Кино

Sundance-2021: «Джон и дыра»

Как сложно взрослеть

На фестивале Sundance показали «Джона и дыру», дебют испанского художника Паскуаля Систо по сценарию Николаса Джакобоне («Бердмен», «Бьютифул»). Лента должна была оказаться в одной из программ Каннского кинофестиваля прошлого года. Это медленный, буквально гипнотизирующий триллер о семейных травмах и взрослении, в котором тринадцатилетний Джон выкидывает всю свою семью в бункер, находящийся рядом с домом. О том, чем фильм «берет за душу», — журналист Дмитрий Барченков.

Представьте: просыпаетесь вы утром, щебечут птицы, солнце еле-еле пробивается к глазам — в общем, ощущения, вроде бы, замечательные. Пока вы не понимаете, что лежите не в своей кровати, а на земле, внутри бункера, который, кажется, был недалеко от вашего дома. Ужас усиливается, когда вы осознаете, что оказались там по вине близкого человека — сына или младшего брата. Он же начинает самостоятельную жизнь в опустевшем доме.

«Джона и дыру», как уже многие заметили, легко сравнить то ли с «Что-то не так с Кевином» Линн Рэмси, то ли с ранними работами Йоргоса Лантимоса (тем же «Клыком» 2009 года). И действительно, есть здесь и сложный, молчаливый, несколько даже инфернальный подросток, и клаустрофобическая атмосфера, и магнетические вайбы, создаваемые электросаундом и очень-очень длинными планами. Но взгляд на это, в первую очередь, благодаря сеттингу и достаточно известным телевизионным лицам (папу Джона играет Майкл С. Холл из «Декстера», а старшую сестру — Таисса Фармига, знакомая по «Американской истории ужасов» Райана Мерфи), скорее, американского инди, нежели европейского арта, что прибавляет всему происходящему дополнительного шарма. Особенно в контексте премьеры на «Сандэнсе».

С точки зрения смысла же, перед нами история о некоммуникации в семье, о вынужденности ребенка взрослеть самостоятельно. И если Джон выражает эту мысль активно, действием против семейного уклада, то надстроенная над основным сюжетом и похожая на него история другой маленькой девочки, напротив, пассивна, слишком недосказана. В кадре, всего в трех сценах, дочь и мать-одиночка: они обнимаются, общаются, ругаются, а затем девочка отправляется в лес, на поиск своего бункера. Кажется, маленькая героиня услышала историю про Джона как раз от мамы, и восприняла ее как собственный акт протеста, или же она живет в фактическом отрыве от Джона, в своем аляповатом мире.

Вообще, недосказанность — отличительная, даже зияющая черта этого фильма. И хотя сам зев, то есть дыра, бункер изображен четко и ясно, события, в центре которых он находится, расплываются то в бессобытийности (фактически сюжет здесь почти не двигается), то в молчании странноватого Джона (говорят здесь тоже крайне мало). Такое слишком тягучее повествование многих может отпугнуть (критический рейтинг драмы на Rottten Tomatoes сейчас составляет всего 48%), но не признать художественных побед «Джона и дыры» невозможно, не влюбиться в его магию невозможно. Это если не один из лучших, то хотя бы один из самых любопытных жанровых экспериментов Sundance-2021.

%d такие блоггеры, как: