Кино Сериалы

5 новых фактов из документального сериала «Аллен против Фэрроу»

Отменяем Вуди Аллена

21 февраля на HBO (а затем и в России на «Амедиатеке») выйдет 4-серийный документальный фильм Кирби Дик и Эми Зиринг Кофман «Аллен против Фэрроу». В нем рассказывается о трагедии семьи актрисы Мии Фэрроу и ее приемной дочери Дилан Фэрроу, которая стала объектом сексуального интереса со стороны многолетнего партнера матери — режиссера Вуди Аллена (позднее он женился на другой приемной дочери актрисы, Сун-И; отношения с ней, по свидетельствам очевидцев, начались когда она была еще школьницей). В фильме содержатся принципиально новые для публики материалы: запись телефонных разговоров Аллена и Фэрроу, которую он вел втайне от собеседницы, и снятый Фэрроу по горячим следам на видео рассказ 7-летней Дилан о нежелательных прикосновениях Аллена к ее половым органам (Фэрроу вообще снимала много видео с детьми — кто мог знать, для какого печального рассказа они потом пригодятся). Для России, где очень любят работы Вуди Аллена, фильм станет подробной реконструкцией событий и судебных разбирательствах начала 1990-х, о которых мы мало знаем.

Вуди Аллен — не тот, за кого себя выдает.

Тонко чувствующий интеллектуал в потрепанных свитерах и вельветовых брюках, за небольшие бюджеты снимающий остроумные фильмы и в последние годы с трудом находящий деньги на проекты, потому что мир погряз в дешевых развлечениях? Рассказ его приемной дочери Дилан Фэрроу о своем детстве (хотя он никогда не жил с ее матерью под одной крышей, они проводили вместе много времени) создает картину голливудского лайфстайла с постоянными путешествиями в Европу, перелетами частными бортами и остановками в роскошных отелях. Проиграв судебный процесс против Мии Фэрроу о лишении ее опекунства над двумя приемными и одним общим биологическим ребенком, режиссер заплатил бывшей партнерше $1 млн. долларов судебных издержек.

Представление о том, что Аллен-человек совпадает с Алленом-персонажем, также оказывается неверным. Неприспособленный к жизни книжный червь, несчастливый в любви и все время попадающий в нелепые ситуации из-за своих комплексов, но всегда готовый посмеяться над самим собой, — это тщательно сконструированный образ, который мы десятилетиями верили, просто потому что очень хотели верить. Один из самых драматичных моментов сериала — телефонная запись разговора, который Аллен и Фэрроу вели в момент судебного разбирательства по опеке над детьми, уже после того, как информация о сексуальном насилии над Дилан была опубликована, а Сун-и покинула дом приемной матери. Во время беседы Аллен методично давит на Фэрроу, и на ее вопрос «Ты записываешь наш разговор?», отвечает, что он последний человек на земле, который знает, как делать подобные записи. Но через несколько секунд их диалог прерывается другим звонком, и Аллен хладнокровно сообщает собеседнику, что ведет запись их с Фэрроу беседы в интересах спасения своей репутации. 

Выстроенный Алленом образ безобидного растяпы, жертвы собственных неврозов, Чарли Чаплина с Манхэттана, заслоняет реального человека — могущественного функционера киноиндустрии, способного привлекать лучших юристов и пиарщиков и имеющего ресурс для заметания следов. Архивные интервью с актрисами, которые благодарят режиссера за создание потрясающих женских образов, в этом контексте звучат зловеще, как еще одно свидетельство того, что талантливые женщины никогда не могли бы состояться в профессии без санкции влиятельного мужчины. Создав на экране и в литературе обаятельного и уязвимого персонажа, после обвинений со стороны семьи, Аллен легко примерил на себя роль жертвы — скорее всего, и после сериала очень многим будет трудно поверить в то, что он агрессор, нарушивший границы сексуальной прикосновенности детей, которые ему доверяли.

Аллен не подвергался уголовному преследованию за растление приемной дочери, потому что прокурор пожалел ребенка.

Один из самых трогательных моментов фильма — встреча Дилан с Фрэнком Мако, который в начале 1990-х был обвинителем в Коннектикуте, где расположен дом Мии Фэрроу. Хотя семилетняя Дилан в 1992-м году подвергалась многочисленным допросам о пережитом насилии (от нее очень хотели добиться противоречий в показаниях), уголовное дело так и не было возбуждено: Мако посчитал, что Аллен со своими ресурсами все равно отобьется от обвинений, а девочка будет еще больше травмирована публичным процессом и поражением в нем.  

Репутация Мии Фэрроу была разрушена на основании концепции «родительского отчуждения».

Линия защиты Аллена в процессе за опекунство над детьми, который начался после обнародования его отношений с Сун-и и насилия в отношении Дилан, строилась вокруг «родительского отчуждения» — ситуации, когда один из родителей ребенка настраивает его против другого в ходе личного конфликта. В 1990-х, когда проходило разбирательство между Аллен и Фэрроу, эта концепция часто использовалась для лишения родительских прав матерей, открыто заявивших о насилии над детьми со стороны отцов. В фильме приводятся данные по подобным кейсам, которые часто заканчивались тем, что ребенок оказывался в полном распоряжении насильника. Причина по которой это происходило понятна: судьи, как и любые другие люди, всегда были больше расположены верить свидетельствам мужчин. Аллену удалось убедить публику, что обвинения в насилии над Дилан — выдумка Мии Фэрроу, ее месть партнеру за уход к Сун-и. Сдвиг парадигмы, который случился с появлением соцсетей и движению #MeToo привел к тому, что свидетельства женщин начали слушать и чаще принимать во внимание. Это помогло Дилан Фэрроу заново заговорить о своей трагедии и наконец впервые получить широкую поддержку. 

Фильмы Вуди Аллена воспевают отношения взрослого мужчины и очень юных девушек.

Роман сорокалетнего героя «Манхэттана», сыгранного самим Вуди Алленом, и 17-летней героини Мэриэл Хэмингуэй — экранизация тайной связи режиссера с очень юной фотомоделью (они познакомились, когда ей было 16). В фильме девушка представлена инициаторкой этих отношений (и Гумберту в «Лолите» тоже кажется, что его соблазняет школьница); в относительно недавнем «Дождливом дне в Нью-Йорке» герой Тимоти Шаламе задается вопросом, почему девушки всегда влюбляются в стариков (сам он в финале уйдет от очень глупой 21-летней ровесницы к младшей сестре своей бывшей девушки, которую помнит ребенком). В действительности же дисбаланс власти в такой паре очевиден любому, кто в принципе думает о подобных динамиках. Фокус на очень юных девушках часто возникает и в других работах Аллена-режиссера, как реализованных, так и не реализованных (в сериале HBO приводятся его красноречивые правки к некоторым сценариям), а также в его прозе. До недавнего времени, пока культурные иерархии формировались в основном взрослыми мужчинами, подобные влюбленности описывались, как трогательные, романтичные и желанные (см. находившийся в тяжелой телевизионной ротации в 1999 году клип Алсу «Зимний сон», где продюсер и режиссер, в меру своего понимания идеи любви, придумали для трека 16-летней певицы видеоряд по мотивам неверно понятой «Лолиты»: девочка соблазняет маминого бойфренда). Сегодня, когда у женщин в ситуации Лолиты появилась возможность говорить о своем опыте, мы понимаем, насколько он может быть травматичен и насколько чувства в нем подменяются удовлетворением своих властных амбиций. Всвязи с этим возникает следующий вопрос: почему такое количество женщин, выросших на творчестве Вуди Аллена, идентифицируется не с этими девушками и женщинами, а с ним сами? Не является ли культ Аллена хорошо задокументированным кейсом интериоризированные мизогинии (перечитайте его рассказ «Шлюха из Менсы»: идея о том, что мужчина может через сутенершу нанимать студентку филологического или философского факультета для удовлетворения своих интеллектуальных потребностей, сегодня далеко не всем покажется остроумной)? Оглядываясь назад, на свое прежнее увлечение Алленом, уместно подумать о том, кто и как формировал наши вкусы, и почему хорошим считалось именно это (мизогинное и педофилическое), а не что-то другое.  

На свете есть вещи, поважнее Вуди Аллена.

Подробно рассказывающий историю семьи и то насилие, которое один член этой семьи совершил по отношению к другим, фильм «Аллен против Фэрроу» в итоге оказывается высказыванием о чем-то большем, чем биография отдельно взятого режиссера. Это кино о том, что старшие могут сделать с младшими внутри одной семьи. И о том, какими тяжелыми последствиями это может обернуться. И о том, как благодаря поддержке общества и изменению социального климата ветераны этих невидимых войн находят дорогу к себе и к миру.

Обсуждаем документальный сериал «Аллен против Фэрроу» 18 февраля в «Клабхаусе» в 20.00.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.

1 comment on “5 новых фактов из документального сериала «Аллен против Фэрроу»

%d такие блоггеры, как: