Кино

Кинокритика в Telegram

Как авторские каналы выводят разговор о современной критике на новый уровень

Телеграм-каналы уже давно стали разновидностью СМИ в России, о них уже снимают сериалы, но никто пока не пытался написать о том, как поживает кинокритика в этом мессенджере. Дарья Тарасова изучила некоторые из них и рассказывает подробно.

В июне Роскомнадзор принял решение разблокировать мессенджер Telegram в России, лишний раз доказав, что приложение не просто нельзя ограничить, но гораздо целесообразнее использовать, — Telegram, например, стал официальным сервисом для информирования граждан о ситуации с коронавирусом, а свой канал в мессенджере давно есть у многих субъектов государственной власти и отдельных ее представителей.

Это, конечно, не случайно и логично. Один из форматов чатов в Telegram — публичные каналы — представляет собой очень удобный инструмент для взаимодействия с неопределенной аудиторией, то есть тем же населением. Однонаправленная иерархическая коммуникация между адресантом и множеством адресатов в них (вкупе с некоторыми другими особенностями) обусловлена ограниченной возможностью фидбэка аудитории (Текст был написан еще до внедрения комментариев в Telegram. — Прим. ред.). Как правило, для этого используются боты, но канал прямой или опосредованной связи с авторами или администраторами каналов может и вовсе отсутствовать. Рупорная трансляция в век высоких технологий.

Потенциал мессенджера для СМИ очевиден. Обратную связь от потребителей, в отличие от социальных сетей, контролировать не нужно, технологическая платформа позволяет не скакать с сайта на сайт и из сети в сеть, блоговая форма универсальна для восприятия. Медиа этим потенциалом ожидаемо и успешно пользуются — примерами служат каналы изданий от «Новой газеты» до «Афиша Daily» и «Таких дел». Аудитория их пока не так велика в сравнении с соцсетями, — это объясняется не такой большой русскоязычной аудиторией приложения вообще и его относительной молодостью — но постоянна.

В рамках Telegam-дискурса вопрос медийной личности встал особенно остро, ведь рупор для высказывания оказался в руках и любого отдельно взятого человека. Если Facebook, Twitter или Instagram можно назвать площадкой для общения с аудиторией через обмен мнениями (будь то личные страницы или страницы изданий или организаций), однонаправленная коммуникация между авторами каналов и их подписчиками делает Telegram местом трансляции мнений ради самих мнений. Причем ценность мнения, а значит, и размер аудитории необязательно определяются статусом или авторитетом автора — вес имеет само мнение. Показательные примеры — канал Ксении Собчак «Кровавая барыня» и, скажем, кейс «Сталингулага».

Способ взаимодействия с аудиторией и статус автора в Telegram стали краеугольным камнем для современного института кинокритики в России. Этому есть две причины, обе связаны с постепенным внедрением и развитием интернета в СМИ и в кинокритике в частности.

С одной стороны, интернет порушил существовавшую долгие годы иерархию кинематографист-критик-зритель: если раньше критик был связующем звеном в этой цепи, имея статусные привилегии просмотра картин на мировых кинофестивалях и вершения судеб фильмов в прокате (как это часто делала Полин Кейл), то доступность фильмов на различных онлайн-сервисах или, на худой конец, торрент-трекерах сделала временной зазор между премьерой фильма на большом экране и в сети минимальным, поэтому зритель может идти почти в ногу с прокатными и фестивальными новинками. Мировая самоизоляция только подчеркнула эту доступность, сразу переместив некоторые экранные премьеры в онлайн. Значит для того, чтобы составить мнение о фильме и понять, каких фильмов стоит дожидаться, зрителю вовсе и не нужен критик — это можно сделать самостоятельно не выходя из дома. Более того, даже если зритель не хочет на время становиться кинообозревателем сам, он может фривольно критиковать профессионалов, штурмуя их страницы в соцсетях и попутно отказываясь от их посредничества между собой и режиссером — зритель может так же спокойно высказать все, что он думает о фильме, напрямую его автору в этих же соцсетях.

С другой стороны, интернет подарил всем членам громадного киносообщества площадку для высказывания, будь то запись в личном блоге, пост в социальных сетях, рецензия на форуме или портале («КиноПоиск») или даже сообщение в редакцию с желанием писать в то или иное издание. Если раньше для того, чтобы иметь возможность выразить свое мнение и быть кинокритиком, нужно было перейти определенный символический порог (соответствующее образование, талант, принадлежность к какой-то области киноиндустрии), то сегодня критиком может стать каждый — в несколько знаков и кликов. При такой свободе страдает в первую очередь качество: соотношение профессиональных (читай — с соответствующим бэкграундом и опытом) и непрофессиональных критиков рано или поздно привело к заметному размытию границ и превосходству так называемой культурной журналистики над кинокритикой. А учитывая, что институт академической кинокритики в России, по замечанию Наума Клеймана, так и не сложился, размыть эти границы оказалось очень просто.

Инструментарий Telegram и сложившаяся вокруг него этика коммуникации решают часть этих проблем. Ограниченный фидбэк возвращает кинокритика в середину иерархии кинематографист-критик-зритель, не лишая при этом и непрофессиональных критиков возможности стать рупором для своих. А поскольку Telegram изначально не задумывался как киношное приложение, то есть исходит как будто бы из объективной позиции, и его функционал не подразумевает прямого конфликта критиков и зрителей на почве профессионального и развлекательного интереса (как часто бывает на Facebook), то и пересечения аудиторий профессиональных и непрофессиональных критиков и отношения внутри них не приводят к медиасрачам, хейтспичам и жертвам. От каждого по способностям, каждому по потребностям — не более и не менее.

При этом говорить о Telegram как о местечковом явлении, лишнем канале поставки и без того избыточного в своей массе кинокритического контента, за которым мало кто следит, уже нельзя. Зимой «КиноПоиск» начал размещать на страницах фильмов и сериалов отзывы на них из Telegram-каналов, так что в ряде случаев пост в мессенджере вполне можно приравнять к полноправной рецензии. «Telegram-каналы, которые регулярно и качественно пишут о кино, для пользователей являются таким же источником информации, как и традиционные СМИ. При отборе каналов для размещения их материалов в разделе „рецензии“ мы обращаем внимание на частоту публикаций, качество и содержательность текстов, популярность канала (автора) у аудитории и ряд других параметров», — поясняет пресс-служба сайта.

Возникает вопрос: в какой мере автор-критик в Telegram может выступать самостоятельным профильным СМИ — и может ли?

Для ориентирования на местности бесчисленное множество каналов — как авторских, то есть тех, которые ведутся одним-двумя-тремя самостоятельными критиками, так и СМИ-ориентированных — можно запросто поделить на четыре условные группы с опорой на статус авторов и организацию администрирования каналов: авторские каналы, которые ведутся профессиональными/непрофессиональными критиками, и каналы, работающие по модели СМИ и ведущиеся, соответственно, профессиональными/непрофессиональными критиками. То есть официальные и неофициальные кинокритические СМИ и каналы профессиональных и непрофессиональных критиков.

С кинотелеграмными СМИ все более или менее понятно. Из официальных — каналы «КиноПоиска», «Искусства кино», tvkinoradio, «Бюллетеня кинопрокатчика», «Кино ТВ» и так далее. Их содержимое строится вокруг сопровождения оригинального контента этих медиа, в большинстве своем состоит из подводок к ссылкам на публикации или, что реже, самостоятельных формальных заметок по большим поводам (например, заметки отдельных критиков с фестивалей). Неофициальные СМИ — FURY, Cinemaholics, Cinemagraphie, учитывая истории одноименных пабликов ВКонтакте, и другие — стараются наполнять каналы по той же схеме, что и официальные, хотя они, конечно, ограничены в средствах и свободны от статусных привилегий, так что сайт легко заменяется сервисом Telegraph, а оценки могут местами становиться довольно неформальными и резкими.

С каналами отдельных авторов дело обстоит гораздо интереснее — именно на их примерах преимущества Telegram для кинокритики становятся очевидными.

Свой канал есть почти у каждого более или менее известного критика, публикующегося в профильных и околопрофильных медиа: Алексея Филиппова («Тинтина вечно заносит в склепы»), Максима Сухагузова и Евгения Ткачева («Парни из Читальни»), Станислава Зельвенского («зельвенский»), Татьяны Шороховой («Кимкибабадук»), Катерины Карслиди («(а)сексуальная тварь»), Алисы Таежной («Алиса говорит и показывает») и многих других. Контент на канале зависит от того, в какой мере автор решает отойти от своего профессионального статуса в сторону личного переживания, и может располагаться где-то на спектре между дневником киновпечатлений и событий из жизни (как у Карслиди или Шороховой) и портфолио материалов с пояснительными замечаниями (как у Зельвенского).

«Главное преимущество Telegram-канала я вижу в том, что он позволяет делиться какими-то сиюминутными впечатлениями, внезапно пришедшими соображениями, интересными находками — и, главное, ни к чему не обязывает, — отмечает кинокритик Евгений Ткачев, один из авторов „Парней из читальни“. — Все посты — это такие записки на полях, черновики мыслей, из которых потом может родиться полноценный текст (а может и не родиться). Мне нравится эта стихийность, поэтому сообщения, как правило, носят спонтанный характер — а форму дневника приобретают, только если мы вдруг едем на какой-нибудь кинофестиваль».

Вне зависимости от того, в каких изданиях публикуется автор и насколько отклоняется во мнении от своего субординированного образа, блоговое оформление канала с обрезанной обратной связью и своей технологической платформой максимально оттеняет личность критика и превращает его канал в самостоятельный персонифицированный медиум. И работает это для критики в мессенджере как раз потому, что она априори субъективна — author is the message. «Мне кажется, авторские Telegram-каналы — это такие микро-медиа, которые, в отличие от больших и традиционных СМИ, отличаются большей мобильностью — и в этом кроется их главная прелесть», — считает Ткачев.

Работа в изданиях редко позволяет критикам-авторам полностью отказаться от размещения ссылок на свои публикации на каналах (банальные причины — время, имидж, просмотры), так что целиком независимые микро-медиа у профессиональных критиков складываются в исключительных случаях, однако именно статусные регалии делают их контент эксклюзивным, недоступным в создании непрофессионалам. При этом кинокритик Максим Сухагузов отмечает: «Деление на профессиональных и непрофессиональных критиков — условно, можно профессионально вести свой канал, не будучи в профессии. Наоборот даже, чем глубже ты в профессии, тем меньше у тебя времени вести что-то другое. Поэтому тот, у кого Telegram-канал — основное место для высказывания в публичном поле, делает это ответственнее и, соответственно, профессиональнее».

Такой пример из ряда вон — профессиональный критик-любитель, у канала которого больше подписчиков, чем у каналов некоторых СМИ, — Андрей Загудаев, автор «Кроненберга нефильтрованного», публиковавшийся изначально на сайте Disgusting Men. На его канале критические посты о новинках проката разбавляются новостями индустрии, дополняются авторскими просветительскими текстами о персоналиях из истории кино и рубриками типа #PosterPorn. «Если сравнить его [канал], например, с классическими СМИ, то в нем будет меньше новостей, а если с авторскими-авторскими каналами — то меньше текстов. Но в сумме получается интересный, как мне кажется гибрид, который удовлетворяет сразу две категории читателей — тех, которые следят за моей деятельностью, и тех, кто хочет быть в курсе, что происходит в индустрии», — резюмирует Загудаев.

«Для меня „Кроненберг“ — авторский канал, потому что там публикуется только то, что интересно или касается меня, то есть автора. Когда я придумывал „Кроненберг“, у меня было всего одно желание — сделать уютный закуток в интернете, в который я бы мог „сваливать“ все, что мне интересно про кино. Я бы и не делал его, если бы такой канал уже существовал, но ни один из уже существовавших тогда (это середина 2017 года) полностью меня как читателя не удовлетворял. Пришлось сделать что-то свое. Тогда я вообще не задумывался о стройности контента или каком-то плане. Мне было важно писать интересно, публиковать крутые штуки, которые мне нравятся самому, и все. И если и другим понравится, то круто. Если нет — то ладно». Канал Загудаева часто включают в подборки Telegram-каналов о кино, за которыми стоит следить.
Несмотря на то, что непрофессиональные критики лишены статусных привилегий и не имеют возможности, к примеру, вещать из гущи фестивальных событий, перспектива со стороны все же имеет большой вес в глазах аудитории. В каком-то смысле — это тот же пользовательский контент (UGC), который благодаря платформе гораздо проще самостоятельно упаковать как непользовательский. Поэтому говорить о кустарности каналов непрофессиональных критиков уже нельзя, а значит, они не так далеки от каналов профи.

Каналы профессиональных и непрофессиональных критиков составляют очень разношерстный ландшафт микро-медиа внутри единой технологической платформы, герметичный, но при этом все же доступный. «Карта кино-Telegram’а чрезвычайно обширна (сам подписан на миллион каналов, которые не успеваю читать), поэтому несколько хаотична. Кажется, что буквально у каждого критика есть свой канал — а если нет, то скоро появится. Плюс не стоит забывать про официальные каналы различных специализированных киноизданий, которые, по моим наблюдениям, хоть и более структурированные, но не менее игривые, чем авторские. В общем, обилие контента складывается в невероятную какофонию. В связи с этим карта кино-Telegram’а, как мне кажется, превращается в такую карту острову сокровищ — чтобы найти клад, надо хорошенько постараться», — делится Евгений Ткачев. Помимо каналов СМИ, профессиональных критиков и «Кроненберга нефильтрованного» заметные отметки на этой карте — «(кино)avant-garde», «Чунгкингский Экспресс Ver. 3.0» (его ведет Феликс Зилич, публикующийся у нас. — Прим. ред.), «Кинокостюм для чайников», «не опаздывайте на трейлеры», отдельный пласт — критика на критику, ярче всего представленный в канале «кинокритика разного уровня» или реализуемый как механизм продвижения новых имен в канале «Молодая критика», и многие другие. «Это бесконечный сад расходящихся тропок, в котором кажется, ну все уже, круг замкнулся, но нет, обнаруживается и заводится еще и еще. Но отрадно, что профессионализм видится и ценится в любой среде, в какой его не опусти», — дополняет Сухагузов.

Этот ландшафт достаточно самоценен, чтобы из множества микро-медиа могло сложиться самостоятельное кинокритическое пространство, способное конкурировать с миром официальных СМИ. Акцент на личности автора подсвечивает субъективную природу кинокритики, и заточенная под журналистику мнений платформа возвращает критику роль посредника между кинематографистом и зрителем, которая стерлась за последние пару десятилетий. Впрочем, при всех преимуществах мессенджера для профессии о масштабном переходе профессиональных критиков в независимый Telegram говорить пока сложно: как отмечает Ткачев, для этого нужно наладить монетизацию мнений, при которой рецензия в канале стоила бы столько же, сколько рецензия для СМИ, а этот вопрос пока остается открытым.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: