Индустрия Кино

Запретные темы российского кино: рекап комнаты в Клабхаусе

Обвиняются самоцензура и зрители

Астрологи объявили год рекапов комнат в Клабхаусе, и раз уж их невозможно переслушать, а также нельзя (по требованию сервиса) записывать, приходится включать режим пересказчицы, брать в руки гусли и напевать вам по услышанному.

Долго ли, коротко ли, но собрались в одном месте несколько российских продюсеров. Артем Васильев, Тимур Джафаров, Даниил Анисимов. Присоединились к ним оператор фильмов Юрия Быкова Кирилл Клепалов, режиссер «Коллектора» Алексей Красовский, сценарист Илья Тилькин, режиссер Александр Молочников, Макар Кожухов из OKKO, а также гость заморский, сценарист и продюсер Михаил Вайнберг.

Подключилась я не сразу — мне и так известны все запретные темы российского кино, поэтому я не думала, будто услышу что-то новое. Так и вышло, но в дополнение к этому я услышала ряд совершенно невероятных заявлений.

Стоит также оговориться, что в большинстве случаев речь шла о получении господдержки в Фонде Кино.

Вы не увидите представителей национальных меньшинств в главных ролях в мэйнстриме

Ну, или увидите, но только в образе курьера — потому, что по мнению ряда спикеров, «это их работа в России». Пришла молодая актриса азиатской внешности и рассказала, как ей тяжело ходить по прослушиваниям — ее регулярно разворачивали, потому что нужна была «славянская» внешность. Появился даже термин «эффект ЦИАН», названный по принципу объявлений по сдаче квартир «только славянам». Актриса все-таки получила роль в каком-то сериале, но ее вопрос стоял так: страна многонациональная, почему не снимают актеров с нестандартной внешностью.

«Ну потому что люди в кино хотят видеть представителей титульной нации», — после долгих размышлений сообщил кто-то неидентифицированный (я параллельно вела трансляцию в Twitter). Дескать, если в сценарии прописаны белые люди, значит их и снимают. «Мы часто получаем от диаспор претензии, если снимаем в ролях антагонистов представителей нацменьшинств», — сообщил один из продюсеров. На все попытки модераторки Натальи Киселевой добиться ответа, почему же нельзя снять актера с азиатской внешностью в образе героя-любовника или в простой городской истории, шли уклончивые ответы в стиле «ну вы понимаете, люди у нас такие; кино это бизнес; продюсеры руководствуются зрительским запросом».

Выходит, мы с вами, простые зрители, хотим видеть на экранах только белых людей.

Но тут на сцену вынесли чучело «Китобоя» и принесли «Пугало». Размахивая ими, тему свернули.

Вы не увидите кино с представителями ЛГБТК в качестве главных героев

Вместо того, чтобы сослаться на закон о пропаганде нетрадиционных отношений (который должен быть отменен), спикеры вдарились в размышления, приведшие к абсолютно диким репликам. «Я не хочу смотреть кино про гомосексуалов», — заявил Тимур Джафаров, и сразу стало ясно, что дело не сколько в государстве, сколько во внутренней гомофобии и самоцензуре. Даниил Анисимов добавил, что стоит учитывать, насколько прогосударственно настроен российский зритель.

Опять виноваты мы с вами.

Вы не увидите фильмов о политических событиях

Сценарист Илья Тилькин совершенно справедливо напомнил, о существовании негласного правила «просто забудь». Даже если у вас есть супер-прекрасный сценарий про Беслан, никто не профинансирует вашу картину. А если вы даже найдете финансы, то не прокатите кино — вам просто не дадут прокатное удостоверение. Напомню, я цитирую разговор — Тилькин был достаточно убедителен, хотя ему назвали совершенно невероятные аргументы. Представитель РОСКИНО Игорь Хомский предположил, что сейчас уже не требуется вовлекать государственные деньги в проект, можно взять в других местах.

На это Алексей Красовский напомнил ему, что даже при этом фильм может оказаться на полке — именно из-за своего содержания.

Нельзя снимать никакую сатиру на президента — это вообще не обсуждается. Анисимов почему-то привел пример из Германии, где по каналу ZDF идет мультсериал с сатирой на российское руководство, и «его смотрят всего 500 000 человек, в то время как русская диаспора в стране гораздо больше».

Удивительным образом один из спикеров заявил, что «в Америке негров линчуют» (зачеркнуто) «в Америке тоже есть свои запретные темы». «Никто не снимает про 9/11, про расстрелы в школе и про полицейский беспредел». Красовский спросил, видел ли спикер фильм «Слон». Майкл Мур подавился всеми премиями за «Боулинг для Колумбайна». С площадки нового «Тора» передает привет Натали Портман, снимавшаяся в драме Vox Lux. Мои подписчики из Twitter вспомнили ряд картин, включая The Hate U Give, снятую по подростковому бестселлеру. Добавлю сюда же «Детройт» Кэтрин Бигелоу, «Если бы Бил-стрит могла говорить» Барри Дженкинса, всеми обожаемый «Три билборда», документальный фильм Авы Дюверней «13» и ее же «Сельму».

Что же до 9/11, то об этой страшной трагедии существует ряд документальных фильмов, включая «Фаренгейт 9/11» вышеупомянутого Майкла Мура, а из игровых вспоминается United 93 Пола Гринграсса, World Trade Center Оливера Стоуна, невероятно трогательный Reign Over Me с Доном Чидлом и Адамом Сэндлером, Extremely Loud and Incredibly Close по одноименному роману Джонатана Сафрана Фойера — фильмов о последствиях теракта снято очень много, и американский кинопром как раз осветил и осмыслил трагедию со всех сторон. Последним примером оставлю сериал «Призрачная башня» (The Looming Tower), один из прекраснейших образчиков политического триллера. Отмечу, что одну из главных ролей в нем играет французский актер алжирского происхождения Тахар Рахим, причем, что немаловажно, его герой — знаменитый сотрудник ФБР Али Суфан, а не террорист, как можно было бы подумать.

Вы не увидите фильмов о церкви

Как рассказал Молочников, в России сценарии связанные с православием, носят к батюшкам (!) на проверку — чтоб не было ничего оскорбительного для верующих. Кирилл Клепалов, который уже некоторое время пытается сменить операторскую профессию на режиссерскую, рассказал, что написал сценарий о двух атеистах, но заказчик (платформа, которую Кирилл не назвал) попросил его изменить финал: «Может, в конце они обретут бога, чтобы не обижать верующих?»

Вы не увидите кино о детском буллинге. И нового «Майора» тоже

Все тот же Клепалов, вдохновившийся просмотром «Чучела» в подростковом возрасте, восемь лет назад написал сценарий о детской жестокости. Никто не хочет снимать. «Вообще мы с Быковым после „Майора“ испытали трэш в стиле 1990-х — угрозы, запугивания. Нам повезло снять тогда кино, потому что никто не прочел сценарий. Сегодня все подобное будет пресекаться на корню».

Вы не увидите кино о войне с другой стороны

Только патриотическое. Точка.

Вы не понимаете, грядет фемрейх!

Под конец затронули тему харассмента и режиссер Александр Молочников рассказал о своем общении с постановщиком Яном Фабром, на которого заведено несколько уголовных дел (по словам Александра — все на пустом месте; одна актриса что-то не поняла, другая не расслышала), и сейчас он у себя в театре ввел жесткое ограничение — все мужчины теперь женщины, все женщины — мужчины. Все называют себя «оно». После окончания репетиций, расшифровка всего дня отправляется в какой-то феминистский комитет, где «уже задолбались все это читать», по мнению Молочникова.

Режиссер Михаил Вайнберг подключился и добавил о том, как пришел с сериалом на Hulu, где ему руководительница отдела по запуску проектов сообщила, что сценарий супер, но протагониста надо переписать и сделать женщиной. А его друга — темнокожим. Комната не особенно обсуждала этот факт, потому что феминистский воронок в моем лице стоял за пределами «сцены» — разговаривать мне не хотелось.

Вы не увидите фильмов о людях старше 50 (но это может измениться)

Вопрос задала сценаристка, которая отметила, что у нее не принимают сценарий, где героям за пятьдесят. Достали чучело сериала «Я не шучу» (который я не рекомендую никому), но быстро спрятали — продюсер Васильев довольно доходчиво объяснил, что отторжение подобных проектов — телевизионная привычка, когда руководители каналов и сервисов думают, будто лучше знают своего зрителя. «Игра в надежную ситуацию».

То есть, понимаете, вся проблема российского кино — в злосчастном зрителе! Он ничего не хочет и желает, чтобы его постоянно снабжали добрыми и необременительными сюжетами без намеков на социальную и политическую тематику.

Иными словами — в России нельзя показывать ЛГБТК и правду. А нового «Брата» не будет, потому что нет Балабанова.

1 comment on “Запретные темы российского кино: рекап комнаты в Клабхаусе

%d такие блоггеры, как: