Индустрия Сериалы

Откуда взялась «Игра в кальмара» и в чём её успех?

Отвечает топ-менеджер Netflix

13 октября стало известно, что южнокорейский сериал «Игра в кальмара» стал самым популярным проектом Netflix: с момента дебюта 17 сентября 2021 года, его посмотрели в 111 млн аккаунтах. Напомним, что данные свои платформа собирает, исходя из параметра «две минуты равно просмотру».

В начале 2021 года у Netflix был другой чемпион, костюмная драма «Бриджертоны», чья аудитория за 28 дней составила 82 млн домохозяйств. Что же касается «Игры в кальмара», то сериал возглавлял десятки самых популярных проектов платформы в 94-х странах и стал первым южнокорейским сериалом, возглавившим десятку в США.

В южнокорейские сериалы и фильмы платформа начала вкладываться в 2015 году. Однако «Игра в кальмара» превзошла все самые смелые ожидания Мин-ён Ким, вице-президентки по контенту азиатского отделения Netflix.

Девятисерийная «Игра в кальмара» — социальный комментарий на тему закредитованности южнокорейского населения. Он упакован в максимально интересную глазу обёртку в стиле «Королевской битвы», но его идея всё же находится на поверхности. Несколько сотен обанкротившихся корейцев, собранных со всей страны, принимают участие в состязаниях, напоминающих классические детские дворовые игры. Победитель получит огромную сумму денег, тогда как проигравшие выбывают, получив пулю в лоб. Зритель следит за несколькими персонажами, часть из которых участвует в игре, часть — в организации и, наконец, ещё один участник сериала, полицейский, проникший на игровую площадку в поисках своего брата, когда-то рискнувшего сыграть.

Сценарист и режиссёр сериала Хван Дон-хёк стал известен благодаря фильму «Суровое испытание» (2011). В нём учитель из Сеула переводится в школу для глухих детей, расположенную в небольшом городе. Он постепенно становится свидетелем сексуализированного насилия учеников со стороны преподавательского состава. В основе сюжета была реальная история школы Кванджу Инхва: в 2005 году прошло расследование, установившее несколько случаев изнасилования глухонемых учеников преподавателями, имевшими место с 2000 по 2003 год. На фоне общественного протеста школа была закрыта в 2011-м. При этом сам фильм Хвана не только стал популярным в прокате, но и вызвал мощную социальную активность, которая привела к изменениям в судебной системе Южной Кореи — был отменен срок давности по сексуализированным преступлениям против несовершеннолетних и людей с ограниченными возможностями.

В конце этого материала можно будет ознакомиться с планами авторов на второй сезон, но это уже связано со спойлерами. Пока же обратимся к вышеупомянутой Мин-ён Ким, которая поговорила с THR и рассказала о некоторых особенностях проекта.

Ким присоединилась к Netflix в 2016-м, став одной из первых сотрудников в отделении азиатского контента. Поначалу она отвечала только за Южную Корею, работала в небольшом офисе компании в Сеуле, и пыталась убедить местную индустрию начать сотрудничать с американским стримингом. Спустя пять лет, южнокорейский сериал становится номером один в 94-х странах мира, а разросшийся департамент по контенту Азии и Тихоокеанскому региону, который теперь возглавляет Ким, тратит на корейский контент полмиллиарда долларов в год.

Аналитики отмечают, что с приходом на рынок таких конкурентов как Disney+, HBO Max и Apple TV+, продвижение Netflix в корейском контенте стало одним из ключевых стратегических решений. На сегодняшний день Ким отвечает за такие рынки, как Южная Корея, Япония, Тайвань, Австралия/Новая Зеландия и юго-восточная Азия. В этом политика Netflix отличается от большинства соперников: те пока не особо стремятся вкладываться в зарубежные проекты.

«Причина, по которой „Игра в кальмара“ имеет такое большое значение для нас внутри компании, заключается в том, что сериал прекрасно подтверждает правильность выбранной нами международной стратегии, — говорит Ким. — Мы всегда считали, что за рубежом лучше всего будут смотреть максимально аутентичные локально проекты, поэтому сериал, посвященный исключительно корейским играм и персонажам, стал популярен не только на родине, но и во всём мире».

Ким признаётся, что сериал стал для неё своего рода поучительным моментом, поскольку трудно ожидать того, что ты раньше не испытывала. «Нечто подобное всегда было нашей целью, но я никогда не думала, что сериал на корейском языке про детские корейские игры будет нашим сериалом номер один в мире. Вообще корейский контент у нас пользуется популярностью, и когда сериал вышел, мы решили — ну вот, очередной удачный проект, хорошо-то как. У нас были „Царство“, Sweet Home и прочие сериалы, которые отлично себя зарекомендовали. Но потом я начала получать сообщения от коллег со всего мира от Лос-Анджелеса до Лондона о том, как им понравился сериал. Я подумала, надо же, как им понравилось — даже письма написали. Но с другой стороны, это же наша работа, следить за нашими сериалами? А потом стало появляться всё больше и больше постов в Instagram и TikTok. За месяц количество подписчиков в инсте актрисы Чон Хо-ён поднялось с 400 000 до 14 миллионов. И даже вся моя лента в LinkedIn обсуждала „Игру в кальмара“, а такое бывает очень редко».

Вот основные причины успеха сериала по мнению Мин-ён Ким.

  • Глобально привлекательный жанр. Режиссёр поставил задачу максимально снизить входной барьер в сериал, так что если вы не знакомы с корейскими детскими играми, вы всё равно получите от них удовольствие. Много внимания было уделено простоте игр, что и стало залогом международного успеха.
  • Визуальные элементы и эстетика были хорошо продуманы, чтобы стать привлекательными для зрителя. Контент, способный вызвать обсуждение, имеет больше шансов стать популярным. «Игра в кальмара» буквально напичкана мемными образами, которые продолжают подпитывать зрительскую креативность.
  • Комментарий на тему социальной несправедливости в центре сюжета. Классовое разделение и финансовое неравенство, а также гендерные проблемы знакомы во всём мире, не будучи исключительно корейскими.

Что касается жанра «Игры в кальмара», то здесь зрители чётко уловили вайбы «Королевской битвы» и «Голодных игр» — их же упоминает Ким. «Триллеры на выживание любит весь мир, но разница в том, что в этих фильмах герои молодые, а у нас они сильно постарше. Но каждый персонаж при этом личность с сильной историей. Мне кажется, мы любим YA (Young Adult, контент для подростков. — Прим. ред.) за эмоциональную открытость и честность персонажей. Они, как правило, придерживаются своих мыслей и чувств, не очень сложные и показывают себя, как есть. В „Игре в кальмара“, которая хоть и не предназначена для подростков, каждый герой показывает свою суть, будь то неприятные или трогательные моменты».

Наконец, ещё один важный фактор, о котором упоминает журналист THR: сериал отлично поглощается в один присест благодаря своей структуре — зритель как будто следит за видеоигрой. При этом дизайн декораций, костюмов, яркие цвета и забавная музыка резко контрастируют с ужасом, происходящим на экране. Эти элементы принесли популярность сериалу в Южной Корее.

Сама игра в кальмара сейчас плохо известна в Южной Корее. Ким считала, что молодое поколение не поймёт отсылку к игре, а потому сериал поначалу назывался «Шестой раунд». Это более безопасное, как говорится, «дженерик» название, которое также намекает на его игровую природу. Но режиссёр Хван Дон-хёк смог убедить руководство вернуться к кальмару в названии, поскольку эта игра и есть суть сериала.

«Игра в кальмара» поначалу разрабатывалась как полнометражный фильм и в таком виде заявка поступила на Netflix. Ким решила, что двухчасовой формат не лучший способ для этой истории; слишком много сюжетных линий пришлось бы опустить. Хван написал историю 10 лет назад, и за это время мир успел измениться. Сценарий подкорректировали с учётом современных реалий и расширили до девяти эпизодов. В плане бюджета «Игра в кальмара» стала одним из самых амбициозных сериалов в Южной Корее; пришлось выстроить все декорации с нуля, поскольку режиссёр добивался аутентичности.

Отчасти «Игру в кальмара» можно рассматривать как заявку Netflix на вход в мир видеоигр, о чём стало известно в 2021 году. Сериал может стать отличной интеллектуальной собственностью, вокруг которой можно будет развернуть целую вселенную — и в том числе создать видеоигру.

Но что ждёт зрителя дальше, во втором сезоне?

Финал «Игры в кальмара» показывает, как победивший во всех раундах Сон Ки-хун отдаёт все свои деньги на благотворительность и отправляется в Штаты к своей дочери. Однако, увидев по пути, как продолжается вербовка участников игры, он разворачивается и решительно направляется обратно. Режиссёр объясняет финал: «Таким образом мне хотелось передать мысль, что не стоит идти на поводу у соревновательного потока общества, а вместо этого лучше задуматься, кто создал эту систему и есть ли у вас возможность развернуться и посмотреть ему в лицо. Не факт, что Ки-хун решил отомстить. Можно интерпретировать его жест как осознание того, что происходит на самом деле».

В сериале остались незавершенные истории — прежде всего, линия полицейского и его брата, ставшего ведущим игры. Хван говорит, что хотел бы развить и исследовать эту сюжетную линию. «Я мог бы перейти к истории рекрутёра, парня в костюме, который играет в первой серии с Ки-хуном и даёт ему визитку. И конечно же, можно продолжить историю Ки-хуна, который хочет поквитаться с организаторами игры. Возможностей для продолжения много».

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.

%d такие блоггеры, как: