Site icon kimkibabaduk

В кинобизнесе революция: Скотт Стюбер из Netflix и будущее фильмов

Журнал Variety опубликовал большой текст о главе кинодепартамента Netflix Скотте Стюбере. «Киношеф Netflix переосмысливает понятие студийного лидера в эпоху стриминга», — гласит текст на обложке. Пройти мимо было невозможно. Однако стоит знать, что материал появился относительно недавно после отчета Netflix о потере около 400 тысяч подписчиков — эти новости сильно сбили настрой компании и прогнозы по добавлению подписчиков. Так что текст о Стюбере стоит воспринимать как своего рода кризисный менеджмент.

Скотт Стюбер получил степень по киноискусству в университете Аризоны, после чего работал ассистентом по паблисити легендарного Льюиса Вассермана, главы Universal, который, как писали все в том же Variety, «изменил практически каждый аспект шоу-бизнеса». В начале нулевых Стюбер занимал должность президента по производству на Universal, разделяя ее с Мэри Пэрент, а в 2004-м был назначен вице-председателем отдела международного производства студии. Он продюсировал ряд картин, став главой собственной кинокомпании («Человек-волк», «Развод по-американски», «Третий лишний»), а в марте 2017-го возглавил подразделение Netflix по работе с оригинальным киноконтентом.

Стюбер мог и отказать Теду Сарандосу и Риду Хастингсу: его звали на пост президента студии Paramount. Но продюсер выбрал предложение Netflix — перспектива создавать новую студию, да ещё и с платформой, готовой раскошеливаться на контент, было уж больно привлекательным. Что же до Paramount, то положение студии внезапно было подорвано, когда их фильмы начали частично финансировать китайские компании. Для индустрии это был сигнал о неспособности Paramount самостоятельно финансировать крупные проекты.

Когда же Стюбер начал работать с Netflix, он встретил сопротивление со стороны творческого сообщества, привыкшего к тому, что спродюсированные им фильмы смотрят на большом экране. Многие звезды говорили ему прямо: «Мы не будем с тобой работать». Мол, ты классный чувак, Скотт, можем поужинать, но сниматься в твоих новых фильмах — ни за что. «Для тех из нас, кто вырос в этом бизнесе, Netflix отличался от других студий», — комментирует это Стюбер.

Скотт Стюбер на обложке Variety

Впрочем, изменения в природе происходят год от года, и меньше чем за пятилетку Netflix полностью изменил способы создания, дистрибуции и потребления контента — пожалуй, больше любой другой студии в Голливуде в истории кинобизнеса. Именно Стюберу пришлось заниматься убеждением кинематографистов променять право хвастаться кассовыми сборами на удовольствие от появление фильма в лучшей десятке Netflix.

В июне 2021-го Голливуд выпал в осадок, когда компания Стивена Спилберга Amblin Entertainment заключила многолетний контракт на производство фильмов для Netflix. Всего два года назад режиссёр был настроен категорически против номинаций на «Оскар» картин, снятых для стриминг-платформ, мотивируя это тем, что это то же самое, что и обычные телевизионные релизы, соответствующего качества. Соглашение Amblin и Netflix — знак того, что старая гвардия наконец-то осознала реалии меняющегося бизнеса и вынуждена приспосабливаться к изменяющимся привычкам зрителей.

Netflix успел также извлечь выгоду, став первой глобальной стриминг-платформой до того, как в этот бизнес рванули все остальные. Пандемия, как ни странно, тоже сыграла компании на руку, пошатнув привычную кинопрокатную стратегию выпуска фильмов. Многие сторонники кинематографа продолжают отрицать очевидное: мы живём в развлекательном ландшафте, созданном Netflix и непосредственно Скоттом Стюбером. В нём медиа-конгломераты и технологические гиганты сосредоточены на создании лучших подписных стриминг-сервисов и тратят огромные суммы денег на создание максимально востребованного контента, доступного зрителям дома.

Со-председатель одного из крупнейших голливудских агентств CAA Брайан Лурд комментирует случившееся: «Разговоры о том, как технологии изменят ситуацию, и всё будет по-другому, велись долгие годы, но считалось, что на это потребуется ещё три-четыре года. Но всё произошло одновременно. COVID во многом ускорил процесс и заставил кинематографистов отступить и понять, что изменений не будет. Так и случилось».

Приступив к работе в Netflix, Стюбер получил в свое распоряжение лишь эскиз студии, и постепенно превратил ее в центр силы глобальной дистрибуции. За год до его прихода, компания выпустила 21 фильм, а самым известным был «Безродные звери» (Beasts of No Nation) с Идрисом Эльбой. Ноль номинаций на «Оскар». В 2021-м Netflix выпускает более 70 полнометражных фильмов, то есть один новый проект каждую неделю. Критики считают, что количество не всегда равно качеству. И всё же Netflix опередил все остальные студии по количеству номинаций на «Оскар» как в 2020-м, так и в 2021-м. Впрочем, приз киноакадемии в категории «Лучший фильм» ещё впереди.

Среди режиссёров, которых привлек сервис, такие знаменитости, как Мартин Скорсезе, Спайк Ли и Джейн Кэмпион. В прошлом году Стюбер убедил режиссёра франшизы «Ночь в музее» Шона Леви подписать контракт с сервисом, вместо возобновления своего договора с Fox. Тут можно заметить, что как раз Стюбер дал Леви путёвку в режиссуру, назначив его постановщиком комедии «Большой толстый лгун» (Big Fat Liar) на студии Universal. Сейчас, когда Fox поглощена Disney, Леви, как и многие его коллеги, перешедшие на Netflix, скорее всего, испытывают целую бурю эмоций. По словам Леви, достижение Стюбера в том, что он разнообразит продукцию и запускает, как многобюджетные фильмы, так и недорогие драмы, боевики, комедии, а также независимое кино.

Получив должность в Netflix, Стюбер столкнулся с главной проблемой стриминга: отсутствием собственной библиотеки. «Мне было важно определить нашу компанию, и сделать это можно было лишь в сотрудничестве с отличными режиссёрами. Оригинальное повествование было нашей суперсилой». При Стюбере Netflix пустился в авантюру с артхаусом. Первым крупным проектом стала покупка чёрно-белой драмы Альфонсо Куарона «Рома». Сейчас Netflix финансирует новую картину Паоло Соррентино «Десница господа». Параллельно налажен выпуск блокбастеров вроде «Тайлера Рейка» (Extraction) с Крисом Хемсвортом, «Старой гвардии» (The Old Guard) с Шарлиз Терон и «Тем больнее падать» (The Harder They Fall) с Идрисом Эльбой и Реджиной Кинг. Вместо того, чтобы, как студии-мейджоры, делать упор на узнаваемую интеллектуальную собственность (вроде экранизации комиксов), Netflix предпочитает привлекать настоящих звёзд режиссуры и топовых актёров, считая, что они сами по себе способны привлечь глобальную аудиторию.

Так, 12 ноября выходит боевик «Красное уведомление» (Red Notice) с участием Дуэйна Джонсона, Галь Гадот и Райана Рейнольдса. Бюджет фильма находится в районе 200 млн долларов, а по словам Стюбера стриминг надеется привлечь к его просмотру более 70 миллионов зрителей. От фильмов артхаусного сектора ожидания другие. Здесь требуется снять кино, способное путешествовать по кинофестивалям, постепенно набирая вес к наградному сезону и попутно привлекая аудиторию.

Сейчас, когда мэйджоры уже не отдают режиссёрам права на финальный монтаж, Netflix старается поддерживать авторское видение. Выходит по-разному. Возможно, Мартину Скорсезе не помешало бы изменить подход к дорогостоящему «Ирландцу», и его шансы на «Оскар» могли сильно возрасти. Но свобода творчества сейчас на вес золота, и режиссёры идут к Стюберу, чтобы тот дал им осуществить задуманное. Халле Берри продала Netflix свой режиссёрский дебют «В синяках» (Bruised), потому что сервис дал её карт-бланш на пост-продакшене. «Скотт дал мне все инструменты, необходимые для завершения фильма, — говорит Берри. — Он предложил поддержку, которую я искала. Он сказал: вот средства, чтобы завершить твой фильм, как ты задумывала. Не уверена, что кто-то ещё поступил бы так же».

Небольшое отступление. Когда-то на студии Warner начальником киноподразделения работал Джефф Робинов, хорошо знавший работу кинематографистов. Он запустил карьеру Кристофера Нолана, помог тогда ещё братьям Вачовски, но подвижки в руководстве студии (бывшего телепродюсера Барри Майера в качестве CEO Warner Bros. Entertainment сменил бизнесмен Кевин Цудзихара) в итоге привели к сложным временам мэйджора и разладу отношений с режиссёрами-звёздами. Похоже, Рид Хастингс усвоил этот урок, отдавая пост главы кинодепартамента Netflix человеку, разбирающемуся в кино. Бизнес — бизнесом, но ещё важнее разбираться в своём деле. Знания Стюбера о съемочном процессе, полученные за годы работы продюсером, делают его очень ценным союзником для таких режиссёров, как Халле Берри. И благодаря ему же Ной Баумбак, снявший оскароносную «Брачную историю», недавно подписал с Netflix многолетний контракт.

Сейчас Баумбак снимает экранизацию романа Дона ДеЛилло «Белый шум» (конечно для Netflix). Он делится своим мнением о Стюбере с площадки: «Скотт — человек своего слова. Работать с ним одно удовольствие. Он помогает тебе получить все, что нужно, в творческом плане, а также даёт понять перспективу студии. Он еще и продюсер, поэтому понимает всё с точки зрения кинопроизводства».

Стюбер хочет, чтобы Netflix и дальше финансировал авторские проекты вроде фильма Берри. Сейчас, правда, будет труднее: компания столкнулась с массой новых проблем. За последние два года Disney Apple, WarnerMedia, ViacomCBS, Comcast и прочие запустили свои сервисы, пусть и с переменным успехом. Раньше у платформы была символическая оппозиция в виде Hulu и Amazon, а теперь Netflix приходится учитывать конкуренцию со стороны Disney+, HBO Max, Paramount Plus, Peacock и других платформ. Hulu, принадлежащая Disney, озаботилась собственным контентом, а Amazon выкупил студию MGM. Гонка за зрителем становится всё жестче: согласно исследованиям, они готовы платить максимум за два-три сервиса, поэтому Netflix нужно постоянно снимать привлекательные для подписчиков проекты. После года бурного роста, связанного с пандемией, Netflix замедляется — сказывается отток зрителей к конкурентам.

Как продюсер, Скотт Стюбер прекрасно понимает, как сложно сейчас снять оригинальный и зрелищный фильм без участия супергероя. Но стриминг, с его плодородной и нетронутой почвой, предоставил поле возможностей. «В кинобизнесе происходит революция, — говорит он. — Всем, кто любит кино, необходимо работать над тем, чтобы все изменения вылились в максимально лучшую форму». У Стюбера на Netflix полное право на запуск проектов. Услышав интересный питч, он может отправить фильм в производство, без необходимости согласовать всё с комитетом из маркетологов, финансистов и даже без начальства Netflix.

Сервис был очень успешен в сериальном бизнесе, но покорять кинематограф было сложнее. Тед Сарандос понимал, что одних денег недостаточно, нужен был знающий человек, которы приведёт знаменитых режиссёров. Пока Netflix тратил огромные деньги на лицензионный контент от Disney, Warner или Sony, компания понимала, что однажды все эти студии превратятся в конкурентов, и заберут свой контент. Нужно было наращивать собственное кинопроизводство, иначе был риск оставить зрителя с пустым каталогом.

«Мы давно говорили, что таково будущее развлекательного бизнеса. И не будь это правдой, никто не продавал бы нам свои фильмы и сериалы», — говорит Сарандос. В виде Стюбера он нашел своего представителя в творческом сообществе: скромного киномана и семьянина, который за десятилетия в индустрии перезнакомился со множеством топовых кинематографистов. Это он принял решение купить «Рому», посмотрев 12-минутный отрывок, и дал «зелёный свет» «Ирландцу», от которого из-за дороговизны производства отказывались все голливудские студии. Оба фильма стали крупными игроками наградного сезона и даже получили по 10 номинаций на премию «Оскар».

Когда в мире началась пандемия коронавируса, модель Netflix внезапно перестала казаться радикальной. Поскольку кинотеатры закрывались или работали с ограничениями, такие студийные хиты как «Чудо-Женщина 1984» и «Чёрная вдова» были доступны одновременно кинозрителям и подписчикам HBO Max и Disney+ соответственно. Кинотеатральное окно (время от начала проката фильма в кинотеатрах до появления в цифровом виде для домашнего просмотра) сократилось с 90 дней до 45, и на этом изменения не закончатся, поскольку компании ищут способы расширения своих стриминговых предложений. Когда Netflix решил дать «Ирландцу» эксклюзивный кинопрокат на протяжении четырех недель, крупные сети отказались его показывать. Сейчас окно в месяц уже выглядит чуть ли не снисхождением.

На кинопрокатной составляющей настаивал Стюбер — для него это было приоритетом в показе фильмов. Столкнувшись со скептицизмом со стороны руководства платформы, он продолжил настаивать на необходимости кинопроката. В результате старания Стюбера окупились. (См. количество номинаций на «Оскар».)

Этой осенью, если позволит пандемия, Netflix продолжит показ эксклюзивных кинопрокатных новинок сроком от одной до четырех недель. Среди фильмов, которые увидят в американских (да и не только) кинотеатрах — «В синяках», «Десница господа» и «Не смотри вверх» с Леонардо Дикаприо, Кейт Бланшетт и Тимоти Шаламе. «Главное — что лучше для фильма, — комментирует Стюбер. — Мы считаем важным предложить зрителям выбор. Кто-то хочет смотреть кино на большом экране, а кто-то — дома. Не существует универсального решения на все случаи жизни».

Инсайдеры Netflix и Amblin говорят, что между стримингом и компанией Спилберга была чрезмерно высокая напряженность. Но после того как платформа приобрела драму Аарона Соркина «Суд над чикагской семёркой», которую Paramount не хотела выпускать во время пандемии, Спилберг оттаял по отношению к Netflix. Шесть номинаций на «Оскар» укрепили его новое мнение. Затем стриминг подписал Брэдли Купера на съёмки биографии Леонарда Бернстайна «Маэстро», который продюсировала Amblin. Прошлой весной начался разговор о развитии и укреплении отношений. Пресса писала, что сделка со Спилбергом состоялась в первую очередь из-за невозможности режиссёра найти студию для столь любимых в последнее время исторических драм. Но Стюбер надеется, что Спилберг найдёт возможность снять и нечто более коммерческое. Надеется — потому, что по контракту у Спилберга нет необходимости самостоятельно снимать будущие совместные проекты с Netflix.

Сделка с Amblin вселяет в Стюбера надежду, что он сможет заманить на Netflix одного из главных противников стриминг-сервисов Кристофера Нолана. Сейчас, когда Нолан разочаровался в стратегии студии Warner, выпускающей кино одновременно на HBO Max и в кинотеатрах, самое подходящее время предложить режиссёру свою поддержку. Variety утверждает, что у Стюбера и Нолана было несколько встреч на эту тему. «Если и когда он придумает новый фильм, речь идёт о том, сможем ли мы стать для него новым домом, и что нам необходимо для этого сделать, — говорит Скотт. — Он невероятный режиссёр. Я сделаю всё возможное. Как я понял, в этом бизнесе ваше эго должно находиться на нуле. Меня бьют, я падаю, но снова поднимаюсь».

Что касается кино, у Netflix очень неровный каталог. Да, у компании есть несколько фильмов, прославившихся в наградной сезон, но снимать долгоиграющие хиты пока не получается. Возможно, дело в самой сути стриминга и огромном, постоянно расширяющемся океане контента, который пополняется с ужасающей скоростью, чтобы заполнить чрево пользовательской базы, но многие оригинальные фильмы, снятые для стримингов, не могут захватить огромное количество зрителей. Несколько десятков лет назад «Титаник» или «Парк Юрского периода» становились социальными тотемами, доминируя в разговорах офисных работников, на вечеринках, требуя постоянного притока зрителей в кинотеатры — иначе узнать причину восторга коллег и друзей было невозможно. У фильмов Netflix вроде «Правосудия Спенсера» или «Полночное небо» могут быть свои сторонники, но до культового статуса им далеко.

Стюбер не спорит. «Нам надо быть более последовательными и снимать более культурно актуальные фильмы, кино, которое отражает zeitgeist. Мы знаем, что зрители смотрят такие картины, но хочется, чтобы они также начали обсуждать их с друзьями и коллегами. У нас такое иногда получается, как со „Старой гвардией“, но не всегда».

Всё это изменится только тогда, когда компания начнёт чаще сообщать о показателях просмотров, считает Скотт Стюбер. Стриминговая революция может и демократизировала зрительские привычки, предоставив потребителям смотреть фильмы когда угодно и на любом устройстве. Однако корпоративной прозрачностью здесь и не пахнет, как минимум когда дело доходит до разглашения рейтингов или других данных о просмотрах тех или иных проектов.

Netflix начал весьма неохотно раскрывать информацию. Теперь в каждой стране есть десятка самых популярных тайтлов, а инвесторы получают данные о просмотрах некоторых крупных проектов вроде «Энолы Холмс» или «Тайлера Рейка». О фильмах, которые показали себя неудачно, никакой конкретики нет, но это может измениться: по словам инсайдеров компания рассматривает возможность раскрытия информации о просмотрах проектов в разные временные промежутки в течение года. Стюбер пока не разглашает подробностей, но кинематографисты требуют от него прозрачности. «Всем режиссёрам хочется быть номером первым, а мы понимаем, каково быть номером пять, и пользуемся этой мотивацией, чтобы снова стать номером один».

Часть привлекательности в должности на Netflix заключалась в том, что Стюбер получил шанс построить с нуля студию. Будучи специалистом, он воспроизвёл некоторые сложившиеся элементы студийной системы. У компаний вроде Universal или Sony есть внутренние бренды Focus и TriStar соответственно, которые помогают разрабатывать разнообразные типы фильмов — от артхаусных драм до жанрового кино. Netflix сделал нечто похожее. В середине июля 2021-го он создал команду для продюсирования более коммерческих фильмов (как, например, триллер «Серый человек» с Райаном Гослингом и Крисом Эвансом или приключенческий фильм Шона Леви «Проект Адам»), в которую входят продюсеры Кира Голдберг, Ори Мармур и Тендо Нагенда. Есть также группа разработки независимого кино и документальных фильмов, которую возглавляет Лиза Нишимура, а также международный отдел под руководством Дэвида Коссе и группа анимации во главе с Мелиссой Кобб.

Трейлер спин-оффа «Армии мертвецов»

И хотя Netflix разрабатывает собственные проекты с известными режиссёрами, ничто не мешает ему покупать готовые франшизы — как это было недавно с правами на вторую и третью части детектива Райана Джонсона «Достать ножи» (стриминг заплатил за них 450 млн долларов). Как и мейджоры, Netflix не гнушается работать над сиквелами популярных проектов — запущены в работу продолжения «Тайлера Рейка» и «Старой гвардии», а на днях выходит третий фильм серии «Будка для поцелуев». Вскоре Уилл Смит и Джоэл Эджертон вернутся в сиквеле «Яркого» (сценарий будет вот-вот готов), а Зак Снайдер начал строить свою вселенную вокруг «Армии мертвецов» со спин-оффами и аниме-сериалами. Увы, продолжения не дождется фильм Майкла Бэя «Призрачная шестёрка» который Стюбер считает своего рода разочарованием. «У нас не было ощущения, что мы подошли к этому проекту творчески, — признаётся он. — Это был довольно популярный фильм, но в конце концов нам показалось, что мы сделали недостаточно для того, чтобы оправдать возвращение. Мир не очень-то полюбил этих персонажей».

Когда Netflix делал первые шаги в кинопроизводстве, стриминг использовал данные, полученные от пользователей. Их зрительские привычки стали своеобразным преимуществом платформы, позволяющим подбирать проекты под ту или иную нишу подписчиков. Стюбер говорит, что смотрит на эту информацию, прежде чем принимать решения, но на алгоритмы особо не полагается. «Главное — интуиция. Все эти данные слишком переоценены. В конце концов приходится задаваться вопросами: верю ли я в это? Люблю ли? И как думаешь, это сработает?»

Exit mobile version