Индустрия Кино

«Цитата»: отличный фильм о домогательствах в вузе на Netflix

И о связи колониализма и культуры изнасилования

На Netflix появился фильм «Цитата» (Citation), в котором амбициозная ученица университета предстает перед конфликтной комиссией, чтобы доказать, что ее домогался блестящий обаятельный преподаватель. Череда флэшбэков иногда заставляет усомниться в правдивости ее слов, но, постепенно разматываясь в течение двух с половиной часов, история выходит за рамки самой себя, обрастает деталями, превращаясь в описание системной проблемы.

Много лет пройдет, прежде чем мы увидим подобный фильм из России (к нему не готовы продюсеры, предпочитающие истории о женах и любовницах чиновников, к нему не готово само общество, как показывают многочисленные скандалы с домогательствами в вузах и школах, с которыми их администрация ничего не планирует делать), а фильмы американские и европейские нам не совсем подходят в силу социальных различий (хотя «Цитату» можно сравнить с «Чистотой» Лизы Лангсет, в которой главную роль сыграла молодая Алисия Викандер: там тоже блестящий обаятельный деятель культуры использовал молодую девушку, свою подчиненную, и был готов разрушить ее жизнь, если она не согласиться быть удобной). Но кино, снятое в Нигерии, кажется максимально близким к нашему собственному опыту, с той лишь разницей, что в Нигерии жарко — и общество в своей борьбе с культурой изнасилования шагнуло гораздо дальше.

Когда я смотрела «Цитату» (режиссер Кунле Афолайан, сценарист Тунде Бабалола), я поняла, что экзотизация не-белого, не-западного человека, которой до сих пор активно занимаются нашем кино (см. «Китобой» Филиппа Юрьева, беззастенчивую экранизацию старого анекдота про наивного чукотского юношу) и против которой восстают не-белые, не-западные кинематографисты не просто несправедлива — она невозможна. Взгляд белого западного человека, привыкшего считать себя дефолтным для этой планеты, выделяет в незнакомых культурах то, что для самих представителей этих культур является всего лишь фоном. Но когда они сами берут в руки камеру, сегодня ставшую доступной, как никогда, антураж снова становится антуражем, а на первый план выходят все те же человеческие проблемы и обстоятельства.

Но важно и то, что реальность «Цитаты» — нигерийский университет, где студенты и преподаватели напряженно рефлексируют свое постколониальное состояние, фокусируясь на другом (не-белом, не-западном) мире, разговаривая про две Кореи, Руанду, Египет и соседние с Нигерией африканские страны, проводит недвусмысленные параллели между суверенитетом государства и правом тела (в данном случае, женского) на неприкосновенность. Тема этого фильма — злоупотребление властью, тонкая грань между флиртом и подавлением, между просвещением и колонизацией. Колониальное прошлое Африки отражается в языке диалогов — английском, португальском, французском (год назад нигерийский фильм «Львиное сердце», который также есть на Netflix, не квалифицировали для оскаровской номинации «Лучший международный фильм», так как в нем говорят на английском — официальном лингва-франка этой страны, где существуют сотни языков и диалектов; у Луки Гуаданьино в «Мы те, кто мы есть» собеседница просит героиню-нигерийку сказать что-нибудь «по-нигерийски», и та отвечает, хотя правильный ответ был бы: «А на каком из языков Нигерии?»). Языковое разнообразие, привычка переключаться с языка на язык, связи с другими народами, получившими эти языки от своих колонизаторов, дают серьезное преимущество нигерийскому кино, расширяя его географию (сценарист фильма Тунде Балабола писал для британского телевидения, а роль профессора-харрасера сыграл гаитянско-американский актер Джимми Жан-Луи).   

Но, как и положено хорошему кино, «Цитата» — это еще и остросюжетная история с неожиданным поворотом, и драма взросления, и путешествие, во время которого зритель из другой части света жадно всматривается в архитектуру и декор нигерийских зданий, в морские панорамы Сенегала, в пляжи Кабо-Верде.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: