Site icon kimkibabaduk

Хороший динозавр: «Лука» студии Pixar

В отличной книге Эда Катмулла «Корпорация гениев» о работе Pixar, есть цитата режиссера «В поисках Немо» и «ВАЛЛ-И» Эндрю Стэнтона о создании фильмов. Стэнтон сравнивает создание фильма с археологическими раскопками. «Вы просто копаете, но не знаете, какой именно динозавр спрятан под землёй». Сам Катмулл этому сравнению сопротивляется, считая, что во время работы над фильмом студия не открывает нечто, спрятанное под толщей земли: «Мы создаём нечто принципиально новое. Однако они уверены, что идея фильма уже существует в той или иной форме — подобно статуе Давида, созданной Микеланджело, до какого-то момента спрятанной в глыбе мрамора. Это позволяет им оставаться на верном пути и не терять надежды».

К сожалению, в последнее время Pixar откапывает одного и того же динозавра.

Этот динозавр — мужского пола, у него иногда бывает друг или брат, порой мать. Очень редко — динозавриха-подружка. «Лука» создан по привычным пиксаровским лекалам, восхищает своими красками и текстурами, убаюкивает прелестной музыкой, рассказывает bitter sweet историю, но в год, когда Sony выпускает фильм «Митчеллы против машин», «Лука» смотрится настоящим динозавром.

Вы не ошиблись, фемоптика снова портит мне просмотр фильма, как недавно испортила «Вперёд». У Pixar есть единственный проект с женщиной в качестве главной героини, мультик «Храбрая сердцем», который был очень прохладно принят в прокате. Кажется, это нанесло компании такую травму, что впредь женщины становились или сайдкиками («В поисках Немо», «Душа») или же оказывались в ансамбле («Головоломка», «Суперсемейка»). Формула Pixar остаётся незыблемой с первого полного метра. Базз и Вуди. Салли и Майк Вазовски. Молния МакКуин и Мэтр. Альфредо и Реми. Карл Фредрикссен и Расселл. Мигель и Гектор. Иен и Барли.

«Луку» снял Энрико Казаросса, дебютант в режиссёре полного метра, но не новичок в анимации, в которой он работает уже 20 лет. Фильм отчасти опирается на его собственные воспоминания: «С самого начала мне нравилось ощущение, что у этих детей может быть другая сторона, которую они вынуждены скрывать — я прошёл через подобный опыт; чувствовал себя аутсайдером в детстве, когда мы с другом были ботанами и лузерами. Где-то рядом всегда находились ребята покруче, на которых мы хотели походить. Таковы мои переживания, но мы также понимали, что это отличная призма для зрителя — каждый принесёт свой собственный опыт инаковости».

Два пацана встречаются на берегу итальянской Ривьеры — по своей природе они чудища морские, но Лука живёт с заботливой семьёй и пасёт рыб (зачем?), а Альберто когда-то покинул отец, и он выживает в одиночестве на берегу, в огромной полуразрушенной башне. Едва оказавшись на поверхности, монстрята превращаются в обычных мальчишек. Pixar уже снимает не просто аллегорию, а делает сравнение в лоб: пусть в воде ребята другие, но в обычной жизни они ничем не отличаются от других итальянских парнишек. Они хотят победить в гонке, встречают неприятного задаваку, терпят буллинг, находят подругу, учатся есть пасту и грезят о скутере Vespa, который сможет унести их куда угодно.

«Лука» — типичная coming of age история с отголосками фильмов Феллини (и вот вам фото Марчелло Мастроянни, которое хранит Альберто) и Голливуда 1950-х (не раз вы увидите в городке Портороссо афишу «Римских каникул», но при этом авторы не покажут ни одного кинотеатра). Разыгранная, как по нотам история, включает в себя обеспокоенных родителей, вредных мальчишек, грозных жителей, сурового (но справедливого) отца Джульетты, новой подруги парней, и даже типичного подозревающего кота. Ни одного неожиданного поворота здесь нет. Ни разу вас не затронет слеза — «Лука» очень беспокоится о вашем комфорте и в этом больше похож на какой-нибудь релиз Disney, чем Pixar, который всегда резал по живому, будь то детские игрушки или монстры из снов.

Западные критики уже навесили на фильм ярлык детской версии «Назови меня своим именем», да и сам Казаросса не скрывает, что на историю можно спроецировать ЛГБТК+ аллегорию. «В определённый момент Лука говорит, мол, вот он я — такой как есть. Пусть будет, что будет. И это эпизод каминг-аута. Мы постоянно говорим: „Дело не в том, чтобы все приняли их“. Кто-то примет, а кто-то нет. Суть нашего фильма в том, что герой готов открыто говорить о себе и не переживать за последствия. Это очень важный элемент взросления».

Примерно то же самое говорил нам фильм «Вперёд», где молодой эльф пытался стать таким, как отец, но не принимал себя таким, какой он есть. И… Я не знаю, сколько ещё подобных фильмов снимет нам Pixar.

В фильме ровно три женских персонажа. Мама и бабушка Луки, у которых очень мало экранного времени, и девочка Джулия, Джульетта, чья мама живёт в Генуе, а она с отцом — в Портороссо. Джулия никак не может выиграть гонку, потому что её постоянно тошнит от нервов, но сейчас, когда у неё появились два новых друга, она может собрать команду и выиграть заветный приз! Но что же делает фильм? Фильм отодвигает Джулию на роль Википедии для Луки — она объясняет мальчику устройство мира, становится его новой подругой, — и объектом ревности Альберто, чей друг Лука стал водиться с девочкой больше, чем с ним. Джулия становится предметом раздора между друзьями, но фильм этого не проговаривает, стеснительно заметая ситуацию под ковёр. Джулии также не дают выиграть гонку — победу получает Лука, потому что… Ну потому что так получается. Девочка постоянно маячит на периферии, но так и не становится полноправной героиней истории. Даже в финале, когда Джулия вместе с Лукой отправляется учиться в Геную, она растворяется в недрах вагона, а фильм снова делает акцент на заглавном герое.

Признаться, я привыкла не ассоциировать себя с героями, так что мне в детстве можно было притворяться хоть Шерлоком Холмсом, хоть Одиссеем. Но сейчас, когда мы так много говорим о влиянии анимации на детей, хочется чтобы студии не забывали о девочках. Мне было ужасно грустно смотреть «Луку», потому что я видела, настолько авторам не интересна история Джулии — даже её отец, однорукий великан, куда фактурнее, чем эта рыжая егоза. Аниматоры стараются, но сценаристы не хотят обращать на девочку внимания. Им нужно было рассказать историю двух мальчишек.

В то же самое время на Netflix недавно вышел роскошный мультфильм Sony Pictures Animation «Митчеллы против машин». В нём дисфункциональная семья справляется с целым нашествием роботов. Вся история показана глазами Кэти — девочки, обожающей кино (она постоянно снимает смешные ролики со своим псом), которая стала подростком и утратила связь с отцом. Отец, в свою очередь, никак не может это принять и пытается вернуть отношения на круги своя, как в детстве дочери. Это ужасно смешное и очень трогательное кино, в котором главной супергероиней оказывается мама, а мир можно спасти с помощью выразительного пса. Или буханки хлеба? Или всё-таки пса? Роботов оказывается легко можно сконфузить!

Митчеллы проносятся по фильму ураганом эмоций, конфликтов, инсайтов, разлук и встреч. Этот вихрь упакован в оригинальный стиль и смотрится так же здорово, как и «Человек-паук: Через вселенные». Наконец, мультик соблюдает гендерный паритет и даже показывает квирность Кэти. Признаться, вот такой фильм мне бы хотелось видеть от Pixar, а не то, что показали в «Луке».

Напоследок, было обидно за итальянцев. Создатели опять собрали кучу стереотипов. Паста, «Веспа», опера, жесты, громкие голоса, эмоциональность — «Лука» собирает бинго стереотипов. Смотрится симпатично, но при тщательном приближении расстраивает.

Да, на выходе это яркий и очень красивый летний мультик с хорошим вобщем-то посланием, но… Pixar действительно из года в год умудряются раскапывать одного и того же динозавра. Пусть и хорошего.