Кино

Дед Слава — «бумер» нашей мечты

Герой Юрия Стоянова попал в запрос

Дед Слава, герой Юрия Стоянова в сериале «Вампиры средней полосы», второй сезон которого был анонсирован незадолго до завершения первого, неожиданно попал в запрос аудитории, предъявив зрителю репрезентацию главы семьи, о котором можно только мечтать.

Все беды в мире от пожилых мужчин, которые правят нами, говорят с нами свысока, шутят про харрасмент, занимаются харрасментом, тиранят свои семьи, сформировались в другое время и несут на себе его отпечатки, не прошли терапию и никогда не пройдут — и проч., и проч., и проч. Где тот дед и отец, который оберегает своих детей, понимает их и принимает в их поколенческой отличности? Который готов на компромисс ради общего блага? Который отстаивает не территорию, а людей? Который любит, но не пытается обладать?

Известно, что деда Славу, Святослава Вернидубовича, главу смоленского клана вампиров, первоначально должен был играть Михаил Ефремов — и, зная довольно однообразную актерскую манеру этого исполнителя, можно предположить, что интонация сериала была бы совершенно другой. Когда после смертельного ДТП Ефремов попал под суд, а потом и в колонию, в сериал ввели Юрия Стоянова — и его присутствие превратило «Вампиров средней полосы» в, вероятно, самое гуманистическое произведение российской поп-культуры последних десятилетий. Его дед Слава, несмотря на язвительные прибаутки, к концу сериала окончательно избавляется от признаков токсичной маскулинности, ничем не напоминает батю-менсплейнера — и нельзя не вспомнить, что в юмористическом телевизионном проекте «Городок» Стоянов часто исполнял роли женщин, пронзительно отыгрывая их трепет и стеснительность.  

Большинство участников смоленского клана были обращены этим персонажем лично, или вернее — спасены переходом в новое качество в момент смертельной опасности для их жизни. Вся тысячелетняя история этого существа — попытка найти баланс между необходимостью выживать и нравственным императивом не причинять зла людям, которые для вампиров являются едой. Когда-то Святослав Вернидубович заключил с гражданами Смоленска пакт о ненападении, добровольно перешел под действие закона, добровольно вошел в повиновение к Хранителям — людям, с каждым из которых он и его клан могли бы расправиться с легкостью (как это делает его восставший из могилы антагонист Клим). Интересы семьи, стоящие на первом месте, не должны вступать в конфликт с интересами окружающих. Эта гуманистическая уступка, принятие на себя обязательств, обуздание своей темной природы, добровольно неприменение силы, подчинение слабейшему — то, к чему могла бы призывать «новая этика», если бы она реально существовала, а не была бы лишь требованием распространить этические правила на всех живущих. 

Думаю, дед Слава Юрия Стоянова, проживший всю жизнь у самой западной границы большой России, у ворот Европы — интересная и сильная попытка создать на экране альтернативного образа отца (семьи, нации, вампирского клана), фантазия о добром «бумере», который вместо насилия и предубеждений состоит из мудрости, юмора и ответственности.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.

1 comment on “Дед Слава — «бумер» нашей мечты

%d такие блоггеры, как: