Кино

Алан Мур: «Я не смотрю кино о супергероях»

Создатель «Хранителей» дал интервью Deadline

Легендарный британский писатель Алан Мур, чьи комиксы «Хранители», «V значит вендетта», «Из ада» и «Лига выдающихся джентльменов» прекрасно известны всем любителям жанра, вот этот самый затворник Алан Мур, чей огромный роман «Иерусалим» скоро выйдет на русском языке, ответил на вопросы издания Deadline. У него есть на это причина.

Мур не дружит с прессой после неудавшейся экранизации «Лиги выдающихся джентльменов», и с тех пор отказывается связывать свое имя с любыми проектами. Более того, писатель отказался от прибыли от экранизаций своих произведений, что лишило его миллионов долларов.

Сейчас Мур возвращается в кинобизнес, но на своих собственных условиях. Он работал над сценарием картины «Шоу» (The Show), фантастической истории, чье действие разворачивается в Нортхэмптоне, на родине Мура. Протагонист (его играет Том Бёрк) ищет украденный артефакт, и поиски приводят его в мир преступности и тайн. Режиссер фильма — Митч Дженкинс, работавший с Муром над антологией Show Pieces в 2014 году.

О комиксах

В 2018 году Алан Мур покинул мир комиксов, но уже некоторое время до мира доносится его бурчание на современную культуру. Интервью Deadline не стало исключением. Мур признается, что больше не заинтересован в комиксах и ничего общего с ними иметь не хочет.

«К моменту ухода от комиксов, я работал над ними 40 лет. Когда я появился в комикс-индустрии, ее особой привлекательностью была ее вульгарность, ведь комиксы создавались чтобы развлекать рабочий люд, в частности детей. И смотрите, как все изменилось — теперь вокруг сплошные „графические романы“, которые могут себе позволить купить представители среднего класса. Ничего против среднего класса не имею, но комиксы не печатались ради хобби людей среднего возраста. Они были для малоимущих людей».

Алан Мур в фильме «Шоу» (2020)

Мур считает себя ответственным за изменение комиксов, поскольку именно его работа по большей части привлекала взрослых читателей. В конечном счете комикс-индустрия коммерциализировала такой подход, выходило множество статей о том, как «выросли» комиксы. Он напоминает, что на самом деле этот этап начался в 1980-х, когда многим хотелось продолжать читать комиксы, как прежде, но при этом не казаться взрослыми людьми с книжками для детей.

Что Мур думает о современной комикс-индустрии? «Сомневаюсь, что крупные компании так или иначе вообще выйдут из локдауна. Индустрии мейнстрим-комиксов уже 80 лет, и у нее масса сопутствующих заболеваний. Даже до пандемии они смотрелись неважно».

Писатель предполагает, что на фоне крушения крупных компаний вперед выйдут независимые и небольшие издательства, которые сумеют быстрее адаптироваться к новой реальности — конечно, речь идет о долгосрочной перспективе. Мур верит в обновление культурного ландшафта, что, кстати, довольно оптимистично для него.

О фильмах про супергероев

Мур сетует, что сейчас комиксы для людей стали равняться супергеройским фильмам, и это для него дополнительный уровень сложности. «Я не видел супергеройского кино с момента выхода первого „Бэтмена“ Тима Бёртона. Они испортили кино и в какой-то степени испортили культуру. Несколько лет назад я сказал, что меня очень тревожит, когда сотни тысяч взрослых людей встают в очереди, чтобы посмотреть персонажей, созданных ради развлечения 12-летних пацанов. Казалось, это было своего рода желанием сбежать от сложностей современного мира, вернуться к ностальгическим переживаниям детства. Опасная штука. Население впало в инфантильность».

«Возможно, это совпадение, но в 2016-м, когда американцы избрали национал-социалистический мандарин, а Великобритания проголосовала за выход из Европейского Союза, шесть из 12 самых кассовых фильмов были про супергероев. Не то чтоб одно вытекало из другого, но это все симптомы одного: отрицания реальности и стремления к упрощенным и шумным решениям».

Том Бёрк в фильме «Шоу» (2020)

Может быть, Алан Мур хоть одним глазком уцепил хотя бы «Джокера»? «Господи боже, я не смотрю супергеройские фильмы! Все эти персонажи были украдены у их создателей. За ними стоит длинная вереница призраков. В случае фильмов Marvel — Джек Кирби. Меня не интересуют супергерои; они были изобретены в конце 1930-х для детей, и прекрасно подходят в качестве детского развлечения. Но если вы пытаетесь адаптировать их для мира взрослых, на мой взгляд, это становится гротеском. Мне сказали, что „Джокера“ не было бы без моей истории (Речь об „Убийственной шутке“ 1988 года. — прим. ред.), но через три месяца после его выхода я отрекся от него, комикс был слишком жестоким, это ж, черт побери, Бэтмен, мужик в костюме летучей мыши. Я все чаще думаю, что лучшей версией Бэтмена был Адам Уэст, который не воспринимал это всерьез. У нас есть своего рода супергеройский персонаж в „Шоу“, но если у нас будет возможность развить их еще больше, люди смогут увидеть, что все персонажи имеют довольно необычные аспекты».

Кино — форма эскапизма, но для самого Мура все формы искусства потенциально создаются ради этого. «Но их не обязательно использовать только для бегства от реальности. Вспомните все фильмы, которые задавались сложными вопросами, фильмы, которые было непросто принять, фильмы с волнующим посылом. То же самое с литературой. Но все эти супергеройские фильмы — сплошной эскапизм».

О «Шоу»

По сюжету фильма человек со множеством талантов прибывает в Нортхэмптон, разбитое сердце Англии, город с привидениями, превратившийся в черную дыру снов. Герой понимает, что новая территория чтоль же странна и опасна, как и он сам. Пытаясь найти некого человека и некий артефакт для своего клиента, протагонист обнаруживает, что тонет в зыбучих песках сумеречного мира мертвых ловеласов, коматозных спящих красавиц, вуду-гангстеров, необычных детективов 1930-х и жестоких женщин. Таков город, пока он не спит. Едва город закрывает глаза, под его дрожащими веками возникает мир сверкающего и зловещего безумия, куда худшего, чем любое социальное или экономическое разрушение.

Мур говорит, что его, порой несправедливо, называют создателем антиутопий, но он сам считает, что создал одну, ну или парочку. Все остальное — лишь его размышления о мире. «Что касается „Шоу“, то можно утверждать, что действие развивается в антиутопии, в том смысле, что Нортхэмптон — первый британский город за последние 35 лет, который рухнул в экономическую пропасть. В первые месяцы 2018 года мы пошли на особые меры. Мы можем позволить себе только базовые услуги. Сейчас говорят о разделении города на два разных избирательных участка, и как я понимаю, он станет оплотом консерваторов до самого упора. Здесь много провальных социальных программ, бесхозяйственности, но воображаемая жизнь города содержит маленькие очаги сюрреализма и причудливости, они все еще на месте, как и прежде, и выходят на первый план, поскольку реальность Нортхэмптона слишком выбита из колеи. „Шоу“ — фэнтези, но многое из этого правда. Город действительно странно выглядит».

Сам Мур, живущий в Нортхэмптоне, сейчас заканчивает книгу о волшебстве, работает над оперой о математике и астрономе Джоне Ди с композитором Говардом Грэем и написал несколько рассказов (скоро выйдут). Если фильм будет успешным, то Мур обещает продлить историю «Шоу» в сериале, который будет называться точно так же. У него уже есть наброски для пяти-шести сезонов. «Мы показываем разным людям, что у нас получается, но не просим много денег. Разве что контроль над работой и права на нее».

Кажется, Netflix мог бы заинтересоваться такой историей, но требования оставить права Муру, станут проблемой — Голливуд сейчас так не работает. Но писатель утверждает, что у него нет никакого интереса сочинять телесериалы, он готов работать только на своих условиях.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: