Кино

«Новые мутанты»: искусство забывать

Когда врет не только трейлер, но и фильм

«Новые мутанты» Джоша Буна, часть истории «Людей Икс», были сняты еще в 2017 году. После длительной череды переносов релиза он оказался представлен «миру» на киноэкранах только 28 августа 2020-го. В России же посмотреть его онлайн стало возможным лишь в конце минувшего года. Кажется, именно домашний просмотр, со своим очевидным преимуществом — безопасностью, оказался наиболее органичен фильму со столь камерным сюжетом. Впрочем, внутри «Новых мутантов» изоляция, скорее, напротив, — не следствие, но источник опасности.

Внешний мир не то чтобы существует — юным мутантам, лишенным родных домов и запертым в таинственном госпитале под прозрачным куполом с целью очередных военных экспериментов, только предстоит обрести его за рамками фильма. Чтобы эти рамки покинуть, героям придется сражаться с тем, что их обеспечило, — с собственной ролью.

В разворачивающемся на принципиально ограниченной территории сюжете количество участников действия (а это подростки и их «лечащая надзирательница» Сесилия Рейес в исполнении Алиси Брага) тоже строго ограничено. Это уже не бесконечные серии подопытных малышей в белых одеждах (как в «Логане», 2017) и не массовка из школы Чарльза Ксавье (в «Людях Икс 2» (2003) ее от нападения военных, к слову, спасал Колосс — старший брат Мэджик, роль которой в «Новых мутантах» исполнила Аня Тейлор-Джой). Это пятеро конкретных ребят, с которыми нас познакомят в первые же минуты фильма. Одну из них, главную героиню по имени Дани (Блю Хант) — девочку из индейской резервации — представят остальным после короткой экспозиции героев с простым перечислением имен. «Сэм? Ульяна? Роберто? Рейн?» — Сесилия, настаивающая на обязательности «терапии» для заключенных в стенах больницы детей, проговорит их имена — раскадрует «пациентов», разложит на серию планов.

И не то чтобы она была не права. В конце концов, именно своеобразный сеанс терапии заменит «классическую» финальную битву, да и в целом, основа сюжета — не столько похищение детей злодейской корпорацией, сколько их психика и поселившиеся в ней травмы.

По ночам ужасные создания появляются в госпитале и мучают подростков. Фильм притворяется хоррором ровно до тех пор, пока держится интрига — откуда приходят чудовища, что они вообще такое — какое-то вселенское зло? местный Фредди Крюгер? Но вскоре выясняется, что воплощать кошмары, сновидческие страхи в реальность — это одна из неконтролируемых способностей Дани. Впрочем, оказывается, силы главной героини настолько непредсказуемы, что даже растить из нее военное оружие — дело опасное, и некие руководящие «лица», так и не попавшие ни разу в кадр, решают ее убить. Страхи, населяющие обитателей камерного фильма, уже нечем сдержать. То, что заставляло почти неуязвимого Сэма «Пушечное ядро» (Чарли Хитон) истязать самого себя, то, что изгрызало чувством вины, вырывается наружу вместе с чужими мучителями — «призраки твоего прошлого» опасны не только для тебя. Мутанты вынуждены бороться с проекциями былых травм — своих и друг друга.

Память героев о травме и сами их способности представляют собой угрозу для местной законсервированности и вместе с тем являются единственной причиной их заточения. Но если поначалу в фильме предпринимается попытка задать и освоить топологическое устройство места заключения — и, к примеру, Волчица (Мэйси Уильямс), изучив систему вентиляции, однажды ночью выводит новообретенную подругу Дани из госпиталя на импровизированное свидание, — то вскоре связность пространств и логика перемещений скрадываются, а обретшие друг друга героини наслаждаются видом поднебесного купола, который вообще-то означает для них тюрьму.

Более того, нам показывают кошмары прошлого, лишая конкретики настоящего времени. В параллель к поцелую Волчицы и Дани дается еще одна романтическая линия: Бобби — Санспот (Генри Зага) и Ульяна — Мэджик. Но Ульяна только играет с Бобби: предложив ему искупаться в бассейне, она незаметно телепортируется в комнату парня, начинает что-то там искать, и тут к Санспоту приходит его кошмар — пылающий огнем живой труп девушки появляется в бассейне и нападает на него. Фильм так никогда и не покажет, что и зачем искала Ульяна, — он подвесит это, как очередную интригу, — по случайности, по невнимательности — и так и оставит висеть. Но почему же тогда в этом параллельном монтаже поцелуй девушек важен — уже хотя бы как предположительный источник кошмара, явившегося Бобби, а побег Ульяны — нет?

«Новые мутанты» настаивают на том, что составляющие их элементы не важны, что конкретика кадров, из которых они сложены, не имеет значения. Их топология рвется, не успев выстроиться, их драматургия — почти случайна.

В финальной битве, когда героям (естественно) придется сплотиться перед чудовищем из подсознания Дани, девочка падает в обморок, и Волчица спешит укрыть ее в местной церквушке, пока остальные герои берут на себя сражение с монстром поодаль. В следующей же сцене монстр разрушает стены святого убежища. Что же случилось с расстоянием между полем битвы и церковью, ясно зафиксированным прежде? Оно оказалось не важным. Отменилось в тот же момент, когда исчезло с экрана, когда его сменило пространство новое, запустив собой очередную вариацию еще не отработанного фабульного действия.

План состоял в том, чтобы воспользоваться параллельным монтажом, дабы потянуть время, спрятаться — чтобы сразиться, и сразиться — чтобы спрятаться. Но фильм не справляется с параллелями с самого начала. И все бы ничего — ну, плохо смонтировали, с ошибками, пришлось порезать хронометраж, убрать несколько сцен, но все ведь, в целом, понятно. Да вот только обращаться с монтажом — это вообще-то главное умение, основное оружие Мэджик. Она не просто пользуется телепортом или помогает телепортироваться друзьям — она взрезает пространство — и время — и, проходя через измерение-посредник Лимбо, оказывается в той точке Земли, куда метила; она управляется с иллюзией любого толка, Лимбо для Мэджик походит на ящик с инструментами. Иными словами, монтаж — это буквально то, чем она занимается. Это суть персонажа. Но «Новые мутанты» решают, что суть персонажа не важна, — решают после того, как убеждали зрителей в обратном, и перед тем, как снова возьмутся в этом убеждать. Не столько даже решают, сколько попросту забывают о том, что это такое. 

Инкубатор, выращивающий героев, уничтожает дитя. Просто на этот раз в роли такого инкубатора оказывается не «госпиталь», а сам фильм.

За отрезанными «лишними» сценами (в частности, теми, что в трейлере обещали хоррор) — обессмысливание сцен наличествующих. Вместо выработки репрезентации сверхсилы — один и тот же флэшбек из начала фильма. «Да помним мы эту сцену, помним!» — воскликнет какой-нибудь нетерпеливый зритель, снова увидев на экране кадры из экспозиции. Вот только это напоминание — оно не для зрителя. Оно для самого фильма.

Впрочем, фабула слишком плотно сцеплена с пространством памяти, чтобы ее носители были героями фильма, находящегося в постоянной позиции перезагрузки. Сюжет «Новых мутантов» – отречение фильма от своих главных героев, а потому врет он уже самим своим заголовком.

Сюжетно «Новые мутанты» никак не связаны с предыдущими фильмами о Людях Икс. Разве что к «Логану» отсылают усердно, даже заимствуя тамошние кадры из лаборатории Transigen. Но в финале «Логана» знак «X» уже окончательно превратился в надгробный крест (и наоборот). 20th Century Fox (до того, как были куплены компанией Disney), сам Джош Бун рассчитывали на новую франшизу. Новые же «хозяева» не увидели потенциала в супергеройском хорроре и предпочли переснять и порезать готовый материал.

В сущности, «Новые мутанты» так и остались проектом. К сожалению, инкубатор, в котором их выводили, оказался таким же ненадежным, как и таинственный госпиталь под прозрачным куполом.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: