Индустрия Сериалы

Россия-батюшка: «Вампиры средней полосы» как главный отечественный сериал года

Хвалить приятно

Вы спросите: зачем вам три текста про «Вампиров средней полосы»? Потому что находя что-то хорошее в отечественном кинопроме, мы так радуемся, что не можем остановиться и неделями обсуждаем этого единорога — так они редки.

Но у каждого российского стриминг-сервиса должен быть свой классный сериал. У more.tv — «Чики», у Кинопоиска — «Настя, соберись», у Kion — «Секреты семейной жизни». И тут на Start выходят многострадальные «Вампиры» и вот уже я пишу во всех соцсетях, насколько это крутое социальное высказывание и как роскошно работала художница по костюмам.

Историю вы знаете: в пилоте снимался Юрий Стоянов, потом его заменили на Михаила Ефремова, и затем, после печально известных событий, место деда Славы снова занял Стоянов. Мария Кувшинова написала о нем отличный текст, но я тоже хочу о нём поговорить.

Когда о сериале уже многое сказано и написано, остаётся ломать голову над формой нового высказывания. Так что я постараюсь выделить те аспекты, которые мне особенно понравились.

Смоленск

Да, мне известно, что сериал снимали в Серпухове, и Смоленск тут только на общих планах

Повествование в одном из древнейших городов России, да ещё и граничащим с Беларусью, своеобразном окне в Европу (прости, Питер), городе с невероятной историей — Минин и Пожарский, чума, оставившая пять человек, Великое княжество Литовское, you name it — всё говорит о том, что здесь и правда могли зародиться вампиры. Вот только в сериале с ними загвоздка: они не похожи на канонических упырей. Да, кровь, да нужна, да, вечная жизнь. Но при этом они ходят по свету, как Блэйд (в сериале даже есть омаж этому фильму — присмотресь к сцене с коляской ближе к финалу) и соблюдают пакт, когда-то заключенный с Хранителями, людьми, знающими об их существовании.

На основе этого, я считываю всю эту историю как отношения народа России и власти, но, конечно, никто не ожидает, что народ будет представлен в виде вампиров. Однако я вижу всё именно так: великие и бессмертные создания, которые живут семьёй и терпят последствия от договора с Хранителями, конечно, российский народ. Хранители — люди, работающие в администрации, отвечающие за соблюдение неких норм и законов, готовы карать по принципу «око за око», и издревле забирают вампирскую жизнь в обмен на человеческую.

Дед Слава

Юрий Стоянов в сериале «Вампиры средней полосы» (2021)

Святослав Вернидубович — воплощение российского народа. Бессмертного, но при этом находящегося под гнётом Хранителей. Он покорно сносит все издевки людей, прикидываясь беззащитным дедулей, а как мы знаем, в России пожилые — самые незащищенные люди. И самые незаметные. Он скрывается в древнейшем городе, потому что это ЕГО город, он в нём родился, и он, на самом-то деле в нём и устанавливает правила: согласие о мирном сосуществовании со слабейшими, то есть, людьми, говорит о широте его натуры, о его гуманизме (пусть и с клыками). Что интересно, он очень редко выпускает наружу истинную сущность — только для защиты семьи. А это отдельная история.

Вся семья деда Славы — люди, обращённые им в вампиров по воле случая. Француз Жан был убит в начале 19-го века, Аннушка умерла на руках у Святослава в начале 20-го. Женёк стал жертвой 21-го века. Каждый век приносит деду нового члена семьи. И только княгиня Ольга хитростью получает бессмертие от Жана. Тем не менее, она точно так же живёт в тени, будучи несколько оторванной от основного коллектива.

Анна и Иван

Екатерина Кузнецова и Михаил Гаврилов-Третьяков в сериале «Вампиры средней полосы» (2021)

Самая пронзительная линия сериала. Блондинка-детектив, своего рода железная кнопка, держащая в ежовых рукавицах полицейский участок, продолжает делать то, что умела в настоящей жизни — ловить преступников. Она невероятно одинокая, эта красивая девушка с грустными глазами, ведь прикосновение к человеку позволяет ей слышать все мысли. Сквозь монтаж мы видим, как её попытки завести отношения обламываются об токсичные мысли мужчин — и это какой-то невероятный прорыв в российском сторителлинге, привычно забивающем на женщин, делая их придатком мужских персонажей. Анна хороша сама по себе: у неё есть характер, она умна, независима, наконец, она определяется своей профессией. И в её же уста авторы вкладывают главную реплику сериала: «Я родилась здесь, я жила здесь, я умерла здесь».

Приехавший их Москвы следователь, ведёт себя как типичный токсичный мужик, но история Ивана раскрывается постепенно. Единственный ребёнок в семье, потерявший родителей в шесть лет, он пытается доказать миру собственную важность — и потому ведет себя соответственно. Он унижает Анну, когда та не отвечает на его ухаживания — как это типично! — но постепенно принимает её как равную и проникается уважением. Узнав её истинную природу, Иван уходит в отрицание — и это тоже типично, ведь мужчине зачастую трудно признать превосходство конкретной женщины. Я не снабжаю этот текст ссылками на материалы и исследования, потому что лично моя интерпретация, у вас, возможно, будет другая.

Это обреченные отношения, и мы ждём, когда Анна обратит Ивана «ментёнка» в вампира. Когда же этого не происходит, но Иван становится частью Семьи, мы понимаем, что необязательно быть вампиром, чтобы найти общий язык с ними. Потому что они гораздо человечнее любого человека в этом мире.

Жан и Ольга

Ольга Медынич и Артём Ткаченко в сериале «Вампиры средней полосы» (2021)

В Жане остаются черты стереотипного француза: любовь к женщинам, вежливость, обходительность, безупречный вкус. Он так хочет любить, но его любимая оказывается ловушкой. Или же нет? Или просто их отношения в какой-то момент перестали существовать? Мы не знаем. Графиня — язвительная и желчная, скрывает под маской ранимое сердце и влюблена в своего студента. Она преподаёт театральное мастерство (и действительно, что остаётся ей, аристократке, как не воспроизводить свои манеры на сцене?), но вместе с этим становится занозой для деда Славы — слишком независимая.

Врач Жан, которого мы часто видим со спущенными штанами, занимается любовью со всеми медсёстрами, но почему-то это не вызывает у меня желания выключить серию: я вижу, с какой теплотой герой относится ко всем своим девушкам. Оно и понятно, ведь каждая гипотетически может стать матерью его ребёнка — Жан пытается всеми силами устроить себе настоящую семью, раз уж с Ольгой не вышло.

Женёк и Клим

Александр Устюгов и Глеб Калюжный в сериале «Вампиры средней полосы» (2021)

Новообращенный вампир-зумер закрепляет историю в нашем времени. Здесь и гаджеты и вечеринки и косплей — этот пацан пытается усердно влиться в новый коллектив, но никак не может оставить старые привычки. Он-то и становится локомотивом всей истории, и он оказывается в итоге под её колёсами, отданный авторами в жертву идеи kill your darlings. Вы переживаете за Женька, потому что сначала его прессует дед Слава. Потом его прессует закон. И под конец — он едва не становится жертвой другого вампира, кровожадного и свирепого потомка Святослава. Клим — это тоже Россия, бессмысленная и беспощадная.

Женя становится вампиром совершенно случайно — погибая на глазах у деда Славы, став жертвой нерасторопного водителя. Тот поначалу ведет себя как типичный сварливый дед, что распекает молодёжь на лавке. Однако великий гуманист Святослав проникается и Женьком, потому что видит его стремление стать своим, влиться в семью. И потому финт с Климом кажется невероятно горьким — и потому раскрытие настоящего плана деда так радует меня.

Клим, появляющийся как deus ex machina ближе к концу сериала, кажется типичным вампиром из голливудского фильма. Tall, dark and handsome, он одет в крутой кожаный плащ, круто рычит и круто двигается. Он не намерен идти на поводу у людей, и в этом его главное отличие от деда Славы: он, будучи сильнее, готов убивать слабых.

Ирина Витальевна и Костя

Дмитрий Лысенков и Татьяна Догилева в сериале «Вампиры средней полосы» (2021)

Хранительница в исполнении Татьяны Догилевой — типичная женщина из администрации, таких полно в России. Дородная, статная, с размеренным выговором, чеканящая каждое слово как золотую монету. Она настолько уверена в заключенном когда-то договоре, что не боится вампиров, искренне не понимая, что ещё жива именно благодаря человечности Святослава. «Это вы настоящие упыри», — кричит дед в спину Ирине, напоминая о необходимости благоустройства города. Как тут не появиться ассоциации о народе и власти. Но авторы не демонизируют Ирину: она смертельно больна, но при этом очень любит своего сына и внучку. Она по-своему человечна, когда вампиры этого не видят. Мне видится, что передача власти от Ирины к её сыну Косте — отзеркаливает переход власти от Бориса Ельцина к Владимиру Путину. И то рвение, с которым Костя берётся за выполнение своей работы, лишний раз укрепляет меня в этой мысли.

Детали

«Вампиры средней полосы» (2021)

Дьявол, как известно, в них родимых. Все вампиры сохраняют в своей одежде черты времени, когда были людьми. Тулуп и ушанка — неизменные спутники деда Славы. Длинные пиджаки и медицинские халаты Жана напоминают о его камзолах. Ольга носит закрытые платья с брошью, как истинная графиня. Анна не изменяет любимому берету. Когда ты живёшь вечно, хочется сохранить кусочек того времени, что безвозвратно ушло.

Святослав Вернидубович не только ностальгирует по газетам прошлого, но и перемежает свою речь словами, характерными для разных эпох. Когда он сказал «амба», у меня внутри что-то дёрнулось: это слово я слышала только от отца, который рос в сороковых-пятидесятых. В нём намешано столько разных времён, что порой они для него склеиваются в одно — что, конечно, немудрено.

Вампиры сильны, бессмертны, но не вечны. Убить их можно, отрубив голову, после чего сгорает тело. Сценаристы погружают нас в особенности местного вампирского лора, но не переусердствуют, поскольку мы должны воспринимать происходящее как нечто хорошо знакомое — и потому «Вампиры средней полосы» идеально ложатся на глаз. Здесь всё родное — от сервизов и забитых газетами антресолей в квартире деда Славы до обшарпанных больничных стен на месте работы Жана. Но при этом Смоленск «Вампиров» — не какая-то хтонь, это обычный российский город, в котором люди точно так же живут, радуются, печалятся, любят, ненавидят, рождаются и умирают. Можно было бы показать город иначе, но этого, к счастью, нет.

Наконец, музыка. Открывающие титры «Мумий Тролля», «Опиум для никого» «Агаты Кристи», масса российских песен-хитов девяностых. Время как будто застыло и не собирается двигаться дальше прошлого века. Это тоже оммаж девяностым, но сделанный гораздо тоньше, не в лоб. Представления об этом времени, как запечатлевшем самые сильные перемены в России, я считываю только через музыку. И мне кажется это нормальным.

А если продать на Netflix?

Кажется, каждый российский продюсер задаётся сейчас этим вопросом, запуская новый проект. Я думаю, что «Вампиры средней полосы» очень непростой продукт для понимания за границей. Он стопроцентно отечественный, и абсолютно не делает экивоков в сторону иностранных сериалов. Местами он похож на типичный процедурал канала «Россия», и даже подмигивает вам какими-то операторскими приёмами, характерными для этих сериалов. Но я не думаю, что иностранцы поймут все тонкости, которые схватываем мы. Это не «Что мы делаем в тени», который стал новым абсолютом в показе современных вампиров, сменив на этом посту «Сумерки». «Вампиры средней полосы» — чисто местный продукт, но ни в коем случае не местечковый. Он живёт в 2021-м, дышит прошлыми десятилетиями и — буду надеяться, что не умрёт бесславно на втором сезоне.

Мои респекты создателям с пожеланиями не ронять планку. Нам нужны такие сериалы.

И я жду камео вампиров-снобов из Питера!

1 comment on “Россия-батюшка: «Вампиры средней полосы» как главный отечественный сериал года

%d такие блоггеры, как: