Книги

Всё, что я прочла зимой: 35 книг о некромантах, анархии, стертых мальчиках и драконах

18+

Для начала, пожалуй, надо сказать, что в январе я поставила себе своего рода челлендж: читать только книги, написанные женщинами. Мне это успешно удалось; причем я брала не только новинки, но и какие-то уже давно ждущие своего часа произведения, простаивающие на моих полках.

Я написала большие тексты о нескольких книгах. «В погоне за светом» Оливера Стоуна по-прежнему рекомендую всем, кто интересуется, как возникает авторское кино. «Муравечество» Чарли Кауфмана хочется порекомендовать всем кинокритикам и любителям абсурда. Я прочитала две нон-фикшн книги британских писательниц, размышляющих о кризисе среднего возраста и получился текст о поколении Икс. Наконец, вышедшая финальная часть трилогии Джона Скалци о Взаимозависимости, побудила меня написать отдельный текст об этих романах.

В этот раз, чтобы было интереснее читать, я выбрала 18 лучших книг по своему мнению (накиньте к ним Стоуна, Кауфмана и Скальци), а остальные оставила отдельно. Вот что получилось.

1. Саманта Шеннон «Обитель апельсинового дерева»

Мой пока что фаворит 2021 года, книга, которая кажется мне почти идеальной. 800 страниц мира, который просто оживает на глазах с каждым абзацем. Который продуман до мелочей и… невероятно актуален. Героям этой истории придется преодолеть массу предрассудков, чтобы сделать одно очень важное дело. А потом постепенно начать реформировать свои страны.

Эда служит камеристкой у королевы Сабран Девятой, что правит Инисом. Сабран ведет свой род от рыцаря Беретнета, победившего огромного дракона, которого называют Безымянным. По легенде, пока род Беретнетов не прервется, Безымянный будет заключён в морской Бездне. Но оказывается, что легенды врали и все было не так. Эда прекрасно все знает, ведь она на самом деле прислужница Обители Апельсинового Дерева, магичка, которая умеет повелевать огнем. Она должна защищать Сабран, против которой постоянно плетут козни, заставляя ее выйти замуж, чтобы родить дочь, очередную Беретнет. Постепенно Эда проникается королевой (у той постоянные депрессии и ПТСР), влюбляется в нее и через несколько сотен страниц становится ее любовницей.

Тем временем на Востоке девушка Танэ (у нас ее перевели «Тани», но это неправильно) готовится стать всадницей дракона. Она долго к этому шла, и случайно перед самым днем начала испытаний, сталкивается с неожиданно оказавшемся на острове Сейки беглецом с Запада. А этим людям под страхом смерти запрещено являться на остров — его жители опасаются драконьей чумы, которая бушует на континенте. И все же Танэ прячет юношу у анатома-алхимика Нийкласа Рооса, которого Сабран сослала на Сейки, и… начинается история, в которой есть всё, что хочешь: бессмертные колдуньи, благородные рыцари, говорящие драконы, но прежде всего — восхитительные женщины, от которых глаз не оторвать!

Саманта Шеннон сделала что-то невероятное: это хай-фэнтези, непростое, но при этом настолько современное, что от некоторых вещей я просто орала: здесь и вопросы репродуктивного давления, и тема одиночества избранной, и тоска алхимика по умершему возлюбленному (эта линия ужасно очеловечивает Рооса, который мог бы стать антагонистом, но нет). Путь, который проходит Сабран, вообще какой-то нереальный: от девочки, на глазах которой погибла мать, до правительницы огромной страны, которая по сути является ее пленницей, до реформаторши, готовой отдать трон, когда настанет время.

И драконы. Прекрасная дракана, которая подружилась с Танэ и стала добычей пиратов. Когда ее судьба прояснилась, я растолкала спящего мужа и сказала, что не могу сдерживаться! У меня soft spot к драконам, особенно говорящим — мне очень нравится, когда их пишут не тупыми тварями, а мудрейшими существами — вот как здесь.

2. Эмма Гольдман «Проживая свою жизнь», ч. 1 и 2

Спасибо Лёле Нордик, которая рассказала мне о существовании этих книг. Биография Гольдман весьма объемна, и у нас ее разделили на три части. «Красная Эмма» была невероятно крутой политикессой, пользовалась невероятным вниманием мужчин и осмысливала происходящее через свою оптику, уникальную для женщины конца 19-го века. В первом томе — начало ее деятельности, становление Гольдман как анархистки и феминистки. Женщина, которая выступала с телег и с бочек, которая владела несколькими языками, умела признавать свою неправоту, но что самое потрясающее, она оставалась потрясающе человечной.

Во втором томе Эмма переживает казнь Леона Чолгоша, убившего президента Уильяма МакКинли в Буффало. Американское правительство пытается найти связь покушения с Гольдман, но она видела Леона всего пару раз. Вообще во второй части Эмму регулярно сажают в тюрьму, но она воспринимает заключение как возможность отдохнуть и почитать художественную литературу, которой она лишена из-за постоянной необходимости готовиться к лекциям.

У Гольдман новый любовник, милый бабник Бен Райтман, отношения с которым завязаны только на сексе — ведь между ними «трагическая» разница в возрасте (она старше аж на 9 лет!). Но вот после многолетнего заключения выходит ее главный друг и товарищ Александр Беркман, и Эмма надеется на возобновление отношений, но тщетно: ее любимый Саша уже совсем другой человек. Но он включается в борьбу, и постепенно становится блестящим оратором.

Сама Гольдман все больше времени уделяет вопросам контроля за рождаемостью (и сидит за это), затем выступает против Первой Мировой (и за это тоже сидит), несмотря на одобрение милитаризации мира ее товарищем и учителем Петром Кропоткиным.

Вижу в истории Гольдман огромный потенциал для сериала, хорошо бы кто-то взялся.

3. Сюзанна Кларк «Пиранези»

Бывают книги, которые затягивают тебя внутрь и не отпускают — «Пиранези» зачаровала меня, я залпом прочла ее до половины и… И погрузилась в сон почти на весь следующий день. Вся история о Доме, Красота которого несказанна, а Доброта — беспредельна, история о заблудших душах, о перерождении и о трансгрессии. И про поиски Платяного Шкафа, что приведет в другой мир.

Мне бы не хотелось ничего знать перед прочтением — я и не знала. Сюжет действительно раскрывается постепенно, и в итоге превращается в очень мрачную историю, но пока этого не случается, мы бродим по Дому со Статуями в компании Пиранези, молодого человека, ведущего дневники. Он бесконечно добр, этот парень, он говорит с птицами и помогает им строить гнезда. Он ухаживает за мертвецами и оставляет им Подношения. Только иногда появляется Другой, и Пиранези получает какое-никакое общество. Но в остальном… Вы, короче, лучше прочтите, книга очень небольшая, но невероятно симпатичная.

4. Эмили Сент-Джон Мандел «Стеклянный отель»

Ты знаешь, что скоро что-то произойдёт, ты знаешь, что это уже произошло, но ты не знаешь, что именно. «Стеклянный отель» — изумительное по своей форме произведение, элегантное, красивое и очень своевременное. В нем переплетаются фильмы об экономических кризисах и драма «Земля кочевников»; есть истории разных пар (брат-сестра, муж-жена, мужчина-женщина), одни из которых были хамелеонами, другие мошенниками, а третьи просто плыли по течению.

Зачаровывающий роскошный отель где-то в богом забытом месте, куда очень хочется отправиться именно сейчас — там точно нет никого, кроме управляющего (он любит одиночество) — только приманка. На деле рассказ пойдет о мошеннике, осуществившем схему Понци (ну да, как Бернард Мейдофф), и о том, как он повлиял на самых разных людей. Это будет еще и рассказ о призраках, потому что они всегда появляются рядом с теми, у кого нелады с совестью. И конечно, это современная Америка — страна, живущая в долг, привычно находящая для этого оправдания.

Но написать про все это могла только женщина из Канады, авторка чуть ли не пророческой «Станции Одиннадцать».

5. Гаррард Конли «Стертый мальчик»

Если вы видели фильм Джоэла Эджертона «Стёртая личность», то прочитать книгу Конли все равно стоит. Для начала — Эджертон сильно драматизировал события, происходящие в организации «Любовь в действии», куда Гарард отправляется на две недели для конверсионной терапии. Фильм получился неплохой, но книга это невероятный клубок чувств и эмоций, которые автор пытается расплести. 

Гарард живет в семье священника, бывшего владельца хлопковой плантации. Он всеми силами пытается скрывать свою гомосексуальность, но в колледже его насилует сосед и вдобавок сообщает об этом родителям. Насилие оставляет совершенно чудовищный отпечаток в душе подростка, и Гарард испытывает неимоверное чувство вины за «грязные мысли» и видит все проблемы не в насильнике, а в себе. Молодой автор разрывается между своей религиозной семьей и прогрессивным обществом. Он понимает: все прекрасное, что пробудило в нем тягу к мужчинам, придется забыть и жить в постоянной попытке примириться с Господом. Так, в 19 лет он оказывается в конверсионной терапии. 

Конли проводит в терапии всего девять дней, но куда важнее его воспоминания о жизни со строгим отцом и куда более понимающей матерью. Кому-то книга покажется сбивчивой, но мне в ее хаотичности видится идеальный слепок человеческой мысли, с трудом поддающейся упорядочению, особенно когда противоречия разрывают тебя изнутри. 

6. Тамсин Мьюир «Гидеон из Девятого дома»

Дико бесит, что «Гидеон» позиционируется как «лесбиянки-некромантки в космосе». Да, героиня интересуется девушками, но это микроскопическая капля в море происходящего. Роман нагружен подробностями некромантских ритуалов, перебежками по мрачному дому, разборками некромантов и их рыцарей — и все это отлично перебивается совершенно черным юмором и современным языком.

Гидеон живет на планете культистов, где поклоняются Закрытой гробнице. Кто в ней находится — отдельный вопрос. На Девятой правит Харроухак Нонагесимус, юная преподобная дочь, контролирующая своих родителей. Гидеон мечтает стать солдатом, тренируется и планирует сбежать. Мы знакомимся с ней во время попытки (неудачной) побега, когда она послушает лекцию о верности Дому и о том, как она неблагодарна за свое существование. Чтобы получить желанную свободу (а Гидеон в принципе чисто случайно оказалась в Девятом Доме), ей придется выступать в качестве рыцаря возле Харроу, когда та отправится в Первый Дом сражаться за звание бессмертного ликтора при бессмертном Императоре. На планету прилетают представители остальных Домов и уже через несколько дней в недрах мрачного помещения, где герои проходят испытания, начинают появляться трупы. Нет, не обычные реанимированные скелеты, а вполне себе трупы представителей других Домов.

У Гидеон и Харроу сложные отношения, очень сильно похожие на созависимость, токсичную до предела. При этом Гидеон удивительно клевая и острая на язык девица, а ее повелительница — немного говно. Но постепенно, конечно, все придет в норму.

Представляла в роли Гидеон Маккензи Дэвис, а в роли Харроу — Аню Тейлор-Джой. Прекрасный сериал в голове посмотрела! Но начало и финал были слишком затянутыми. Остальное прекрасно.

7. Дэвид Митчелл «Утопия-авеню»

На обложке блёрб от Брайана Ино, который проглотил эту книгу за два дня. Я же читала ровно две недели. Почему не бросила? Мне нравится музыка, я люблю читать про становления групп, да и биографии музыкантов обожаю. Но было непросто. 

Митчелл иногда так поглощен расцвечиванием текста, что забывает придать ему смысл. Есть отличный текст Алексея Поляринова про вселенную писателя, и он отчасти примирил меня с книгой, предложив воспринимать ее как сериал.

И действительно: «Утопия-авеню» — история четырех ребят из Англии: Дина, Эльф, Джаспера и Гриффа. Дин прекрасно сочиняет песни и играет на гитаре. Эльф — единственная девушка в группе, стала осколком фолк-дуэта с австралийцем-плагиатором. Джаспер де Зут — самый интересный персонаж книги, благо ведет род из книги Митчелла про Якоба де Зута и имеет некую субличность в голове. Наконец, Грифф… Самый непрописанный чувак, ударник с характером, но без множества строк. Митчелл проводит читателя по двум годам жизни группы — с 1967 по 1968 и заканчивает в Америке, потому что ты никто, пока тебя не полюбили в Городе Ангелов. «Утопийцы» довольно эклектичны по звучанию, у них нет ярко выраженного лидера, а Дин, даром что пишет большинство композиций, вечно ощущает ветер в карманах. Они не избалованы вниманием публики, но у них есть поклонники. Пьяный и наркотический угар — снова мимо, Митчелл не очень задерживается на изменении сознания героев. Ему интереснее проследить, как рождаются песни — и потому каждая глава посвящена какому-то событию, что привело к сочинению определенного трека пластинки.

«Утопия-авеню» не самая легкая в чтении книга. В ней мощный нэймдроппинг, но все есть в примечаниях — даже отсылки к другим книгам писателя. Кто-то жалуется, что не прочувствовать эпоху, но это ерунда — как раз эпохи в книге полно: она теплая и ламповая, сдобренная густо подведенными глазами и клешами. Чего мне не хватило, так это женщин, все же одна Эльф с ее метаниями в плане осознания себя занимают ничтожное место в книге; Митчеллу гораздо интереснее Дин и Джаспер.

Но даже несмотря ни на что, это были незабываемые две недели в 60-х годах XX века.

8. Бриджет Коллинз «Переплет»

Переплетчики в мире Коллинз — нечто вроде психотерапевтов. Если попросить, удалят плохие воспоминания, и останется книга, а человек получит небольшой провал в памяти. Зато если книга сгорит, все снова вспомнится. Потому книги надежно хранят взаперти, но некоторые ушлые торгаши научились доставать книги и продавать чужие воспоминания, а то и — о, ужас! — придумывать свои!

С другой стороны переплетчики как черные маги: если заплатить, можно и ненужную память отнять. Но Эммету Фармеру повезло: он попал к хорошей переплетчице, старушке, которая уже на ладан дышит и берет его подмастерьем. Эммет сам может «переплетать» людей, но пока только набирается сил. У его наставницы разные клиенты — один из них, молодой аристократ Люциан Дарне, окатывает Эммета презрением, но ведет себя с ним так, будто они знакомы.

И тут хватит о сюжете, потому что в какой-то момент «Переплет» превращается в настоящий квир-романс, такую историю двух Ромео (и несбывшейся Джульетты), которые слишком разные, но влюбляются друг в друга. Я не ожидала такого поворота и честно говоря, переживала за героев как за родных — потому убила весь день на книгу, ничего больше не делая. Под оберткой фэнтези скрывается еще и размышление о конверсионной терапии, что редко встретишь в такого рода книгах. Но здесь это подано очень эффектно, никогда такого не встречала в жанре.

9. Стейси Холлс «Госпиталь брошенных детей»

Очаровательная виньетка из жизни двух женщин в Лондоне середины XVIII века. Бесс 18 лет, она торгует креветками и живет с отцом и братом в бедности. У нее случается мимолетный секс с симпатичным торговцем и через 9 месяцев рождается девочка, которую Бесс вынуждена отдать в госпиталь брошенных детей. Однако она намерена копить деньги и вернуться, чтобы забрать дочь.

Спустя шесть лет Бесс приезжает в госпиталь и узнаёт, что… забрала дочь на следующий же день. Кто-то под ее именем, знающий, что за вещь она оставила с ребенком, похитил девочку.

Второй женщине, Александре, 40 лет, она воспитывает дочь Шарлотту, но муж ее погиб еще до рождения девочки. Александра — вдова с жесточайшим ПТСР из-за трагедии, случившейся в ее детстве, поэтому женщина выходит из дома только изредка. И когда к ней на службу няней поступает девушка Элиза, Александра еще не представляет, как вскоре изменится ее жизнь.

Вторую книгу Холлс читаю залпом — она прекрасно передает гнетущую атмосферу Лондона того времени, при этом не опускаясь в poverty porn. Ее героини всегда женщины и они всегда находят общий язык. Это невероятно прекрасно, мне ужасно нравятся ее книги. Жду следующую!

10. Тара Вестовер «Ученица»

Тара Вестовер родилась и выросла в семье мормонов, причем таких хардкорных — отец и мать не верят ни в медицину, ни в образование, но верят в заговоры, книги сионских мудрецов и отрицают Холокост. Девочка растет в доме с кучей сиблингов, некоторые из которых находят в себе силы уйти в другую жизнь, а некоторые полностью повторяют путь отца, человека невежественного, грубого и жестокого.

В своих воспоминаниях Тара часто сомневается — видно, как она восстанавливает некоторые события по частям и по словам своих братьев. Это нормально, память подводит, и Таре остается ориентироваться только на свой дневник. Возможно его ведение и привело девочку к желанию поступить в колледж: в школу она не ходила, училась дома. Ну как училась, мама что-то ей рассказывала. Остальное она как-то добирала сама в перерывах между работой на свалке металлолома и приготовлением эфирных масел — таковы были занятия отца и матери. Много страшных историй, от жутких травм до абьюза, причем Вестовер описывает, как она долгое время не могла разглядеть насилие над собой, считая его причудами брата.

Поскольку у девушки оказался гибкий ум, она смогла найти в себе силы не только на учёбу, но и на сепарацию от семьи — хотя все мы знаем, как тяжко это сделать и как трудно терять тылы. Тара пишет свою историю простыми хлесткими фразами, не особо растекаясь на метафоры. Это мрачная книга, но с хэппи-эндом для ее героини — пожалуй, это самое главное.

11. Лайонел Шрайвер «Мир до и после дня рождения»

Кажется, я теперь знаю все о снукере.

Эта книга лежала у меня несколько лет, но только сейчас я дотянулась до нее. И это, пожалуй, лучшая иллюстрация выражения «всему свое время». Героиня моего возраста — правда, когда мы знакомимся с Ириной МакГоверн, ей еще 42, но она станет старше и проживет две жизни, в одной из которых она поцелует красивого мужчину, а в другой — нет. В первой она станет женой эксцентричного и взбалмошного звезды снукера, а во второй — останется подругой американца Лоренса, слегка занудного, но заботливого.

Кажется, я впервые читаю настолько огромную книгу, посвященную жизни женщины без детей и, наверное, поэтому прониклась необычайной симпатией к Ирине. Она постоянно рефлексирует, размышляет над своим поведением и над жизнью, она ищет выходы в совершенно тупиковых ситуациях. Тут в некоторых рецензиях пишут, что Шрайвер заставляет Ирину страдать, но на деле она демонстрирует читателю, что от перестановки слагаемых сумма не меняется. И в той и в другой версии героиня получает как плюсы, так и минусы.

Я бы попинала Шрайвер за то, что Ирина уж слишком ведется за сексом в своем возрасте, но потом почитала описание ее секса с Лоренсом и пожалела ее. Конечно, Шрайвер несколько лукавит, заставляя тебя переживать за уход героини от доброго и надежного любящего человека, потому что никогда не знаешь, что бы случилось в противном случае. Но здесь — знаешь. И думаешь: все правильно сделала.

Или все-таки нет?

12. Дженн Лайонс «Погибель королей»

Есть один чувак, некто Кирин. У него на шее болтается камень, непростой, волшебный. Если Кирина убить, то камень перенесет его душу в тело убийцы. Сначала Кирин живет в борделе и «работает» вором, но на деле он — наследник королевского дома де Мон, похищенный в детстве. По мере взросления, 15-летний Кирин побывает в рабстве, будет выкуплен богиней, попадет в плен к дракону и обзаведется массой врагов. С друзьями будет сложнее, давят прошлые жизни.

Вообще рассказать сюжет этого романа — непростое занятие. Повествование нелинейное, часть истории рассказывает сам Кирин, а часть — демоница-мимик, которая питается людьми и получает из воспоминания. У Лайонс камни играют важную роль, многие сделаны из человеческих душ, а некоторые и вовсе что твои камни Бесконечности. Здесь есть свои эльфы, раса ванэ (и еще две, которых я не запомнила), способная умирать и возрождаться. Кто кому приходится родственником, запомнить иногда нереально (персонажи меняются телами, сбегают в мир Смерти, оживают — короче, хаос), потому я честно получила свое удовольствие от нового мира, в котором, увы, еще не упразднено рабство, но который обладает магией, пророчествами (о, они задолбали даже героев!) и изредка иронией, без которой книга превратилась бы в унылый пафос.

Финал слишком сумбурный, но надеюсь, когда будут делать сериал, все это учтут.

13. Фредрик Бакман «Тревожные люди»

Эта книга про мост. Самый обычный мост в обычном небольшом шведском городке. Просто иногда на этот мост приходили люди, чтобы свести счеты с жизнью. И некоторым это удавалось.

Мост виден из квартиры, которую за день до Нового года показывают возможным покупателям. И когда в нее влетает грабитель с пистолетом, начинается очень смешная и грустная история о людях, которые невероятно человечны, как и все персонажи Бакмана.

Трагикомедии — конек писателя, который умеет простейшими сочетаниями слов выбить слезу или заставить ржать во все горло. Он делает довольно простые выводы, пишет о человеческой природе — и некоторые принимают это за банальность, но в его простоте есть красота, которую редко встречаешь в литературе.

Несколько человек оказались в заложниках. Они все перезнакомятся, ну как иначе-то? Будет много разговоров, будет допрос — и история полицейских (отца и сына), которые нашли в себе силы принять по-человечески правильное решение. Бакман — один из величайших современных гуманистов от литературы, и я всегда буду ждать его книги. 

14. Мег Вулицер «Женские убеждения»

Грир любит Кори, это взаимно. Они школьные sweethearts, но жизнь разведет их по разным сторонам. Даже покажется, будто Вулицер пишет роман о смерти первой любви, но нет, это роман о том, who lives, who dies, who tells your story, как пелось в «Гамильтоне». Грир очарована пожилой феминисткой Фейт Франк, приехавшей толкать речь в колледж, и в итоге девушка начинает работать на нее. Но столкновения с кумирами иногда бывают довольно болезненными, да и сами кумиры с возрастом сдают.

Фэйт исповедует «безопасный» феминизм, такой феминизм для богатых белых женщин, которые готовы финансово помогать обездоленным на другом краю света. Для этого у Фэйт есть фонд, созданный при помощи олигарха Эммета, сколотившего состояние на не очень честных операциях. Но когда-то и Фэйт и Эммет были молодыми, и их тянуло друг к другу как магнитом. Увы, не срослось — и спустя 40 лет, он дарит ей фонд, как свидетельство своей привязанности.

Грир не очень-то и активистка, в отличие от своей подруги Зи. Та просто подтолкнула Грир к Фейт, но сама отошла на второй план. Подруга, с ее умением общаться с людьми, гораздо лучше располагает к себе. В этом кроется главный талант Грир, но она нескоро его осознает.

60 страниц истории Зи, которая играет роль третьего плана, совершенно лишние, думаю, до сериала она не дойдет — а сериал снимет Amazon, спродюсирует Кидман. Она же видимо и сыграет Фэйт — по крайней мере, описание героини актрисе идеально подходит.

15. Рафаэль Боб-Ваксберг «Тот, кто полюбит все твои трещины»

Боб-Ваксберг пишет за мужчин, за женщин, причем делает это одинаково прекрасно. Он подмечает какие-то мелочи, которые уже давно стали обыденностью, но о них никто почему-то не писал, а он пишет. И вместе с этим у него есть совершенно другие рассказы, истории на отвал башки — я давно так не смеялась, как над рассказом про свадьбу — ну вроде той, где девчачья рок-группа становится супергероями. Очень крутой рассказ про спектакли, дико забавный о парке президентов. Я вообще жалею, что книжка такая короткая, хочется чтоб она длилась еще страниц 200, а то и 500.

16. Дэйзи Джонсон «Сестры»

Обещанного ошеломительного финала для меня не случилось: история двух девочек, Сентябрь и Июль, понятна очень хорошо, даже слишком. Джонсон красивым поэтичным языком пишет о дисфункциональной семье. Отец-манипулятор рано умер, депрессивная мать с трудом поднимает своих дочерей, одна из которых пошла в папашку и становится такой же черствой, а вторая полностью попадает под ее влияние.

Это красивая и щемящая история, может, даже слишком очевидная (потому и 4), но у Джонсон, конечно, невероятный талант, а потому даже небольшая (менее 200 страниц) история врезается в память и заставляет неудобно ворочаться во сне.

17. Арто Паасилинна «Тысяча чертей пастора Хуусконена»

Ни один роман Арто Паасилинны не был экранизирован братьями Каурисмяки. Странно — ведь его трагикомичные истории как будто идеально ложатся на абсурдистский тон фильмов финских режиссеров. Но возможно, в Финляндии другое отношение к его романам, я без понятия.

«Тысяча чертей» из названия — имя медвежонка, которого пастор Оскари Хуусконен получает от паствы на пятидесятилетие. Малыш лишился мамы при ужасных обстоятельствах (заодно погибла местная повариха), но пастор его оставил и стал ему если не отцом, то хорошим хозяином. Оскари вообще довольно нетипичный священник — его тянет строчить исторические трактаты, а по ночам он всматривается в небо, в ожидании весточки от разумных цивилизаций. Медвежонок, которого поначалу зовут Черт, заваливается в первую в своей жизни спячку в заботливо сооружённой для него берлоге, а пастор наблюдает за ним вместе с прибывшей из Оулу специалисткой по медведям. С ней у него случится роман, но это не самое важное.

Во второй части Оскари отправляется в путешествие с Чертом, который оказывается на редкость умным медведем. Он прекрасно поддается дрессировке и даже выступает с пастором на российском корабле «Алла Тарасова». Потом они вместе застревают на год на Соловках, завоевывают общество русской радистки Тани Михайловой и движутся в Одессу, после очередной зимы.

Это безумное путешествие, в котором пастор очень много пьёт и пишет. Все почему-то ужасно родное и знакомое: видимо финны все же слишком близки к России, вот только вместо традиционной драмы, у них трагикомедия.

18. Колин Хувер «Тайный дневник Верити»

Малоизвестную писательницу нанимают, чтобы она дописала три книги цикла авторки бестселлеров — та абсолютно беспомощна после аварии. Собственно, все, что вам нужно знать. Дальше там история с твистом а-ля М. Найт Шьямалан. Проглотила за два часа, но не читайте НИЧЕГО больше об этой книге!

Также прочла:

  • Марк Лоуренс «Убить одним словом»
  • Сильвия Морено-Гарсия «Мексиканская готика»
  • Салли Руни «Разговоры с друзьями»
  • Лайонел Шрайвер «Другая жизнь»
  • Кармен Мария Мачадо «Ее тело и другие истории»
  • Саманта Шеннон «Сезон костей»
  • Саманта Шеннон «Каста мимов»
  • Марти Хэйзелтон «Игры гормонов»
  • Эми Полер Yes, Please
  • Дилан Фэрроу «Безмолвные»
  • Кэндис Карти-Уильямс «Квини»
  • Джули МакЭлвен «Убийство во времени»

Все книги, названия которых написаны на русском, изданы в России.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.

%d такие блоггеры, как: