Кино

«Иччи» Костаса Марсаана

Зло придет

В российских кинотеатрах (для тех, кто уже сделал прививку!) выходит хоррор «Иччи» — новая совместная работа режиссера Костаса Марсаана и продюсерки Марианны Сиэгэн (их криминальная драма «Мой убийца» в 2016 году стала первым якутским фильмом, попавшим в федеральный прокат).

Хуже всего на свете я разбираюсь в хоррорах, но со слов Костаса Марсаана теперь знаю, что существа из Нижнего мира проникают в Серединный мир, созданный только для нас, через человеческую боль и страдания. «Иччи», как это часто бывает в якутском кино, начинается как вдумчивая семейная драма (старший брат с женой, маленьким сыном и большими проблемами приезжает на хутор, где живут его младший брат, мать и отец), неожиданно затрагивающая тему домашнего насилия: зло попадает в дом через страдания молодой женщины, сыгранной Мариной Васильевой («Нелюбовь», «Как меня зовут»), с которой жесток ее муж. Но и само зло коренится в семье, в родительском насилии по отношению к ребенку. Хотя в числе источников вдохновения для своей картины Марсаан называет этнохоррор Роберта Эггерса «Ведьма» (2016), первой отправной точкой для нее послужила легенда позапрошлого века о больной девочке, которую ее родители навсегда заперли в сарае, когда в семье родился здоровый сын. 

Называя себя рациональным человеком, Марсаан утверждает, что нельзя отбрасывать мистически-экстатический опыт познания, как малосущественный, хотя бы потому, что он существует — а в Республике Саха он существует, как заметная часть повседневной жизни. Именно поэтому снятые здесь хорроры, несмотря на отсылку к «Ведьме», никогда не выглядят воспроизводством голливудских западных клише: у них другой, органический источник — собственная мифология и ее глубокое проникновение в быт людей, живущих и сегодня. В фильме есть изобретательная операторская работа Леонида Никифоренко и тревожная музыка Андрея Гурьянова, но в нем почти нет моментов внезапного ужаса, характерного для традиционных хорроров, нет безопасного щекотания нервов. Но есть постепенное и безусловное подчинение зрителя логике происходящих событий, погружение в ту реальность, где существование зла, существование иных существ, и наше соприкосновение с ними невозможно подвергать сомнению. Это логика иррационального, которую ты принимаешь полностью.

В якутской мифологии иччи — гений места, хозяин пространства и вещей, и фильм Марсаана — рассказ о генезисе этого духа. Рассказ о том, как Айсен, младший сын, привязанный к своей деревне и не желающей ее покидать, проникается болью, которая пульсировала здесь много десятилетий назад, и отделяется от мира живых, чтобы переместиться в мир других существ. По мере того, как на экране сгущается ночь, которая будет длиться очень долго и принесет много страхов, ниточки, связывающие Айсена с этой реальностью будут постепенно обрываться, и уже под утро на местности появится новый иччи. Костас Марсаан уверен, что это хэппи-энд.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.

1 comment on “«Иччи» Костаса Марсаана

%d такие блоггеры, как: