совсем незнакомый с оружием, должен исполнять правила безопасности с ним — но отвечают за его оружие, так же как и за инструктаж, оружейник или мастер по реквизиту. Сценическое оружие здесь аналогично парашюту во время прыжка с инструктором.

Вместе с тем, Болдуин — ответственный продюсер фильма и глава снимающей его производственной компании. Поэтому доля его ответственности в этом есть. Также он находился в позиции человека, который ТЕОРЕТИЧЕСКИ мог обладать на площадке экстраординарными привилегиями, и ТЕОРЕТИЧЕСКИ мог игнорировать обычные требования безопасности.

Этого не должно было случиться никогда

Вообще, выстрел по неосторожности (negligent discharge) — это проблема не только профессиональная, а общая: с ней борются не только на площадке. Жертвы есть всегда, и никто не застрахован от своей ошибки: люди играют с оружием, выпивают, неаккуратно его чистят, ошибаются на охоте.

Так, в США от непреднамеренных выстрелов погибают около 500 человек в год. А выстрелы по неосторожности без жертв происходят гораздо чаще.

Сцена из фильма «Криминальное чтиво» (1994)

К счастью, последние 30 лет успешно проходит глобальная популяризация «четырёх правил безопасности при обращении с оружием».

В версии российской федерации IPSC она звучит так:

  1. Я буду всегда обращаться с оружием как с заряженным.
  2. Я никогда не направлю оружие туда, куда я не хочу стрелять.
  3. Перед тем как выстрелить, я всегда проверю, что перед мишенью и за ней.
  4. Я никогда не коснусь пальцем спускового крючка, пока ствол не будет направлен на мишень.
Герой Клайва Оуэна объясняет младенцу те самые правила («Пристрели их» (2007))

И это работает! О правилах IPSC сегодня знают обычные люди, в комментариях обсуждают trigger discipline (не клади палец на спуск) и критикуют людей на старых фотографиях за небрежность, а подростки высмеивают фильмы за нарушение техники безопасности (ТБ). 

Наконец, несмотря на рост количества оружия на руках, количество жертв случайных выстрелов падает: так, за период 1929-1930 в США было зарегистрировано 3000 смертей от небрежного обращения с оружием; в 2000 г. — 776, в 2020 г. — 458.

Почему это работает:

  • Мощная кампания по пропаганде профессионализма вооружённых сил США (в том числе в кино) имела непредвиденный результат: стало модно интересоваться деталями ремесла элитных спецназовцев (operators) и подражать им;
  • Популярным стал спорт «практическая стрельба», IPSC, с огромным упором на безопасность. Собственно, именно у основателей этого спорта армии НАТО переняли их педантичное отношение к ТБ. За ними добровольно последовал весь мир (сегодня российских стрелков учат по тому же кодексу IPSC);
  • Наконец, сегодня в интернете легко найти и даже увидеть, к чему приводят нарушения правил: от незадачливого инструктора-самозванца, который прострелил себе ногу во время школьной лекции о безопасном обращении с оружием — до трагических смертей.

Именно поэтому при съёмках так широко используются нестреляющие реплики из резины или металла — даже тогда, когда их можно легко заменить незаряженным холостым оружием. Реплики позволяют актёрам грубо нарушать «4 правила», направляя оружие на себя и живых людей и держа палец на спуске.

Почему ситуации на площадке «Раста» не должно было произойти

  • Из-за параноидальных (и дорогостоящих) правил съёмок с оружием, принятым именно в США/Канаде: с участием специально обученного оружейника в планировании мизансцен, зарядке и разрядке оружия, его описи и учету, оборудовании защиты для съёмочной группы.
    Интерпретация:
    >>> На этом, правда, могли сэкономить в инди-фильме. Это допустимо, и само по себе не ведёт к трагедии.
  • По логистическим причинам (нормальное реквизитное оружие конструктивно не может стрелять пулями, а смерть от холостого патрона требует серьёзного стечения обстоятельств — особенно чтобы ранить двоих).
    Интерпретация:
    >>> То есть обычное, немодифицированное оружие на километр не должно было приблизиться к съёмкам — это уже экономия на грани, ненормальная ситуация для любой площадки. Тем не менее, соблазн сделать так для низкобюджетного вестерна велик, ведь всё тогдашнее оружие — с ручной перезарядкой.
  • И наконец, благодаря общепринятым правилам безопасности обращения с оружием, которые выполняет любой стрелок — например, в тире (иначе его выгонят range officers и внесут в чёрный список заведения).
    Интерпретация:
    >>> А вот это полностью за гранью нормы: такую ситуацию могли и должны были предотвратить не только оружейник или реквизитор, но и режиссёр, продюсеры и администраторы — просто не допуская нарушения базовых правил обращения с любым оружием, пусть даже боевым и заряженным боевыми патронами.

Именно поэтому настолько диким кажется этот случай, который вызывает в уме ассоциации больше со съёмками знаменитого угандийского боевика «Кто убил капитана Алекса?», снятым за 200 долларов, чем даже с самым низкобюджетным американским инди-фильмом.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: