Книги Сериалы

Третий сезон You на Netflix: неисправимые

Чеховское ружье против терапии

Первый сезон сериала «Ты» (You), основанный на серии романов Кэролайн Кепнес, вышел в 2017-м году и был сатанинской инверсией распространенного штампа из классических ромкомов. Скромный продавец книжного магазина в Нью-Йорке, знаток классической литературы, мастер-реставратор и старомодный романтик Джо Голдберг (Пенн Бэджли) оказывался тем, кем старомодные романтики и являются в контексте современного ревизионизма: сталкером и маньяком-убийцей. 

Рекап первых двух сезонов You

Фишкой сериала стал закадровый монолог героя, в котором он постоянно искал и находил оправдания собственным поступкам, — а еще тот факт, что Голдберг на протяжении двух сезонов не менялся, не переживал никакой эволюции, никогда не подвергал сомнению собственную правоту («ты» — это обращение к каждой новой женщине, которая становится сначала объектом его страсти, а потом и жертвой). В сериале про библиофила много отсылок к литературе (что сближает его с нью-йоркской интеллектуальной комедией в духе Вуди Аллена), а текст от первого лица — известный литературный прием, заставляющий читателя идентифицироваться с рассказчиком и верить в то, что он а) не умрет б) не сделает ничего плохого (согласно известному апокрифу, Агату Кристи исключили из Лондонского детективного клуба за роман «Убийство Роджера Экройда», в котором убийцей оказывался нарратор; Александр Ажа в 2012-м году в фильме «Маньяк», снятом субъективной камерой, создал визуальный эквивалент этого приема). 

Но, в отличие от многих других шоу, You не пытается проникнуть в сознание или подсознание маньяка; скорее фигура маньяка здесь является метафорой человеческого желания контролировать, обладать, оправдывать себя и влюбляться без обязательств — метафорой импульсов, знакомых многим. Небольшой расфокус по краям экрана придает этому сериалу ощущение ирреальности, некоего страшного сновидения, в котором ты сам, идентифицируясь с героем, видишь визуализацию некоторых своих деструктивных намерений. 

Второй сезон, действие которого происходит в Лос-Анджелесе, закончился тем, что очередная «ты» — девушка по имени Лав (Виктория Педретти) — оказывалась не только такой же маньячкой (чьи преступления успешно скрывали состоятельные родственники), но и беременела от Джо. Так, вместо очередного убийства был заключен брак — серьезное испытание для героя, которого интересует лишь короткий миг ранней влюбленности. Может ли он измениться? Третий сезон изящно разбирается с проблемой.

Ради общего сына Генри (мать и бабушка иногда называют его Форти, путая с погибшим братом-близнецом Лав) пара отправляется к семейной психотерапевтке, сеансы с которой открывают для Джо то, что обычно и открывается с подобным опытом: мы многое узнаем об истоках его патологического поведения; некоторые его ментальные блоки разбиваются; некоторые вещи, которые казались невозможными и непостижимыми, даются неожиданно легко. Те самые «а-то-так-можно-было» моменты вызывают у Джо воодушевление, и однажды он даже отваживается на попытку социализации в пригороде, куда переезжает семья: компания соседей приглашает его в поход, целью которого является пробуждение мужского или даже животного начала (трагическая ирония, веселящая зрителя: никто из товарищей не подозревает, до какой степени их скромный сосед сам по себе является зверем). Вместе с обитателями пригорода в сериал проникает сатира на высший средний класс, на образ жизни определенной прослойки американского общества, отдельность от которой остро ощущает Джо, подкупающий зрителя своей пугающей нормальностью на фоне помешанных на диетах и постинге соседей.

Но, как мы понимаем вместе  Джо ближе к концу третьего сезона, желание измениться, попытка измениться (частично через силу — ради безопасности ребенка, частично добровольно, потому что надо же с собой что-то делать) не всегда означает возможность измениться. Центральным литературным референсом третьего сезона становится чеховское ружье, до поры до времени висящее на стене пригородного особняка — неизменность деструктивных импульсов Голдберга. Пройдя через (порой успешную) попытку трансформации, герой с облегчением возвращается к тому, что у него получается лучше всего: прятать трупы, следить за новым объектом одержимости и безоглядно верить в то, что на этот раз все будет иначе (четвертый сезон уже анонсирован). 

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: