Site icon kimkibabaduk

Maid на Netflix: трагикомедия о бедности, насилии, клининге и мечте

Кино про молодую женщину, не желающую терпеть эмоциональное насилие со стороны мужа и уходящую с ребенком в никуда, в нищету, в профессию уборщицы, но кино, которое оказывается остроумным, грустным, совсем не спекулятивным и точно не унылым?

Сериал Maid на Netflix основан на автобиографической книге американской писательницы Стефани Лэнд «Уборщица. История матери-одиночки, вырвавшейся из нищеты» (она переведена на русский, ее можно скачать, например, вот здесь). Для сериала некоторые детали книги были изменены, но Лэнд написала в инстаграме, что к ее материалу и к ней самой создатели сериала отнеслись максимально бережно. 

Подобный материал — настоящий подарок для сериальных драматургов, ведь перемещение уборщицы из дома в дом позволяет зрителю открывать новые миры (в одной из своих ранних публикаций Лэнд признавалась: да,мы с удовольствием шпионим за клиентами, а как еще развлекать себя?). Каждая серия Maid похожа на прохождение квеста, на экране мелькает счетчик потраченных и заработанных денег, ситуации часто бывают комическими, а флэшбеки, короткими очередями разрывающие ткань повествования, позволяет подглядывать за мыслями героини. Важно и то, что именно литература, желание писать, писать о себе и выражать себя через письмо оказывается способом пережить тяжелый период и выбраться из тупика, даже когда на письмо после изматывающего рабочего дня остаются мгновения (тут можно еще раз напомнить о «Ране» Оксаны Васякиной — прорывном русскоязычном автофикшене о женской бедности и о потребности писать). 

Играющая главную роль Маргарет Куэлли (в которой с трудом можно узнать девочку-хиппи из «Однажды в… Голливуде») создает героиню одновременно уязвимую и стойкую, наполненную внутренним светом, как будто замирающую в недоумении, когда окружающие несправедливы к ней или по своим причинам ставят под удар всю хрупкую конструкцию ее жизни. Ее партнер, отец ее дочери (Ник Робинсон, повзрослевший Саймон из «С любовью, Саймон»), — узнаваемый тип абьюзера: очень обаятельный, очень слабый, ранимый, эгоистичный и агрессивный одновременно. Оба они пытаются вырваться из семейных паттернов, и каждый обречен повторять путь собственных родителей: он пьет, как его мать, она бежит с ребенком от агрессии партнера, как бежала ее; но мотивация вырываться у нее оказывается сильнее. Мать героини, свободную художницу, «хроническую жертву домашнего насилия», находящуюся в отрицании, играет реальная мать Куэлли — Энди Макдауэлл, и эта деталь придает еще большей достоверности всему сходству и несходству между двумя поколениями женщин в одной семье. 

Российского зрителя этот увлекательный забег наперегонки с бедностью неизбежно заставит задуматься об отношении государства и общества к домашнему насилию и к матерям в уязвимом положении. Хотя США вряд ли можно назвать социальным государством, а процесс получения разного рода пособий показан в сериале, как очень сложный и часто абсурдный, невозможно не обратить внимание на то, что эти пособия все же существуют, а женщина, переживающая физическое или эмоциональное насилие, всегда может укрыться в шелтере, где ей предоставят жилье, еду, охрану и даже отведут в магазин с бесплатной одеждой, чтобы она могла вернуть себе базовое человеческое достоинство. Проблема героини во многом в том, что штат Вашингтон неохотно признает эмоциональное насилие формой домашнего насилия (не предъявив синяков, она не может получить полную опеку над дочерью; партнер всего лишь бил посуду об стену рядом с ее головой). Но мы видим на экране очевидно существующую, пусть и со скрипом, систему поддержки женщин (пусть и не у каждой хватает внутренних сил пройти весь путь к свободе до конца). При просмотре Maid в очередной раз становится очевидно, что за непризнанием российским государством проблемы домашнего насилия стоит чисто прагматичное решение — не тратить бюджетные средства на всю систему помощи (которая включает в себя не только шелтеры и дотации, но и обучение разного рода персонала, начиная от полицейских), оставить людей (женщин и детей) наедине со своими проблемами. Между тем, даже на примере Maid (скорее развлекательного, чем остросоциального шоу) хорошо видно, как нерешенная проблема домашнего насилия продлевается в следующие поколения, бесконечно воспроизводя травматиков и становясь в конечном итоге проблемой, источником неблагополучия для всего общества. 

Случай Лэнд и ее героини кажется скорее исключением, пусть и очень вдохновляющим — если хочется увидеть подобную историю с хэппи-эндом, то обязательно посмотрите Maid.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
Exit mobile version