Индустрия Кино

Канны-2021: Как индустриальная пресса встречает фестиваль

Кровь, пот и слюна

6 июля начинает работу 74-й Каннский кинофестиваль, возвращающийся после перерыва, взятого в 2020-м из-за пандемии коронавируса. Сейчас Европа снова открывается после локдаунов, но на горизонте маячит «дельта», новый штамм COVID-19, отличающийся повышенной контагиозностью. Тем не менее, Канны работают, а пресса пишет. Посмотрим, что именно.

Город пытается выжить

Deadline выпустили первый репортаж с Лазурного берега 4 июля. Нэнси Тартальоне отмечает, что погода пока не радует, но едва выходит солнце, на берег выползают отдыхающие. Закрыт на ремонт отель Carlton, JW Marriott открылся, но ещё напоминает о недавних строительных работах. Главное — полностью отсутствует реклама блокбастеров американских студий, ранее красовавшаяся на фасадах этих дорогих отелей.

«Продавец одного из магазинов на Rue d’Antibes (Центральная улица Канн. — Прим. ред.) сказал мне, что с послаблением санитарных мер бизнес оживился, — пишет Тартальоне. — Я разговаривала с несколькими людьми, и никто из них не выразил опасения о рисках, связанных с прибытием на фестиваль представителей разных стран».

Отчасти эта ситуация объясняется в недавнем тексте Variety смысл которого сводится к простому выводу: в экономическом плане Канны больше всех французских городов пострадал от пандемии. Пора восстанавливаться любыми возможными способами. Туризм составляет 50% ВВП города, ведь кто-то должен ходить в 500 ресторанов — и это точно не 75 000 жителей городка на Лазурном берегу. Один только Каннский фестиваль даёт работу 2300 жителям и приносит около 242 млн долларов городу за две недели.

Отели и рестораны Канн были закрыты с марта по май 2020-го, а затем с октября 2020-го по июнь 2021-го. Они выжили исключительно за счёт туристов из Франции и соседних стран. Отмена «Золотых львов» и MipTV в этом году заставляет жителей выжимать из кинофестиваля по максимуму. Однако приедут далеко не все. Канны-2021 примут 20 000 участников — от прессы до представителей индустрии — а это на 50% меньше, чем в обычные годы. На кинорынок приедут всего 40% делегатов.

Пришлось подключаться муниципальным ведомствам: с марта 2020-го Канны получили помощь в размере 18 млн долларов для поддержки местного бизнеса — по большей части для организации кампании по покупке товаров местных производителей, на развитие сервисов доставки и на психологическую помощь пострадавшим от коронавируса.

Канны, известные своими ценами (съем приличной квартиры обходится около 2500 евро), обычно забивал полностью свои отели, все 120. Сейчас же, к концу июня на первую неделю фестиваля было забронировано 50% номеров.

Раскачается ли независимая киноиндустрия после Канн?

На этот вопрос пытается ответить Скотт Роксборо в материале The Hollywood Reporter. Перечисляя фильмы, входящие в программу, Роксборо предполагает, что Канны вернулись в строй после года, неожиданно мощно ударившего по индустрии. Он приводит цитату Джеффри Гринстайна, президента Millennium Media: «Канны и оффлайн фестивали сейчас важны, как никогда. Нам необходимо восстановить гламур красных ковровых дорожек. В этом присущая нашему бизнесу ценность».

Канны возвращаются в совершенно непривычный для себя ландшафт. Вовсю идёт сокращение кинотеатрального окна, студии договариваются с кинотеатрами об одновременном выходе фильмов на экранах и на своих платформах в Америке, кинопрокат не то чтоб встал с колен и сборы в 100 млн долларов в США и Канаде уже кажутся настоящим достижением.

Но мало кто уже думает, что студии пойдут на откат и сократят окно. Президент IFC Films Арианна Бокко говорит: «Уже ничто не вернётся на круги своя. Нам пора это принять. Впрочем, не стоит относиться к изменениям, как к чему-то плохому». Пандемия, по её мнению, лишь ускорила неизбежное, заставив индустрию приспособиться к требованиям потребителей, изменяя стратегию релизов. «Больше нельзя относиться одинаково к прокату всех фильмов», — считает Бокко.

С ней согласен Дэвид Гарретт из компании Mister Smith Entertainment. «Студии заключили сделки со многими киносетями, а это говорит о том, что закрыть ящик Пандоры будет невозможно. Но это. Неплохая аналогия, ведь на дне этого ящика по легенде оставалась надежда. Думаю, кинопрокат ещё поживёт. Но он изменится»,

Финансовый ущерб, нанесенный пандемией кинопрокатному бизнесу, никуда не делся. 18 июня калифорнийская сеть театров Pacific Theaters Exhibition Corp., которая управляет ArcLight Cinemas, подала заявление о банкротстве по главе 7 и планирует ликвидировать свои активы, хотя некоторые кинотеатры могут быть спасены, если AMC выкупит их. Сеть инди-кинотеатров Alamo Drafthouse вышла из банкротства по главе 11 и, получив новое финансирование, 1 июня объявила о планах открыть пять новых кинотеатров.

Каннский кинорынок должен дать первое представление о состоянии кинопроката арт-мейнстрима сейчас и о его форме после окончания пандемии. Вышеупомянутый дистрибьютор IFC уже вложился в три крупных каннских проекта: «Непорочная дева» Пола Верхувена, «Париж, 13-й район» Жака Одиара и в англоязычный дебют Мии Хансен-Лёв «Остров Бергмана». Крупные и ранние закупки стали излюбленной стратегией многих независимых прокатчиков, пытающихся обойти богатые стриминг-платформы и студии в гонке за топовыми фильмами. Сотрудничество между стриминг-сервисами и традиционными дистрибьюторами возможна — мы видим это на примере фильма открытия Канн «Аннетт». Картина выйдет в США на Prime Video (сервис Amazon), тогда как во Франции мюзикл прокатывает UGC. Финансовая мощь онлайн-гигантов за последний год лишь увеличилась, что привело к появлению солидных глобальных сделок по продаже прав на недавних кинорынках. На недавнем EFM в Берлине Netflix заплатил огромную сумму в 55 млн долларов за проект Скотта Купера и Кристиана Бэйла The Pale Blue Eye.

Вице-президент по продажам и приобретениям канадской компании Mongrel Media Эндрю Фрэнк сообщает, что сэйлз-компании последнее время оходят стороной независимые кинорынки, придерживая проекты для глобальных стриминг-платформ. «Надо найти какой-то креативный подход к финансированию и включаться в проекты раньше, чтобы получать права до того, как их выкупят платформы», — говорит он.

Так что война «инди против стримингов» пока что в разгаре. Она не закончится на этом Каннском фестивале, несмотря на нелюбовь его администрации к Netflix. Есть вероятность, что по мере открытия кинотеатров старые модели финансирования фильмов окажутся устойчивее. Или же их окончательно смоет с лица Земли новыми гибридными форматами. Так что Канны-2021, по мнению THR, это год перезапуска инди-бизнеса.

Плевать на фестиваль

Теперь же к прессе. Пока рабочие раскатывают красные ковровые дорожки, журналисты буквально плюются, сдавая ПЦР-тесты на наличие заболевания. Об этом подробно рассказывает Рамин Сетудех в Variety. Он приводит пример сотрудницы американского павильона из Теннесси, которая с трудом набрала слюну на тест: в Каннах массово заставляют плеваться в пробирку, поскольку лаборатория Biogroup, нанятая фестивалем, считает, что тестирование слюны надёжнее выявляет ковид, нежели обычный забор материала из носоглотки.

Согласно французским законам, всем, кто намерен посетить некое собрание в закрытом помещении, следует быть вакцинированными или же показать отрицательный результат ПЦР-теста. Но из-за ограничений приложения, которое используется во Франции для контроля жителей страны, приезжие из стран, не входящих в ЕС (США, Канада, Великобритания, вся Азия и тд), никакого кода не получат. Поэтому им придётся каждые 48 часов сдавать ПЦР-тест, чтобы войти в фестивальный дворец. Здесь можно отметить забавный конфуз: если журналист идёт смотреть фильм в залы «Люмьер» или «Дебюсси» (самые крупные залы дворца на 2000 и 1000 человек соотвественно), а также в зал Soixantieme или в кинотеатре Cineum (находится в часе ходьбы от дворца), то тест ему не нужен. Тест придётся показать только для входа в залы Bazin и Bunuel — для входа в них необходимо зайти непосредственно в фестивальный дворец. Отношение каннской администрации к вирусу очень избирательное.

Скриншот с сайта фестиваля

На деле у этого феномена есть объяснение. Во все вышеупомянутые залы можно зайти с улицы, как в обычный кинотеатр. В кинотеатрах Франции с 30 июня больше не действуют драконовы законы, поэтому Канны обращаются с прессой как со зрителями обычных кинотеатров. Два зала-исключения расположены внутри дворца, а потому включается требование о тестировании как для любых закрытых помещений. Так себе объяснение, конечно.

Беззащитное кино

К слову об администрации. Арт-директор фестиваля Тьерри Фремо в своей пресс-конференции накануне открытия снова отбивался от назойливых вопросов о стримингах. Как пишет Variety, Фремо произнёс пылкую речь о состоянии кинопроката в 2020 году, которая сводилась к следующему: «2019 год был отличным для кино. 2020-й стал самым ужасным в истории кино. Никогда ещё во всём мире так надолго не закрывались кинотеатры. Каждый раз, когда кинотеатрам приходилось сталкиваться с новыми технологиями, будто то телевидение, видео или интернет, кино оставалось с нами. И оно защищало себя».

Триумф стримингов, по мнению Фремо, «заслуженный», но он пришёлся на то время, когда «кино не могло защитить себя», ссылаясь на пандемические локдауны во многих странах.

Фремо отметил, что некоторые платформы продолжают покупать и даже инвестировать в фильмы традиционным способом. «Amazon является сопродюсером фильма Лео Каракса, Amazon завтра вечером будет в Каннах, и Amazon также привез документальный фильм о Вэле Килмере, — сказал он. — Так что работа с платформами идёт естественным путём, как и работа с телевидением. У нас есть единственное правило: конкурсные фильмы должны выпускаться во французских кинотеатрах. Правило очень простое, но Netflix не хочет его соблюдать. Я приглашал их в конкурс, но они отказывались. Мы много общаемся и дружим. Надеюсь, однажды я их сумею переубедить».

Похвалив такие оригиналы Netflix как «Манк» и «Ирландец», Фремо отметил, что фильмы стриминга построены на плечах кинематографических гигантов. «Работа отличная. Тед Сарандос и Скотт Стубер — люди, начинавшие карьеру в кино, и очевидно, что Netflix приобрёл огромную точку опоры, привлекая людей из киноиндустрии». Одного из журналистов Фремо озадачил вопросом: «Каких режиссёров открыли стриминговые сервисы? Назовите мне хотя бы одного?» Журналист замялся, тогда как арт-директор заявил, что на результаты деятельности платформ стоит посмотреть лет через сто, когда они дойдут до сегодняшнего возраста кинематографа. «И я ничего не имею против платформ! Я хочу сказать, что миссия Каннского и других кинофестивалей в открытии новых имён. Этим мы и занимаемся. Так что сомневаюсь, будто Netflix или кто-то там ещё могут пропустить Каннский фестиваль».

Что касается других фестивалей, то по мнению Фремо, они «возможно, слишком широко открывают двери для людей, в которых мы не уверены. Мы не уверены, что их действия способствуют выживанию кино». Скорее всего, это камень в сторону фестивалей, решившихся на гибридные форматы.

74-й Каннский кинофестиваль пройдёт с 6 по 17 июля.

3 comments on “Канны-2021: Как индустриальная пресса встречает фестиваль

%d такие блоггеры, как: