Индустрия Кино

Кинематограф мужского государства. Комментарий к одной фотографии

Почему среди топовых российских продюсеров нет женщин?

Кинопродюсер Рубен Дишдишян («Аритмия», «Чики») в знак постокороновирусного возрождения индустрии запостил фотографию, на которой он сам запечатлен в компании девяти других успешных кинопродюсеров; некоторые из них уже долгие годы определяют контуры российского кинематографа. Не знаю, какие мысли по поводу этой фотографии возникли у нескольких сотен человек, поставивших под ней свои лайки, но у меня только один вопрос: «Почему в популяции мужчин и женщин примерно поровну, а среди топовых российских продюсеров их нет вообще?». 

Какие есть варианты ответа на этот вопрос?

  1. Мы живем в Мужском государстве. Это не так. Конституция РФ все еще гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.
  2. Женщины просто не способны к продюсированию. Несмотря на то, что подобное мнение наверняка до сих пор разделяют отдельные участники индустрии, как и мнение о том, что женщины не могут быть режиссерами (или водить составы в метро) наравне с мужчинам, вряд ли кто-то из запечатленных на этой фотографии людей рискнул бы озвучивать подобные тезисы вслух. Даже разделяемые частью общества, сейчас они становится все более и более маргинальным. Действительно, в среде, где инвесторы и чиновники не относятся к женщинам всерьез, не доверяют им большие бюджеты и не могут взять их на братскую посиделку в бане и т.д., женщины не становятся топовыми продюсерами. Но это не имеет никакого отношения к способности или неспособности женщин организовывать сложные процессе и продюсировать кино (среди продюсеров не такого высокого полета в России, разумеется, есть женщины, их нет на самом верху иерархии). Это имеет отношение к сложившейся культуре, которая сейчас такова, но постепенно будет меняться.
  3. Женщины не особо нужны на таком высоком уровне, мужчины вполне способны разобраться без них. Среди людей на этой фотографии — партнер Никиты Михалкова, продюсер Леонид Верещагин, на счету которого два самых кассовых российских фильма новейшего времени — «Движение вверх» и «Т-34». Помимо того, что оба эти фильма — государственный заказ, эксплуатирующий посткрымский ресентимент, а «Т-34» — еще и пропаганда милитаризма и смерти под видом веселой игры (послушайте подкаст «Как писать?» с Еленой Костюченко, знающей о войне не понаслышке: в ответ на вопрос о лучших фильмах про войну, она отвечает, что никакие фильмы про войну не хороши, а кино в некоторой степени ответственно за то, что войны продолжаются, потому что оно создает иллюзию героизма и смысла там, где есть только смерть и грязь), оба блокбастера являются тотальным фейлом в плане репрезентации женских персонажей. Оба они (как и некоторые другие крупные российские постановки) рассказывают о группе мужчин, а женщины сведены к второстепенной функции (в «Т-34» героиня и вовсе выглядит, как саморазоблачение создателей: у нее почти нет своих реплик, едва ли есть имя, ее мучают фашисты, а потом она просто молча беременеет от главного героя). «Движение вверх» и «Т-34» — самые заметные и самые очевидные примеры того, что продюсеры-мужчины не понимают и не пытаются понять необходимость женских персонажей, которые походили бы на реальных женщин, а не на стереотипы, сформированные у группы обладающих ресурсами людей в позднеесоветское время и в 1990-е. Отдельные удачные эксперименты, вроде тех же «Чик» и «Настя, соберись!» пока погоды не делают. Нужна ли адекватная репрезентация женщин в российском кино или, как часто заявляют в индустрии, зрителя все устраивает? Мы этого просто-напросто не знаем: у нас почти нет примеров, чтобы доказать обратное (кроме того, что редкий шаг в сторону женской аудитории еще одного продюсера с фотографии, Сергея Сельянова, «Давай разведемся!» Анны Пармас, собрал в прокате намного больше, чем планировалось). Пострадали бы интересы государственной пропаганды, если бы женские персонажи «Движения вверх» и «Т-34» не были такими примитивными и стереотипными? Как знать, а вдруг аудитория бы только выросла? 
  4. Российская киноиндустрия не обеспечивает доступ женщин на высокие позиции и не считает подобную инклюзию необходимой. Согласно статистике 2018 года, среди продюсеров в российском кино 78% были мужчинами. Более свежей статистики нет — ее сбор не считается необходимым, поскольку в целом индустрия придерживается мнения, что проблемы не существует. Но если бы проблемы с доступом к женщин на ключевые позиции в индустрии не существовало, они появились бы на фотографии Дишдишяна. А их нет. 

Мы много пишем о политике разнообразия на западных фестивалях и цифровых платформах (например: «Зачем кинофестивали и студии собирают гендерную статистику?», «Netflix отчитался об инклюзивности своих проектов»). Мы знаем, что в России подобные меры часто интерпретируются, как дань моде или уступка «диктатуре меньшинств» (в число которых, понятное дело, входит и половина населения Земли без Y-хромосомы), в то время, как речь идет об открытии месторождений новых человеческих ресурсов, которые раньше лежали под спудом и никак не использовались (только что ООН опубликовала данные исследования, согласно которому увеличение количества женщин в совете директоров компаний с 0% до 30% приводит к росту прибыли на 15%). 

Мне не раз приходилось слышать от участников индустрии, что моя оптика, оптика нашего сайта интересна только нам. Это не так: мы выступаем не столько от своего имени, сколько от имени некоего сегмента аудитории, который активно потребляет контент и который производители российского кино отказывается видеть. К нам приходит 60-70 тысяч уникальных пользователей в месяц — это сопоставимо с аудиторией ряда российских фильмов (разумеется, не блокбастеров, поддержанных государством в прокате, но, скажем, фильмов показанных в конкурсе «Кинотавра») — и это просто блог, который делают два человека и который обходится дешевле, чем банкет по случаю завершения съемок. 

Российские продюсеры на юбилее Сергея Сельянова. Бедные! У них вообще нет друзей среди женщин. Фото: фейсбук Рубена Дишдишяна

Феминистское движение — это не мода и не субкультура, это постепенно проникающее в нашу цивилизацию понимание того, что на протяжении всей человеческой истории женщины (и многие другие группы, но сейчас речь не о них) были не до конца интегрированы в понятие «человек». И что вся привычная нам культура и все традиции базируются на этом перекосе (не знаю как вам, а мне не по себе от мысли, что вся русская классическая литература была написана в те годы, когда у женщин в принципе не было доступа к высшему образованию). И что этот перекос — не предопределение, что он может быть исправлен, и это пойдет на пользу всем. Но сначала он должен быть замечен и признан. 

По историческим меркам осознание этого перекоса началось совсем недавно, полтора века назад, а по-настоящему масштабным он стал только в последние годы. Россия отстает от ряда западных стран — совсем не намного в масштабах истории, но почти непоправимо в масштабах отдельной человеческой жизни. Каждая шутка над феминитивами, каждая реплика о неизменности мужской или женской «природы», брошенная с высокой трибуны, каждый фильм, пронизанный отрефлексированный мизогинией, каждый отказ замечать и признавать проблему не просто замедляют неизбежный прогресс — они отнимают время жизни и возможности у тех, кто живет сегодня. Культура все равно будет меняться. Будут приходить новые поколения, для которых информация, ставшая для нас откровением и вызывающая бурный протест (например, что нельзя насиловать детей, даже если ты известный режиссер или что гендерный разрыв в оплате труда существует и что он несправедлив), станут частью предустановленного знания о мире. Зайдите в TikTok и оседлайте волну фем- и радужного контента на русском языке: это тысячи человекочасов с водопадами реакций, о которых и мечтать не могут производители отечественных фильмов. 

Когда эти люди вырастут, они не будут смотреть ваше кино. 

PS Воркшопы по гендерному равенству и инклюзии для производителей аудиовизуального контента представляются совершенно необходимой и разумной мерой. К счастью, в России есть достаточно исследовательниц и активисток, которые могут поделиться подобными знаниями — не хватает только воли людей, принимающих решения.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: