Книги

Люди и птицы, секс и социализм, магия и грязь: все, что я прочитала осенью

Разные книги: живые и мертвые

В предыдущей серии: все, что я прочитала летом

Три осенних месяца были непростыми, но я закончила свой Reading Challenge за 2020 год (хоть что-то хорошее!), и теперь готова поделиться с вами прочитанным. Среди прочитанных за осень 38 книг есть два отличных романа российских авторов, комиксы, нон-фикшн и, разумеется, художка. Поехали.

Светлана Сачкова, «Люди и птицы»

Мне ужасно нравится, как Светлана пользуется сносками. Она как бы дополняет и расширяет мир героев — так когда-то делал Терри Пратчетт — а заодно напоминает, что мы читаем книгу не только реалистичную, но и полную иронии. Ее Таня — забитая интровертка, прокручивающая в голове все диалоги, вместо того чтоб встать на защиту себя перед миром. Ее Саша — поверивший в мечту экстраверт, не теряющий оптимизма и делающий деньги на всем, что можно. Возможно, любой другой писатель сделал бы из этих персонажей романтическую пару, но Сачковой гораздо интереснее наблюдать за тем, как они выживают в огромной Москве (и это знаете ли не Москва сериала «Беспринципные», а Москва фильма «Елена»), как каждый день сталкиваются с обыденностью этого мира, с его несправедливостью, но, что удивительно, и с магией мира.

Писательница не боится придавать своим персонажам отталкивающие черты. Например, Саша, испытывая злость, из приятного, слегка нелепого мужичка, превращается в ксенофоба и расиста. Беспомощность Тани иногда просто раздражает — и в этот момент я ловила себя на мысли, что сражаться со своей семьей всегда непросто, особенно когда родители уже и так все про тебя решили.

Поскольку «Люди и птицы» — роман с привкусом магического реализма, в нем найдется место дэвидлинчевскому карлику. Но он не будет говорить задом наперед и не станцует. Он попытается сломать жизнь нашим героям, и в какой-то момент даже добьется успеха. Впрочем, никаких спойлеров!

Алексей Поляринов, «Риф»

Каюсь, с Алексеем я немного знакома лично и даже записывала с ним подкаст о творчестве Чарли Кауфмана. Да что уж там, Алексей написал нам про последний фильм Кауфмана, если не читали, то вот текст.

Когда вышел «Центр тяжести», я с писателем не была знакома, и вот что написала у себя в Goodreads: «Мне пока не доводилось читать отечественных мэйнстримных романов, размышляющих над современной ситуацией. Обычно это делается исключительно через призму прошлого, но живописать наше время получается или ужасно скучно или просто не интересно. В „Центре тяжести“ нет привычных для многих наших произведений олигархов и мажоров, нет этой дурацкой золотой московской молодежи, которую придумывают для фильмов, есть обычные люди, к которым мы успели прикипеть за первую сотню страниц, пока наблюдали за их детством». Героини «Рифа» — три девушки, растущие в разное время. Одна живет в СССР, вторая в России, третья — в современной Америке. Всем героиням придется столкнуться с коварным и харизматичным ученым Гариным, умнейшим профессором, на счету которого настоящий геноцид. У Гарина есть умение привораживать к себе людей, и всем девушкам придется непросто. Ужасно не хочется спойлерить, но говорить, что «Риф» это только про секты, было бы чертовски несправедливо. О чем же тогда? Ну допустим, о том, как причудливо сплетаются попытки разобраться в тайнах прошлого и необходимость разобраться в себе.

«Риф» развивает три линии, чтобы под конец свести их в одну и, как в поговорке, убить трех зайцев одним ударом. Поляринову это удается, благо он не варится исключительно в мире российских писателей, как многие его коллеги, а активно читает и переводит иностранных авторов. Потому «Риф» будет отлично смотреться на английском (как и «Центр тяжести»). Редкое качество для отечественной прозы.

Кристен Годси «Почему у женщин при социализме секс лучше»

Немного повторяющаяся, но закрепляющая в голове мысль книга о том, что капитализм превращает секс в товар, и женщины вынуждены его продавать. Отсюда неудовлетворённость. Это оооочень примерное описание книги Годси, потому что она на протяжении пары сотен страниц методично сравнивает положение женщин в соцстранах и капстранах. Особенно интересно смотреть на разницу между Восточной и Западной Германией, оказывается, немки с социалистической стороны были более раскрепощенными в сексуальном плане (и все благодаря экономической независимости). Но это все, конечно, если верить статистике из ГДР, которой авторка верит, ну а мы с вами знаем, что такое статистика из соцстран.

Мне показалось, что книга пересекается со «Светом, обманувшим надежды» Крастева в том, что все соцстраны после падения Берлинской стены приняли равнение на капитализм, отбросив все то хорошее, что было при социализме (по мнению Годси было — я не буду спорить, жила в СССР сравнительно мало).

Если сформулировать идею книги в двух словах, то: vote Bernie. Or Joe. Но не голосуйте за республиканцев, короче. Я вообще иногда диву даюсь, как иностранные авторы умеют превратить идею на одну статью в полноценную книгу.

Мона Авад, «Зайка»

Есть такой челлендж, «максимально скучно расскажите о книге». Или о фильме. Не суть. Главное, надо вытянуть из романа абсолютно все подробности и сухо выдать фабулу. Жила-была девушка с очень живым воображением. И никто ее не любил.

«Зайка» — организм, такой hive-mind четырех девушек, изучающих creative writing, писательское мастерство в универе города, в котором жил отец Ктулху. Они прелестны, очень милы и приторно пахнут — Мона Авад прилежно нагружает героинь всеми возможными стереотипами, от светлых волос до платьев с мимимишными рисунками.

Саманта и ее подруга Ава Заек ненавидят. Они не такие, они противоречивые, прогрессивные и умные. Зайки, кстати, не дуры, они просто ведут себя как в «Дрянных девчонках», но Сэм, у которой ужасный писательский ступор, ненавидит девиц всем сердцем. Однако что-то заставляет ее откликнуться на их приглашение на закрытую вечеринку, и Саманта, бросив Аву, несется в один из дорогущих особняков, чтобы стать свидетельницей настоящего творчества Заек. Те по сути ведьмы и творят из кроликов мужчин. Называют «Черновиками», потому что все они ужасно стремные, недопиленные, а предложи им секс — начинают рыдать. Черновики отражают самих Заек, это понятно сразу. Саманта никак не может превратить кролика в мужчину, но это только потому, что у нее со способностями куда лучше, чем у новых товарок.

Смесь Heathers, Scream Queens, AHS: Covenant, «Зайка», пугает лишь возрастом Саманты: ей 25, она взрослая женщина, совершенно непригодная к жизни. Авад пытается написать ответ «Тайной истории», и у нее для этого отличный язык, но только вся интрига становится ясна примерно к середине романа (помните? У девочки живое воображение), и мне оставалось ждать развязки. От этого слегка приуныла и стала обращать внимание на постоянные повторы — как будто авторка считает читателей неспособными запомнить прочитанное 100 страниц тому назад.

Чем же объяснить похвалу книге от Маргарет Этвуд, вынесенную на обложку? Видимо, пистельница читает мало жанровой литературы. А жаль.

Сборник It’s Not OK to Feel Blue (and other lies), составительница Скарлетт Кёртис

У Скарлетт Кёртис выходил в России сборник под названием «Феминистки не носят розовое» — все никак не доберусь до него. «Грустить это не нормально — и другая ложь» здоровый, на 550 страниц сборник о душевном здоровье, содержащий 70 эссе от людей разной степени известности.

Очень интересно, как по-разному селебы восприняли просьбу Кёртис написать «что-нибудь». Наоми Кэмпбелл отделалась дженерик-страничкой, кто-то написал слишком много, кто-то понтуется, но по большей степени рассказывают о столкновении с расстройствами психики. В основном у себя, но есть и ужасно трогательный некролог о брате с шизофренией от одного инфлюэнсера. Меня поразил текст Эллы Пёрселл, очень красивой молодой актрисы, которая описала неделю своей жизни и голос в голове, не поддающийся никаким заглушкам. Она называет его «Карен» и пытается найти с ней общий язык. Пожалуй, это лучший текст всего сборника.

Эмма Томпсон написала список в стиле «как бороться с депрой», весьма забавный, но трудновыполнимый. Мужчины пишут о требованиях общества «быть мужиком», «не быть тряпкой», о запрете на слезы и эмоции, пишут о ПТСР (особенно беженцы), пишут о потерях, о горе, о поисках света в конце туннеля.

Это классный сборник, в нем много хороших слов. Жаль, что у меня не было такого в 20 лет. Хорошо, что он есть у меня сейчас.

Штефан Орт, «Осторожно, Россия!»

Штефан Орт рисковый человек, или просто не в курсе поговорки «что русскому хорошо, немцу — смерть». Как он рискнул проехаться по стране, останавливаясь только у каучсерферов, я просто диву даюсь. Его тревелог написан остроумно, но вместе с тем с огромным любопытством и интересом к новой стране. Орт знакомит нас с людьми, приютившими его в разных городах — от Москвы до самых до окраин. География впечатляет: не только Питер, Екат, Волгоград и Новосибирск, но и Мирный, Элиста, Владивосток, Грозный и даже Жаровск, в котором Штефан добирается до секты Виссариона.

В оригинале книга Орта называется «Каучсерфинг в России», но издательство делает автору медвежью услугу, называя ее «Осторожно, Россия!» Весь принцип книги строится на том, что нет, не осторожно — нормальная страна же. Просто по ней надо чаще путешествовать и с людьми разговаривать.

С грустью подумала, что у меня не получится вот так поездить по стране — дорого, коронавирус, а мне уж не 17 лет.

Элена Ферранте, «Лживая взрослая жизнь»

Написала про новую книгу авторки «неаполитанского квартета» целый текст вот тут, не буду повторяться. Роман по-моему прекрасный.

Джульет Греймс, «Семь или восемь смертей Стеллы Фортуны»

Стилем а-ля «караван историй» Греймс говорит о важнейших вещах. Женская доля в патриархальном мире. Необходимость быть красивой. Быть желанной. Быть замужней. Быть матерью. Быть хозяйкой.

Всего этого Стелла Фортуна, рожденная 11 января 1920 года в калабрийской деревушке, совершенно не хочет. Может, потому ее жизнь постоянно висит на волоске и умирает она то ли семь, то ли восемь раз. Стелла растет в семье отца-насильника, который однажды мастурбирует на нее — и девушка навсегда приобретает жгучий стыд и страх перед сексом. Она мечтает вырваться из дома, где растет с сестрой Тиной и двумя младшими братьями, но отец забирает семью в Америку, где приходится ассимилироваться, сцепив зубы. Новый свет не приносит Стелле счастья: она вкалывает за гроши вместе с сестрой и отдает заработок отцу. Ее бедная мать едва выползла из итальянской нищеты, оказывается в нищете американской — все это не так ужасно описано, благо Греймс обладает отличным чувством юмора, а переводчица Юлия Фокина — великолепным слогом.

Я долго жила со Стеллой Фортуной — чтение пришлось прервать на две недели, пока шел фестиваль в Торонто, — но думаю, что образ этой женщины останется со мной навсегда. Асексуальная, сломленная, холодная, вынужденная всю жизнь хранить в себе жесточайшее насилие и считать себя бесполезной. Здесь нет психологизма «неаполитанского квартета Ферранте», это на самом деле очень американский роман. Об иммигрантах, о попытках прижиться на новой почве, о чудовищных мужчинах и о прекрасных женщинах, которым дадут голос еще очень нескоро.

Стейси Холлс, «Покровители»

Как жили женщины в начале 17-го века в Англии? Хорошо, если им довелось родиться в богатой семье. Так? Нет! Флитвуд 17 лет, она уже 4 года замужем за симпатичным Ричардом, но никак не может родить ребенка — девушка уже перенесла три выкидыша. Однажды, увидев письмо от врача, Флитвуд узнает, что новая беременность может стать для нее последней, лишив ее жизни. И тут очень удачно появляется некая девушка Алиса Грей, ничем не примечательная, но умело обращающаяся с травами. Она повитуха и кажется, благодаря ей, Флитвуд родит и выживет.

Холлс берет в основу реальную историю, превращая ее чуть ли не в триллер. Пока Флитвуд страдает от перспективы умереть от родов, в Англии многие женщины томятся в тюрьмах по обвинению в ведьмовстве: у них абсолютно реальная перспектива оказаться на виселице или взойти на костер. По сути это роман о том, как молодая, маленькая и беременная девица проявляет чудеса изворотливости, чтобы вызволить единственную женщину в этом мире, к которой она испытывает привязанность. Нет, ничего лесбийского, просто Флитвуд видит в Алисе подругу, которой никто, кроме нее не поможет.

Очень бойко написанный роман, в котором может и есть место мистике, но ее очень мало (а издатели как раз на это заманивают). Скорее, больше похоже на «Она же Грейс» Этвуд, но чуть попроще и полегче. Но от этого не хуже. Прочла запоем и с большим удовольствием.

Дженин Камминс, «Американская грязь»

Вокруг книги поднялся скандал из-за культурной апроприации, но об этом уже написано достаточно. Главная беда «Грязи» в том, что ее героиня, Лидия из Акапулько, хозяйка книжного магазина, никоим образом не является отражением типичной иммигрантки. Да, она уносит ноги от наркобарона, расстрелявшего 16 человек из ее семьи, оставив в живых лишь ее и восьмилетнего сына. Случайно ли? Ведь хефе захаживал в магазин Лидии и флиртовал с ней. Но потом муж Лидии, журналист, написал статью про Ла Лечузу (прозвище наркобарона) и все заверте…

Мне ужасно не понравилась героиня. Камминс выписывает ее совершенно беспомощной дурочкой, и я не верю, что она пересекла Мексику на поезде Смерти, лежа на крыше. Там вообще масса несуразностей и странностей (почему Лидия не выдала девочек-сестер за своих дочерей, испугавшись их более темного цвета кожи? Ну же, женщина, у тебя могли быть разные мужья!), нелепостей типа сравнения поезда с бобовым стеблем (алё, в Мексике не читают англоязычную сказку!), но особенно бесят вкрапления испанских слов — сколько можно читать abuela, чем плоха «бабушка»? Но авторка упорно шарашит по страницам испанским — но мы помним, что роман написан на английском.

Читала в послесловии, что Камминс хотела нарисовать портрет беженцев через вот такую женщину, которой в один день пришлось бросить всё и продираться нелегально по стране с ребенком в охапку. Поверить во все это было особенно трудно, когда вспоминаешь 15-минутную VR зарисовку Carne y Arena Альфонсо Куарона — там было действительно страшно и хотелось рыдать.

Впрочем, лучше всего у писательницы получились дети — сын Лидии и сестры-подростки. И койот (человек, который переводит нелегалов по пустыне в Штаты). Койот клевый, вот о нем бы я почитала.

Джонатан Рауш, «Добрые инквизиторы. Власть против свободы мысли»

Для начала: оригинал называется «Добрые инквизиторы: Новые нападения на свободу мысли». Привет издательству Корпус, Рауш вообще не затрагивает власть в своей книге — ну, может, за редким исключением. В остальном его текст 1993 года читается дико, но зато становится понятно, почему он подписал летом 2020-го открытое письмо с осуждением культуры отмены.

Дело в том, что Рауш писал свою книгу до социальных сетей, и вряд ли представлял, насколько его постулат «оскорбления это нормально» превратится в ежедневные потоки говн в фейсбуке или твиттере. Он адепт критики, но в наше время критика становится чуть ли не опасной — почитайте, как реагируют на тексты Марии Кувшиновой, там всегда будет переход на личность, а не критика точки зрения.

Периодически у Рауша возникают абсолютно бредовые на мой взгляд идеи — вся глава под названием «Угроза человеколюбия» какой-то пир либертарианского духа. «Ответ на вопрос „Зачем терпеть полные ненависти и ошибочные мнения“ не менялся с тех пор, как Платон представил миру свою леденящую кровь утопию: затем, что иначе будет хуже». Рауш забывает при этом отметить, кому именно будет хуже. Дальше он рассуждает об оскорбительных словах и подытоживает: «методичка по обидным словам быстро потеряет актуальность».

Но, как мы видим, ситуация в мире складывается иначе. Честно говоря, я не верю в объективность, считаю, что у каждого своя правда (моральный релятивизм? Maybe.), да и получив вагон и маленькую тележку оскорблений не думаю, что осудившие меня люди были готовы к хоть какому бы то ни было диалогу.

Сара Гэйли, «Магия лжецов»

История прикрывается убийством в школе для юных волшебников, но на деле это сюжет совсем иного толка. Квази-хогвартс здесь только сеттинг, а магия — лишь нечто недоступное героине Айви Гэмбл, подвизающейся на почве расследований частного характера. Она следит за неверными мужьями и женами, как внезапно ее вызывают в школу Осторн, где найдено тело учительницы. Девушка убита совершенно зверским способом, но магическая полиция считает случившееся случайностью.

Айви прибывает на место преступления и… Помимо того, что ей впервые в жизни приходится расследовать убийство, ей еще и придется столкнуться с собственными демонами. Увы, Айви не идеал. Она много пьет, не способна наладить ни с кем отношения, но главное, ненавидит свою родную сестру Табиту, уродившуюся волшебницей. Внутри Айви целый комок проблем: собственные комплексы, горечь из-за умершей от рака матери, злоба на сестру-магичку, не ставшую ее спасать.

Вообще это занятная книжка, признаться, я ожидала нечто вроде сатиры на «Гарри Поттера», а получила Бриджит Джонс, которая в обнимку с бутылкой вина допрашивает подростков-волшебников. Читается легко, Гэйли молодец, что всех обманула и написала очень человеческую историю.

Уолтер Тевис, «Пересмешник»

Каждой книге свое время. «Пересмешник» дожидался меня два года, лежа на полке между пейпербэками Достоевского (почему?), но сейчас, когда я прочла его «Ход королевы» (он же «Ферзевый гамбит»), было здорово найти у себя другой его роман.

И насколько же он ДРУГОЙ!

Действие в далеком будущем, когда люди перестали размножаться, предпочитая быстрый секс, эротику по телеку, но главное — транквилизаторы и наркотики. Они разучились читать и писать, став пустоголовыми марионетками в руках роботов, построенных для улучшения человеческой жизни. Но, как это часто бывает с роботами, все идет не так.

Умнейший из роботов земли, чернокожий андроид Боб Споффорд мечтает умереть. Он живет уже почти 200 лет и навидался многого. Успел влюбиться в женщину, наблюдая за ней со стороны. Успел увидеть, как она старится и умирает. Но внезапно в его скучной жизни появляется парень по фамилии Бентли и уверяет, что он научился читать. С парнем в жизнь Боба входит девушка Мэри Лу и кажется, теперь у мира есть шанс на изменение в лучшую сторону.

Тевис писал книгу в конце 1970-х, когда страх от отностельно недавно появившихся антидепрессантов и транков был слишком ощутим. Он описывает групповые самосожжения как единственный способ людей покончить с опостылевшим миром, но при этом Споффорд запрограммирован на вечную жизнь. Что такое вечная жизнь в мире без эмоций? Что такое быть человеком, когда ты не подавляешь себя и чувствуешь тягу к знаниям? Как ты изменишься? На что будешь готов? А если ко всему этому прибавить кошку?

Удивительно человечный роман, Тевис был великим знатоком людей. Так вижу.

Джин Корелиц, «Ты должна была знать»

Взгляд этого романа на мир устарел вместе с поведенческим паттерном «я его слепила из того, что было, а потом что было, то и полюбила». Потом «что было» дает о себе знать, и женщина такая — куда же я смотрела? А общество такое: «Ты должна была знать!»

Грейс Райнхард-Сакс как раз часть такого общества. Она работает психологом, живет в квартире детства на Манхэттене (благо отец решил подарить), все еще дуется на мачеху Еву, захапавшую сервиз ее покойной матери, растит образцового сына Генри (прилагаются уроки игры на скрипке у выходца из страны бывшего советского блока) и безмерно любит своего мужа Джонатана. Вскоре у Грейс выходит книга с названием «Ты должна была знать», в которой она, как психологически подкованная женщина, дает советы не таким подкованным дамам, как разглядеть мрак в конце светлого туннеля. Иными словами, объясняет, куда смотреть, чтобы не оказаться в несчастном браке. При этом Грейс ужасная снобка, совершенно невыносимая в своих комментариях — и я не уверена, что писательница считает ее высказывания неподходящими. Грейс — белая кость Нью-Йорка, но так себе кость, не очень-то богаты они с Джонатаном, ведь он работает педиатром-онкологом, а врачам платят так себе.

Короче, пока Грейс занимается устройством благотворительного аукциона для престижной школы, в которой учится Генри, ее драгоценный Джонатан уезжает на конференцию. С концами уезжает, прихватив ее драгоценности и бабки. Грейс оказывается практически у разбитого корыта, да еще и в центре скандала с убийством женщины, с которой у Джонатана был роман.

Корелиц вообще чихать хотела на убитую, на ее сына, на ее семью, даже, если на то пошло, ей пофигу, кто ее убил. Главное, что там думает Грейс. И она обильно поливает страницы поверхностными разговорами, встречами с людьми, которые исчезнут через пару страниц, простецкими размышлениями героини. И ох, как же чувствуешь себя умнее по сравнению с ней! Я такое в книгах не люблю, поэтому мне она не понравилась.

Много страниц страданий богатой женщины, которая предпочитала не смотреть дальше своего носа, но считала будто может рассказать, как от этого уберечься. В финале Корелиц мирит Грейс с бывшей подругой, выдает героине нового возлюбленного, и она радостно кидается к нему в объятия. Хэппи энд (но не для оценки книги).

Эндрю Хантер Мюррей, «Вечный день»

Еще один кошмар об изоляции Великобритании — тема стала популярна до, во время и после Брексита, но Мюррей пишет не просто о возможности восстановления британского господства, но и экологическое предостережение всем нам.

Эллен Хоппер изучает океан. Ее жизнь протекает где-то на богом забытой платформе посреди воды, и она пытается найти способ вернуть прежнее положение дел. Проблема в том, что несколько десятков лет назад Земля начала замедляться в своем вращении, и в итоге вовсе остановилась. Теперь где-то постоянно кромешная тьма, а где-то вечный день под палящим солнцем. Хоппер еще застала прежние деньги, но совсем немного. Однажды ей приходит письмо от бывшего ментора, умоляющего ее приехать в госпиталь, где он умирает. Эллен делает вид, что не замечает попыток пожилого ученого связаться с ней: в конце концов, именно он нес ответственность за решение правительства потопить все корабли с беженцами, рвавшимися в Великобританию, где еще сохранился климат, в котором можно жить.

Экологический триллер — пожалуй, лучшее определение этого романа, который я прочла взахлеб. Казалось бы, его идея лежит на поверхности: что будет, если Земля в один прекрасный день перестанет вращаться вокруг своей оси? Но при этом Мюррей поднимает ряд важных для современного человечества вопросов, которые, к счастью, не сводятся к выбору между миром во всем мире и слезинкой ребенка. Прекрасная, добротная фантастика с отличной героиней — я бы с радостью прочитала еще что-нибудь про Эллен Хоппер.

Марина Левицкая, «Разные животные — живые и мертвые»

Роман на русском не издавался, но мне очень хотелось прочитать хоть что-то Левицкой, и потому я заказала несколько ее книг в оригинале. Оказалось, ее проза не то чтоб смешная и ироничная, как гласят блёрбы на обложках, а скорее напоминает советские трагикомедии.

Героям «Животных» приходится справляться с собственным прошлым, упрямо напоминающим о себе снова и снова. Серж работает на лондонской бирже, отлично зарабатывает, но врет родителям, что учится в Кэмбридже. Клара учит детей, но за пределами школы у нее ОКР, выражающийся в необходимости сохранять квартиру в идеальной чистоте. Ули Анну при рождении нарекли Ульяной, но никто не мог произносить имя, и прижилось Ули Анна. Девушке уже за 20, и она, несмотря на синдром Дауна, хочет жить одна, вылетев из-под чересчур заботливого крыла матери. Мать и отец сиблингов, Доро и Маркус, когда-то жили в коммуне, обожали радикальных политиков, практиковали свободную любовь и совершенно уничтожили судьбы своих детей. Но сейчас, когда жизнь уже не исходе, Маркус и Доро решают пожениться, и детям придется столкнуться с неприятной правдой.

В романе Левицкой царит хаос, скрывающийся за заголовками с именами персонажей. Но не поддавайтесь на эту милую стилизацию под порядок; на деле в «Животных» вас будет швырять из 1960-х в наше время, оттуда в 1990-е, а потом снова в 1960-е. Экспериментальная коммуна, устроенная родителями Сержа, Клары и Ульяны, должна была вырастить совсем других детей, но в итоге все персонажи травмированы в той или иной степени, но далеко не сразу это осознают. Об этом и книга.

Марина Левицкая, «Краткая история тракторов по-украински»

Единственная книга писательницы, переведенная на русский. Тираж давно не переиздают, так что ищите в букинистике — я понимаю, что все читают электронные книги, но вдруг вы, как и я, любите бумажные?

Надежда и Вера совсем не ладят между собой, даром что сестры. Надя плывет по течению, тогда как напористая Вера привыкла манипулировать людьми. Внезапный повод для разговора им дает их 84-летний отец, решивший жениться на молодой разбитной иммигрантке из Украины Валентине. Отношения «молодых» не клеятся: Валя не намерена быть хорошей женой пожилому Николаю, а тот, в свою очередь, вынужден слушать нашептывания дочерей и в конечном счете подает на развод.

Книга, которая принесла Левицкой известность, не просто комедия про сумасброда, решившего жениться на старости лет, а попытка вписать в историю жизнь украинских иммигрантов в Англии. Писательница умело оперирует воспоминаниями сестер, из которых станет многое понятно и об их отношениях и об их семье, над которой нависает тень покойной матери. Очень трогательная книга о старости, о семье и о наследии. Да, гротеск, да, фарс, но как часто вы плачете, закрыв книгу, написанную как фарс и гротеск?


Так, стоп, тут же всего 17 книг, а где остальные? 12 из них занимает цикл Нила Геймана «Сэндмен» и его спин-офф «Смерть». Я писала о нем подробно здесь. В том же посте можно прочитать о книге Меган Дивайн «Поговорим об утрате». Это будет 30. Еще пять книг — комиксы о Черной Вдове, изданные на русском. Напишу о них подробно позже. Откровенно разочаровал «Бэтмен, который смеется» Скотта Снайдера, особенно после шикарной «Гикатейи» Грега Раки о Чудо-женщине. И, наконец, продолжение комикса «Бегущий по лезвию 2019» — чуть хуже, чем первая часть, но тоже неплохо.

Я начала читать «Гидеон из девятого дома» Тамсин Мьюир, о которой Жанна Пояркова рассказывала здесь, а также «Убить одним словом» Марка Лоуренса — там герой, 15-летний парнишка, умирает от лейкемии, но его жизнь, связанная с игрой «Подземелья и драконы», еще может принять другой оборот. Я в процессе чтения «Муравечества» Чарли Кауфмана и Them: Adventures with Extremists Рона Джонсона. Все это прекрасные книги, надеюсь рассказать вам о них через три месяца.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.

%d такие блоггеры, как: