Индустрия Кино

Каминг-аут актеров в Германии — прорыв! Но что там в Голливуде?

И причем здесь Арми Хаммер? (18+)

Обложка журнала Süddeutsche Zeitung (еженедельного приложения к одноименной немецкой газете) от 5 февраля 2021 года стала трибьютом легендарной обложке Stern от 1971 года, на которой 374 женщины заявили, что делали аборт. Среди них были как обычные немки, так и звезды кино. Сейчас же 185 представителей актерской среды Германии совершили одновременный каминг-аут.

В начале 1970-х женщины обращали внимание на статью 218 уголовного кодекса Германии, по которому аборт считался наказуемым действием, причем практически без исключений. Акция вызвала не только огромный публичный отклик, но и запустила изменения.

Обложка Süddeutsche Zeitung Magazin от 5 февраля 2021-го гласит: «Мы уже здесь» #actout. 185 актеров совершают каминг-аут как лесбиянки, геи, бисексуалы, квир-персоны, небинарные персоны и транс-персоны. Они также опубликовали манифест, в котором говорится следующее:

«Мы здесь и нас много!

Мы актеры и актрисы, и мы идентифицируем себя как лесбиянки, геи, би-, транс *, квиры, интерсексуалы и небинарныe люди.

До сих пор мы не могли открыто говорить о нашей частной жизни, не опасаясь последствий для нашей карьеры. Часто многие из нас сталкивались с тем, что агенты по кастингу, коллеги, продюсеры, редакторы, режиссеры и прочие настоятельно рекомендовали нам держать нашу сексуальную ориентацию, идентичность и пол в секрете, чтоб не подвергать опасности карьеру.

Теперь с этим покончено!

Сейчас мы вместе делаем этот шаг, чтобы привлечь внимание широкой общественности.

Среди нас — актёры, которые уже отважились совершить coming out в одиночку, и те, кто решил это сделать сейчас. Новички и те, кто уже известен; те, кто вырос во времена, когда гомосексуализм был уголовным преступлением и те, кто моложе Эллиота Пейджа. Мы приехали из сёл и больших городов, мы разных цветов, среди нас люди с опытом миграции и люди с ограниченными возможностями — мы не однородная группа.

До сих пор бытовало мнение, что если мы раскроем определенные грани нашей идентичности, а именно нашу сексуальную и гендерную идентичность, то внезапно утратим способность изображать определенных персонажей и отношения. Как будто эта видимость
несовместима с нашей способностью убедительно воплощать роли для зрителей.

Но — этой несовместимости не существует.

Мы актеры. Нам не обязательно быть тем, кого мы играем. Мы играем других людей — в этом суть нашей работы».

Полностью манифест на русском языке можно прочитать здесь.

Среди актеров, совершивших каминг-аут — Удо Замель из сериала «Вавилон-Берлин», звезда популярнейшего немецкого сериала «Место преступления» (Tatort) Карин Ханкцевски и Марк Вашке, снимавшийся у Терренса Малика в «Тайной жизни» и сериале Netfllix «Тьма».

Карин Ханкцевски в сериале «Место преступления»

В интервью актеры рассказывают довольно печальные истории, которые сводятся к одному: публичное оглашение их настоящих партнеров было запрещено агентами. Эмма Бадинг («Игра», «В моей комнате») говорит: «Мне хотелось пойти на церемонию вручения наград с любимой женщиной, но мне настоятельно рекомендовали этого не делать, поскольку после этого карьере придет конец». Карин Ханкцевски: «Когда мы обсуждали все это в нашем сообществе, внезапно стало ясно, что это можно изменить, если выйти всем вместе, большой группой».

Давайте посмотрим, возможна ли такая же обложка в современном Голливуде.

Что такое «пункт о морали»

Конечно, гомосексуальные актеры существовали в Голливуде еще с Золотого века, с 1920-х. Но за их жизнями велось тщательное наблюдение — зачастую, представителям ЛГБТ-сообщества приходилось выходить замуж или жениться, как обычным гетеросексуальным людям. И хотя на сцене квирность в 1920-х не была табу, обычная жизнь крупных звезд зачастую скрывалась за так называемым «лавандовым браком», чьими организаторами выступали сами студии. Чтобы скрыть сексуальную ориентацию актеров, геи и лесбиянки, а также бисексуалы вступали в брак друг с другом. Эта практика длилась вплоть до 1960 годов.

Среди самых известных лавандовых браков — союз секс-символа Рудольфа Валентино и актрисы Джин Экер в 1919 году (брак продержался меньше года), женитьба Рока Хадсона на секретарше агента актера Филлис Гейтс в 1955 (развелись спустя два года).

Свадьба Рока Хадсона и Филлис Гейтс

Когда в Голливуде процветала студийная система, актеры практически принадлежали им — контракты удерживали звезд на протяжении нескольких лет. Студии выращивали звезд своими руками и ревностно следили за их поведением. В том числе и за пределами съемочных площадок.

После того, как Роско «Толстяк» Арбакль был арестован в 1921 году, Universal Film Company начала добавлять в контракты актеров так называемый «пункт о морали» (moral clauses), согласно которому студия могла прекратить выплачивать гонорар актерам и даже разорвать с ними контракт, если они «утратят уважение публики». Арбакль был в свое время крупной во всех отношениях звездой, уровня Чаплина и Китона. Он только-только подписал контракт на три года (и три миллиона долларов) с Paramount Pictures, когда на его вечеринке в Сан-Франциско нашли смертельно изнасилованную женщину. Несмотря на то, что суд оправдал его, Арбакль моментально стал изгоем и не мог найти себе работу в кино — зрители видели в нем преступника.

За артистами в их свободное время следили частные детективы, докладывая студийным боссам о всех действиях подопечных. Если появлялась «моральная» проблема, экзеки студии связывались со звездами и приглашали их на разговор в присутствии юристов. Все это постепенно привело к появлению кодекса Хейса, но речь сейчас не о нем.

Речь о том, что в контрактах голливудских актеров «пункты о морали» существуют и по сей день.

На протяжении лет понятие морали менялось — карьеры рушились не только из-за секса, но и из-за политических убеждений (в 1950-х), а в 1960-1970-х «пункты о морали» обсуждались максимально тихо, в присутствии юристов. Сейчас проблемы у студий могут вызвать гомофобные комментарии звезд или дурацкие шутки в соцсетях. Вообще студии могут наказать штрафами или разорвать контракт с исполнителем за многие проблемы — от обычного преступления и преступления, связанного с моральной распущенностью, до всего, что может «унизить вас в обществе или вызвать к вам публичную ненависть, презрение, презрение или насмешки, а также склонность к шоку».

Так что когда стало известно, что Арми Хаммер покинул ряд голливудских проектов из-за своих разговоров с девушками в Instagram, было понятно, что его карьере пришел конец — «пункт о морали», скорее всего, был вписан в его контракт. Утром 6 февраля появилась новость о разрыве отношений William Morris Endeavor (WME), одного из крупнейших актерских агентств США, с Хаммером — все по той же причине. И можно написать, что у актера «просто такой фетиш», и он, конечно, никакой не каннибал, но факт остается фактом — его появление в фильмах стало бы проблемой для студий.

А что в кино?

Долгое время Голливуд показывал ЛГБТ-персонажей либо злодеями (Джоэл Кайро в «Мальтийском соколе», Буффало Билл в «Молчании ягнят»), или придерживался политики don’t ask, don’t tell («не спрашивай, не говори») — как в фильмах «Завтрак у Тиффани» или в «Кошке на раскаленной крыше», в которых замыливалась неоднозначная ориентация персонажей, несмотря на их четкое обозначение в книге или пьесе.

Даже если брать такие прорывы как «Филадельфия» и «Горбатая гора», можно увидеть, что гомосексуалы изображены как трагические персонажи, или как люди, к которым зрителю следовало испытывать жалость.

Том Хэнкс в фильме «Филадельфия» (1993)

В своих крупных картинах Голливуд продолжает делать вид, как будто ЛГБТ-сообщество отсутствует — достаточно вспомнить, как «Богемская рапсодия» обошлась с Фредди Меркьюри, уходя от его сексуальности (это стало причиной выхода из проекта Саши Барона Коэна, взятого на роль изначально). В Китае 20th Century Fox и вовсе выпустила перемонтированную версию, убрав и без того скромные намеки на гомосексуальность Меркьюри. Китайская цензура дошла до того, что речь Рами Малека, получившего «Оскар» за роль, была намеренно переведена иначе, без упоминания сексуальности Фредди.

Перед Каннской премьерой байопика Элтона Джона «Рокетмэн» вышла масса текстов, где муссировался «уровень гейскости» картины — писали, что Paramount Pictures намерена вырезать 40-секундную сцену, в которой Тэрон Эджертон и Ричард Мэдден, игравшие Элтона Джона и его менеджера Джоан Рида, весело заваливаются в постель. Режиссер Декстер Флетчер эти сообщения опровергал, и в итоге в Каннах эту сцену увидели. Но не в России.

Голливуд делает шаг вперед и два шага назад по отношению к репрезентации ЛГБТ-сообщества на большом экране. Marvel допускает в диалоге намек на отношения двух мужчин — и в итоге «Мстители: Финал» не выходят в оригинале в России, а в дубляже слова изменены. Конечно, телепроекты в этом плане гораздо смелее, но они все же становятся нишевой продукцией.

Каминг-аут в Голливуде

В 1997 году Эллен ДеДженерес «вышла из шкафа», став первой открытой лесбиянкой с главной ролью в ситкоме. Увы, «Эллен» закрыли спустя год, а по индустрии поползли разговоры о смерти карьеры актрисы. Но если Дедженерес в итоге стала ведущей собственного шоу, то карьера Руперта Эверетта потерпела полный крах, когда в 1989 году актер совершил каминг-аут. Он рассказывал о реакции профессионального сообщества только спустя много лет, в 2010-м. «Не было никакой реакции. Мне просто больше никогда не давали ролей в голливудских фильмах. В начале карьеры мне повезло, я снялся в паре картин, но потом у меня не было работы лет десять, и я переехал в Европу». Эверетт называл Голливуд «крайне консервативным местом, которое притворяется либеральным».

Звезда мини-сериала «Поющие в терновнике» Ричард Чемберлен в своих мемуарах от 2003 года совершил каминг-аут, но там же он предупреждает молодых актеров от повторения его действий. «Все очень сложно. В нашей культуре до сих пор невероятное количество гомофобии. Это прискорбно, глупо, бессердечно и аморально, но оно так и есть, — говорил Чемберлен в интервью The Advocate. — Если актер после каминг-аута продолжает работать, это чудо, потому что большинство теряет работу, поэтому для востребованного актера слова „мне пофигу, если все узнают, что я гей“ будут просто неразумными». «Я бы не рекомендовал актерам, играющим главные роли, совершать каминг-аут», — заявил 76-летний Чемберлен в 2010-м.

«Поющие в терновнике» (1983)

По данным GLAAD в сериалах бесплатных эфирных каналов сезона 2018-2019 года было 857 постоянных персонажей. 75 из них идентифицировались как представители ЛГБТК-сообщества. GLAAD делает это исследование 14 лет, и в 2019-м получило рекордную цифру — 8,8%. В кабельных прайм-тайм сериалах было 120 ЛГБТК-персонажей первого или второго плана, а в проектах стриминг-сервисов Netflix, Amazon и Hulu — 75 постоянных ЛГБТК-персонажей. Со времени совета Ричарда Чемберлена многое изменилось? Нет.

Даже когда фильм «Лунный свет» о чернокожем гее берет премию «Оскар», сам Голливуд продолжает относиться к каминг-аутам актеров неоднозначно. «Многие советуют не делать этого, — говорит Эван Рэйчел Вуд, заявившая в 2011-м году о своей бисексуальности.  — Хотят, чтобы ты оставалась желанной для зрителей-мужчин. Потому что так продаются билеты, что помогает твоей карьере».

В одном из полнометражных «Стар треков» гетеросексуальный актер Джон Чо играл гея, но в интервью IndieWire сказал, что знаком с актером, который «не то чтоб в шкафу, если вы меня понимаете», но не разглашает свою сексуальность в прессе. «Думаю, ему не хочется говорить об этом в 80% своих интервью, — считает Чо. — Внимание, конечно, будет естественным, но думаю, тому актеру интереснее обсуждать свою работу. И у гетеросексуальных артистов гораздо более высокая степень приватности».

Все в том же материале IndieWire о двойных стандартах Голливуда можно встретить цитату анонимного менеджера, который говорит: «Все дело в восприятии. Хочется верить, что актер в главной роли трахает актрису в главной роли. Если студия вкладывает в картину массу денег, ей хочется, чтобы зрители считали, что все так и есть. Увы, если мы знаем, что в реальности актер спит с другим мужчиной, есть опасность, что количество проданных билетов существенно уменьшится».

«Назови меня своим именем» (2017)

Гетеросексуальные актеры Тимоти Шаламе и Арми Хаммер (снова!) играли в драме «Назови меня своим именем», но несмотря на роль гея, карьера Шаламе лишь улучшилась. Кристен Стюарт продолжает работать в Голливуде после своего каминг-аута, но не всем актрисам так везет — Лола Кирк, получившая известность после драмы «Госпожа Америка» (Mistress America), говорит, что у актеров пока мало влияния: «Часто гетеросексуальные актеры играют квир-персонажей, но редко квир-актеры играют стрейтов. Мне повезло, что у меня пока есть работа, на самом деле это не так-то просто. Пожалуй, потому люди и скрывают определенные аспекты своей личности, потому что иметь возможность получить признание за свою работу — это привилегия».

Проблема с каминг-аутом в Голливуде сейчас, как считают в IndieWire, связана только с молодыми мужчинами. Например, Закари Куинто, Нил Патрик Харрис и Алан Камминг не скрывают принадлежности к ЛГБТК-сообществу. Все тот же анонимный менеджер комментирует это так: «Характерных актеров постарше это не затрагивает. Есть „закрытые“ актеры, о которых и так все знают, что они геи, но карьере их это не вредит. Но если ты только делаешь первые шаги в индустрии, как любой молодой артист, то ты точно не хочешь, чтобы на тебя наклеили ярлык и звали только на определенные роли. Когда ты становишься старше и известнее, перед тобой раскрывается больший выбор ролей».

Ожидать ли от голливудских актеров в ближайшее время похожего разворота, как у их немецких коллег?

Ответ за вами.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: