Кино Сериалы

Половое воспитание поколения Z: о сексуальной контрреволюции зумеров

Let's talk about sex. Or not.

Специально для тех, кто снимает в России кино о сексе, журналист и представитель поколения Z Дмитрий Барченков на собственном примере рассказывает о том, почему пора бы уже перестать наседать на зумеров с горой стереотипов.

В последние годы в мире начали ходить разговоры о сексуальной рецессии среди молодежи: исследования указывают на угасание интереса поколения Z к сексу — в сравнении с предшественниками. В начале июня российское издание «Нож» даже выпустило текст, в заголовке которого появился термин «сексуальная контрреволюция».

В конце этого слишком уж трудного лета «Афиша» провела, по мне, революционное событие — дала площадку, на которой высказались девять представителей поколения Z. С целью попробовать начать дискуссию в своей области. Я был ответственным за культуру и разбирался в вопросах отсутствия понятия нормы среди зумеров, а также культурного контекста такую ситуацию сформировавшего. Но, с грустью стоит признать, в России размыванию нормы со всеми силами пытаются препятствовать старшие. С одной стороны, в абсолютно бытовом смысле — к примеру, недавно моя мать (типичный иксер, то есть ребенок 1980-90-х) зашеймила меня за маникюр, легитимизовав порицание только тем фактом, что я мужчина. С другой же — в смысле культурном, где протест прогрессивности гораздо более сложный. Опущу разговор про государственные ограничения или фокус на неактуальные темы — сейчас меня интересуют якобы прогрессивные, даже прорывные проекты.

Действительно, в российских школах ровно так же, как и в российских семьях, очень мало (или вообще не) говорят о сексе. Отсутствие так называемого полового воспитания потихоньку переходит в категорию вечных проблем. И поиск решения вопроса замещается чуть ли не пропагандой, откровенным (и порой до безумия безвкусным) навязыванием секса с широких экранов. Отвратительные «Содержанки» Константина Богомолова, робкая, но все же бессмысленная мелодрама «Верность» Нигины Сайфуллаевой, или комедия «Глубже» Михала Сегала с нынешнего «Кинотавра» будто бы кричат о своей откровенности и смелости, но по факту занимаются лишь навязыванием нам чуждого. Тем же самым отличается и молодежный (предыдущие тайтлы таким определением охарактеризовать довольно трудно) фильм «Аутло» Ксении Ратушной, который не просто опошляет поколение Z, но и присваивает зумерам не совсем свойственные им качества, а в довершение триумфально въезжает на псевдо-ЛГБТК±колеснице. Правда, въезжает не в новый, лучший мир, а куда-то в область центральной России 1990-2000-х.

Дополняет культурную картину целый ряд представителей «либеральной интеллигенции», которые со своих страниц в соцсетях (или любых других каналов влияния) заявляют о ошибочности концепции чайлдфри и несостоятельности долгой девственности. Оба понятия очень часто звучат в разговорах зумеров.

Причем, зарубежные проекты как раз меняются. «Эйфория» показывает все сложности и тонкости подростковых взаимоотношений (чего только стоит любовная линия главной героини и ее подруги — трансгендерной девушки) Спин-офф молодежной мелодрамы про каминг-аут «С любовью, Саймон», получивший название «С любовью, Виктор» расширяет проблему «выхода из шкафа» и аутинга ЛГБТК+ людей до более широкого поиска своей сексуальной идентичности (к слову, секса в сериале нет). Но самым показательным в этом смысле стал сериал Netflix «Половое воспитание», который ярко репрезентирует сексуальные желания подростков, но при этом показывает, что главный герой явно страдает от наседания матери-сексологини, которая пытается подровнять сына согласно секс-стереотипам ее времени.

У меня, например, ни разу с родителями не было разговора о сексе. Считаю, что он был нужен для понимания базовых вопросов определения собственной сексуальности и профилактики половых заболеваний, но не более. К общению на подобные темы в их (родителей) сексуальной парадигме, где есть место только гетеросексуальным контактам, ранней сексуализации, а также стереотипному отношению к самому акту, я готов бы не был. Мой 35-летний дядя почти при каждой встрече до нашей непримиримой ссоры переживал, что рядом со мной никого нет, что я могу опоздать с бумом сексуальной жизни.

Впервые пенисо-вагинальным сексом я занялся в одиннадцатом классе (его неловкость очень хорошо показана в сериале «Нормальные люди»), а анального у меня не было, но здесь важно о нем оговориться, потому что идентифицирую я себя сегодня как представителя ЛГБТК±сообщества, в поисках между пансексуальностью и демисексуальностью. И первый опыт был у меня пока и последним. Хотя в отношения я входил трижды. И все они в большей степени концентрировались на эмоциональной (и очень редко телесной, близкой к сексуальной) привязанности.

При этом общество продолжает давить необходимостью сексуальных связей и тем самым меня жутко фрустрировать. Да так сильно, что порой хочется капслоком написать на своей странице в любой из соцсетей: «ДА НЕ НУЖЕН МНЕ ЭТОТ ВАШ СЕКС! ОТСТАНЬТЕ!» Исследования, к слову, показывают, что в подобной ситуации я, конечно же, не одинок. Важно сказать, что против секса никто ничего не имеет (многие зумеры ему явно рады — секс-соцсети и вебкам в нашу интернет-эпоху продолжают держаться на плаву), условный протест вызывает культура навязывания секса людьми, которые со своей нарочитой раскрепощенностью, на самом-то деле, застряли в прошлом. И вообще-то держатся за секс будто бы по привычке.

Не случайно среди нас, молодых, все больше людей ассоциируют себя с пансексуалами (с условно гендерной слепотой к партнеру), демисексуалами (с невозможностью сексуальной близости без сильной эмоциональной привязанности) или асексуалами. На экранах все более популярными становятся истории с заточенными исключительно на чувства любовными линиями, или и вовсе их отсутствием (привет, тот же «Виктор»). Может, уже пора обратить на это внимание? Может, уже пора перестать кричать просто потому, что отпустили горло? Может, кто-то глохнет от вашего крика?

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: