Индустрия Кино

Как в Германии пошутили про локдаун

И что было потом

В немецкой столице стартовало мероприятие под названием Berlinale Summer Special, вторая серия Берлинского кинофестиваля, из-за пандемии разбитого пополам и для публики начавшегося именно сейчас. Марина Латышева поехала в Берлин и обещает рассказать об этом, но сейчас нечто совершенно иное.

Моя берлинская подруга Гаянэ, когда мы с ней обсуждаем пандемию, говорит так: «Даже интересно жить в антиутопии». Она не ковиддиссидентка. И говорит прежде всего о том, что власти демократических стран оказались не готовы к такого огромного масштаба чрезвычайным обстоятельствам. Германия то открывалась, то закрывалась самым жестким образом в течении полутора лет, и люди тоже оказались не готовы — к тому, чтобы всё это время послушно соблюдать предписанное. Об одной из форм их бунта и пойдет речь. Это имеет прямое отношение к киноиндустрии, и вспомнить о случившемся хочется именно сейчас, когда страсти немного улеглись, в стране начались постпандемические послабления и жизнь возвращается в более или менее привычное русло. Но где-то с месяц, начиная с конца апреля, в Германии очень сильно пригорало. Всё что там происходило — это не только и не столько про вирус, это про политику и касается всех нас.

Итак, 22 апреля вечером в интернете случилась протестная акция с хэштегами #allesdichtmachen («закройте всё»), #niewiederaufmachen («никогда снова не открывать») и #lockdownfürimmer («локдаун навсегда»). Более полусотни человек из немецкоязычной кино- и телеиндустрии и театральной среды, в основном актёры и актрисы, выложили в сеть видео, критикующие власти за жёсткие коронавирусные ограничения, а медиа — за тотальное слияние с властью в отношении этих ограничений. Ролики были сделаны примерно по одному шаблону. Он/она находится в одиночестве в помещении, в камеру представляется своим настоящим именем, а затем исполняет заранее написанный монолог о о том, как изменилась реальность из-за антипандемических ограничений, закрытий школ, университетов, театров, магазинов, офисов, запретов на выход из дома после какого-то времени, запретов на выход за пределы определённого радиуса. Текст у каждого свой. В одном ролике призыв напугать людей ещё сильнее, в другом — закрыть вообще все места общественного функционирования человека, в третьем — предложение жить, вдыхая из одного пакета и выдыхая в другой. Везде предполагается табличка с жирной надписью ИРОНИЯ. Вот, к примеру, ролик, записанный Вики Крипс.

Не буду пересказывать все ролики, но их смысл можно свести к следующему: принимаемые властями противопандемические меры трудно объяснимы и непоследовательны; если будет больше ада, то будет совсем невыносимо, и именно потому, что не очень ясно, к чему это всё; локдаун и самоизоляцию вольготно переносить тем, у кого квартира в 150 кв м, а партнёр/партнёрша может не работать и возиться с детьми, но если ты родитель-одиночка с необходимостью зарабатывать и одновременно заниматься ребёнком, или просто одиночка, которого/которую лишили всех социальных контактов, или наоборот вас много и все вы круглосуточно находитесь на территории примерно в 40 квадратов, то это уже совсем другой коленкор. Вот страница акции, там около трёх десятков видео и текст о том, что участвовавшие понимают серьёзность положения, у них разные мнения по поводу надобности тех или иных ограничений. Но в чем они точно уверены, так это в том, что власть должна как-то взаимодействовать с обществом перед тем, как принимать очередное решение, а критика локдауна — это нормально. Раньше видео было больше, но некоторые участвовавшие в акции потом отозвали свои ролики, по причинам, о которых чуть позже. Вот тут можно посмотреть и удалённое. В википедии есть краткое описание многих видео.

В акции участвовали в основном актеры и актрисы, в том числе обладатель «Серебряного медведя» за сценарий «Крёстного пути» актёр, режиссер и сценарист Дитрих Брюггеманн, получивший «Золотую камеру» за роль в сериале «Вавилон-Берлин» Фолькер Брух и Мириам Штайн, обладательница премии немецкого телевидения, звезда сериала «Наши матери наши отцы» и кассового хита «Гёте!», подруга Бруха. А также Вики Крипс («Призрачная нить»), Кен Дукен («Бесславные ублюдки»), Хайке Макач («Реальная любовь», «Обитель зла»), обладательница актерского «Медведя» Берлинале Надя Уль («Легенды Риты», «Комплекс Баадера-Майнхоф»). И ещё одна из основательниц Немецкой киноакадемии Мерет Беккер, член совета Киноакадемии Инка Фридрих. И актер Вотан Вильке Мёринг («Операция «Валькирия», «Душевная кухня»), обладатель множества наград , одна из звёзд самого популярного немецкоязычного сериала «Место преступления». И ещё три звезды «Места преступления» — Ульрике Фолькертс, Ричи Мюллер и Мартин Брамбах. И сводный брат Брамбаха, тоже популярный актер Ян Йозеф Лиферс («Достучаться до небес»). И основатель Персидского театра и фестиваля иранского театра в Гамбурге Рамин Яздани. И снимавшийся у Вима Вендерса, Клода Шаброля и Стивена Спилберга Ханнс Цишлер. В общем, это люди известные, разных поколений, мужчины и женщины. Они не Трудовая партия Северной Кореи, не сделаны под копирку, кто-то сам писал себе тексты для роли, кому-то предлагали монологи, и они выбирали те, под которыми готовы подписаться, но с чем-то в общей подборке могли быть и не согласны.

Кстати, как потом выяснилось, в числе активистов был и Мориц Бляйбтрой, всё ещё самый известный современный немецкий актёр. Местные СМИ пишут, что он был страшно вдохновлён идеей и даже сагитировал нескольких коллег на съёмки, но сам внезапно соскочил, якобы из-за того, что его спонсор был не очень доволен этой его активностью.

Реакция последовала незамедлительно, отовсюду и была громкой и продолжительной. Их критиковали коллеги, например, Сандра Хюлллер («Тони Эрдман») и Кида Рамадан («4 квартала») — последний вообще рассказывал, что его тоже звали, но он отказался. Медиа реагировали в самых разных жанрах. От колонок и ответной иронии до серьёзных расследований. Der Tagesspiegel, Stern, RTL, Süddeutsche Zeitung, важный ресурс за цифровую свободу Netzpolitik.org написали: что акция была чётко спланирована антидемократической сетью, её задачей было расколоть общество перед выборами, склонить людей в пользу правых; что инициаторами были Дитрих Брюггеманн и Ян Йозеф Лиферс, а звезда «Вавилон-Берлин» Фолькер Брух вообще вступил в радикальное движение Querdenken; что на самом деле за всем этим стоит конкретный человек, мюнхенский бизнесмен и продюсер Бернд К. Вундер, он же Бернд Кацмарчик, экс- ковиддиссидент, ныне просто критик правительственной политики в этой сфере, но и он не финальное звено цепочки (он, кстати, не отрицает своей роли, но напирает на то, что выбранный метод критики — это «искусство»). Возмутились и представители вещателей. Политик из СДПГ и член общественного совета WRD Гаррельт Дуин даже призвал ARD прервать сотрудничество с теми актерами «Места преступления», которые отметились в акции (потом, правда, он взял свои слова обратно, ибо демократическая общественность его не поняла). А Норман Хайзе, член общественного совета RBB, считает, что все участники должны предстать перед советом и объяснить свою позицию, только потом надо будет решать, как быть.

Фолькер Брух в сериале «Вавилон-Берлин»

Обычные люди тоже реагировали бурно. Писали, что участники акции издеваются над жертвами вируса, появились видео врачей и медсестер, которые отмечали, что пожалеть стоит их, разрывающихся на работе, и их пациентов, а не этих устроивших акцию привилегированных персонажей. Кому-то даже угрожали смертью, например, актрисе Мерет Беккер (по словам ее брата). Но это было бы слишком просто, если бы всё было так просто. У #allesdichtmachen наблюдалось и большое число сторонников. Многие люди, которые последние полтора года от непонимания происходящего закипали всё сильнее, внезапно увидели и услышали то, о чём сами думали. В ответной акции с говорящим названием #danke alles dicht machen они просто хотели поблагодарить актёров и актрис за смелость. Der Tagesspiegel провел опрос читателей на тему их отношения к акции. Около 50% оценили её очень негативно или скорее негативно. Но более 30% — очень позитивно или скорее позитивно, и это солидная цифра.

Я не считаю коронавирус чем-то типа гриппа, напротив считаю его серьезной угрозой, более того, мне и сами ролики не особо нравятся. Эта история с акцией лично для меня вообще не про коронавирус. Нам в России в некотором смысле проще. Мы давно знаем, что все решения принимаются нашей властью без нашего участия и без оглядки на нас. И не то чтобы было бесполезно с этим бороться, но в большинстве своем мы сдались и очень уж близко к сердцу всё это принимаем тогда, когда это впрямую касается нас или наших близких. Европейцы, у которых власть систематически меняется и в общем и целом её можно призвать за что-нибудь к ответу, к такому не привыкли, потому переживают. Тем более немцы, потому что, не исключено, у них по причине их исторического опыта нарос какой-то особый орган, чувствительный к любой дискриминации. Авторы кампании считают, что в кризисные пандемические времена их власть принимала решение в одно рыло, без всякого участия общества, в итоге люди были дезориентированы и не понимали, что происходит. Они имеют право на такое мнение. Акцию их можно считать безвкусной или бестактной, но она позволяет сделать пару важных выводов.

Правые и ультраправые партии и движения, в частности «Альтернатива для Германии», эту акцию активно поддержали. В итоге участвовавшие в ней, не готовые к такому повороту событий, расстроились. Ну просто потому что они давно и уверенно располагаются в противоположной части политического спектра. Мириам Штайн, например, экоактивистка, Ян Йозеф Лиферс левый активист, Хайке Макач сотрудничает с Oxfam. Некоторые отозвали свои видео не только из страха, а именно по этой причине. Другие не отозвали, но тоже не желают подобных ассоциаций. «Если я сыграла на руку правым демагогам, я глубоко сожалею об этом», — написала в своем Instagram Хайке Макач.

«В нынешнем политическом спектре нет партии, от которой я был бы дальше, чем АдГ, равно далёк я от теоретиков заговора, ковиддиссидентов», — вторит ей в Twitter Ян Йозеф Лиферс. В общем, в сочувствии правым идеям всю эту компанию заподозрить трудно. Даже Бруха (Querdenken — стрёмная группа, но политически она неоднородна). Выступившие критикуют медиа за тотальную поддержку действий властей. Хотя по факту это не так. В Германии СМИ частенько скептически пишут о национальной борьбе с пандемией — о непоследовательности решений, катастрофе с вакцинацией и др и пр. Другой вопрос, что критики правительственных мер в основном попадают на страницы правых газет. У нас очень черно-белый мир сегодня, чуть шагнешь в сторону от генеральной линии, заимеешь чуть иное мнение — тебя тут же припишут к политическим противникам/цам. Тебя словно вносят в таблицу, невидимую, но с очень четкими границами столбцов и строчек, за которые не выпрыгнуть (в связи с чем желаю заявить, что не имею никакого отношения к критикам загнивающего Запада, никак не совпадаю с «Россией» или Russia Today, которые постоянно рассказывают про то, как на Западе всё погибает из-за локдауна и одновременно всюду пылают протесты). Это печально.

И вот ещё что важно. Многих наверняка действительно задело это массовое выступление известных персон ещё и из-за таблички ИРОНИЯ. Вот тут Ян Йозеф Лиферс пытается оправдать сатирическую форму, объяснить журналистам про гиперболы, про намеренные преувеличения и необходимость привлечения зрительского внимания, что ни в коем случае участники не хотели издёвки над теми, кто находится на переднем фронте войны с вирусом. И это важно — лишний раз убедиться, что смеяться над всем уже не получается, что ирония в искусстве больше не тотальный метод, применимый везде и всегда. Она имеет право на существование, но также общество имеет право воспринимать её как цинизм.

Иными словами, хватит ржать.

А про Berlinale Summer Special я еще расскажу.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.

%d такие блоггеры, как: