Индустрия Кино

TIFF-2020. В постели с Торонто: опыт онлайн-фестиваля

Плюсы и минусы

45-й кинофестиваль в Торонто (TIFF) закончился победой картины Хлои Чжао «Земля кочевников», которому присудили главную награду, приз зрительских симпатий. На втором месте оказалась драма Реджины Кинг «Одной ночью в Майами», а на третьем — история взросления на фоне противостояния квебекского населения и индейцев мохоков «Бинс» Трейси Дир. В секции Midnight Madness («Полуночной безумие») победу одержала «Тень в облаках» Розанны Лян.

В этом году фестиваль был гибридным — пандемия нанесла мощный удар по всем странам, и Канада решила не впускать иностранную прессу и даже не звала звезд. Все индустриальные панели прошли в Zoom. Жители Торонто могли посмотреть некоторые картины на больших экранах комплексы Tiff Bell Lightbox или в нескольких авто-кинотеатрах города. Для всех жителей страны работала платформа Digital TIFF: на любой понравившийся фильм можно было купить билет (правда, их количество было ограничено, но об этом ниже)

Почему фестиваль Торонто так популярен?

Впервые я оказалась на кинофестивале в Торонто шесть лет назад. Ездила от КиноПоиска, где работала тогда, и после напыщенных Канн, социально заряженного Берлина и неприветливой Венеции TIFF показался мне раем на земле. Пресса не ранжирована, фильмов много, показы Midnight Special всегда очень яркие, звезды ходят в джинсах, погода питерская, город классный, с енотами и белочками — я ездила в Канаду пять лет подряд и каждый раз поражалась гостеприимству фестиваля (завтраки и обеды в пресс-центре — ну где такое бывает?) и его демократичности — кажется, вся страна съезжалась в Торонто смотреть новинки со всего мира.

Енот, посещавший нас с коллегой на съемной квартире в Торонто в 2017-м / фото: Т. Шорохова

Для города и провинции Онтарио TIFF — кормилец, приносит примерно по 200 млн долларов ежегодно. Сама киноиндустрия Канады имеет оборот примерно в 2 млрд долларов в год, поэтому TIFF можно совершенно справедливо назвать краеугольным камнем отрасли. Обычно здесь проходит важный для Северной Америки кинорынок, заключаются сделки, у фильмов появляются прокатчики, а у зрителей — новые фавориты. И конечно, Торонто всегда был «окном в „Оскар“», фестивалем, несколько лет подряд определявшим картину, впоследствии получающую гордое звание Best Picture от Американской киноакадемии. Мне довелось наблюдать, как TIFF постепенно начал сдавать Венеции — та забирала себе все больше и больше премьер американских хитов («Ла-ла Лэнд», «Джокер»), тогда как у Торонто сбился компас — побеждавшие после «12 лет рабства» «Игра в имитацию», «Комната», «Ла-ла Лэнд», «Три билборда» и «Кролик Джоджо» не становились лауреатами «Оскара» как лучшие фильмы.

Читатель ждет уж рифмы «розы», то бишь слова «но». В 2019-м «но» было много. Объявив о решении провести фестиваль оффлайн и онлайн, руководство TIFF с одной стороны отлично подготовилось, но с другой стороны мне, как работающей журналистке, пришлось столкнуться с рядом неприятностей.

Как смотрели кино журналисты

Обычное утро прессы на TIFF в 2017-м: фирменный кофе, завтрак и расписание / фото: Т. Шорохова

Официально прессу в этом году не пускали в залы — даже в Торонто. Была статья в THR, что фестиваль станет суперспредером ковида: фестиваль обязал всех зрителей ходить в масках, но разрешил снимать на время сеансов, поскольку билеты продавались с шахматной рассадкой. В итоге после статьи маски сделали обязательными постоянно, а в залах находилось максимум 50 человек.

Всем журналистам уже 9 сентября (фестиваль начинался 10-го) разослали приглашение зарегистрироваться на платформе TIFF Digital Cinema Pro. Это страница, на которой были выложены все доступные мне картины и индустриальные события, но важно было запомнить: каждый фильм открывался на 48 часов, после чего вернуться к нему уже невозможно.

Можно: останавливать на паузу, прерывать просмотр и возобновлять хоть когда угодно (плеер запоминал место), перематывать вперед и назад, скипать на 15 секунд вперед и назад.

Нельзя: делать скриншоты, записывать аудио и видео фрагменты фильмов, нарушать эмбарго и писать в соцсети свое мнение до премьеры.

Платформа отчаянно сопротивлялась работе на маке, и я перешла в приложение для айфона. Там кино шло идеально, без затыков и тормозов. Так что да, Кристофер Нолан был бы мною очень недоволен. Через пару дней что-то случилось, и Safari начал нормально тащить картинку. К фестивальным показам присоединились мои коты.

Обычное утро прессы на TIFF в 2020-м / фото: Т. Шорохова

Все неанглоязычные фильмы сопровождались встроенными субтитрами. Качество изображения просто великолепное — никаких водяных знаков поверх, только иногда всплывало мое имя и почтовый адрес. Звук — замечательный.

Фильмы открывались в 17:00 и в 18:00, что соответствовало 10 и 11 утра по Торонто. Я успевала смотреть 3-4 фильма вечером, ухватывала пару ночью (с телефона), утром строчила тексты, и если удавалось, смотрела еще пару фильмов. В конечном счете у меня получилось 40 наименований, но я примерно столько же смотрела и на месте, в Торонто.

Почему я не посмотрела главный фильм фестиваля

Обычно Торонто славится своим огромным выбором — у фестиваля несколько программ, в них входило от 250 до 350 фильмов. В 2019-м было 333. Физически невозможно посмотреть столько кино — спасало, что ряд фильмов приезжали из Берлина и Канн, где я их уже видела.

Программа 2020 года официально состояла из 50 картин. Ее хайлайтами считались «Аммонит» Фрэнсиса Ли, «В синяках» Холли Берри (режиссерский дебют актрисы), «Земля кочевников» Хлои Чжао , «Мне не все равно» Джей Блэйксона, «Отец» Флориана Зеллера.

Я не увидела ни один из них. Почему?

Знаменитый логотип фестиваля в Торонто, с которым принято фотографироваться / фото: Т. Шорохова

Точно знаю, что режиссер «Аммонита» выдвинул требование — показывать свое кино исключительно в кинотеатрах. Не уверена, насколько оно было уместно, ведь мои коллеги из более крупных изданий получили скринеры от студии и прекрасно написали рецензии. Кроме того, канадские зрители могли купить фильм на своей цифровой платформе. Вот и думай.

«В синяках» вообще не было — понятия не имею, почему, но картину купил Netflix, поэтому я не расстраиваюсь. «Отец» тоже отсутствовал.

Были «Земля кочевников», «Падение» Вигго Мортенсена и «Мне не все равно». Но последний не был доступен прессе вообще, а на первых двух красовалась табличка «не доступно в вашем регионе». Как утверждают мои источники, российские прокатчики фильма Чжао не ожидали такого, поэтому причина мне до чих пор непонятна.

Вот все кино из официальной программы TIFF, которое было мне недоступно:

  • «Американская утопия» / American Utopia — фильм открытия, реж. Спайк Ли
  • «Аммонит» / Ammonite, реж. Фрэнсис Ли
  • «Начало» / Beginning, реж. Деа Кулумбегашвили (получил приз FIPRESCI)
  • «В синяках» / Bruised, реж. Холли Берри
  • «Мне не все равно» / I Care a Lot, реж. Джей Блэйксон
  • «Падение» / Falling, реж. Вигго Мортенсен
  • «Земля кочевников» / Nomadland, реж. Хлоя Чжао
  • «Отец» / The Father, реж. Флориан Зеллер

Как меня забанили

Не обошлось без эксцессов. Как-то утром, перезагрузив смартфон, я обнаружила, что открыто «Падение». Радостно посмотрела его — фильм очень понравился — а на следующее утро получила грозный вопрос от пресс-службы, мол, как это вообще вы посмотрели кино, недоступное для вашего региона? Вы наверняка пользовались VPN, а это строго запрещено.

Geoblocking, то есть блокирование по географическому признаку — проблема, которую придется решать студиям, хотят они этого или нет. В моем прекрасном мире будущего этой функции не будет, потому что искусство не должно иметь границ, но Торонто рассудил иначе. Я посмотрела на телефон и обнаружила, что VPN действительно включился — я просто не придала этому значения. В России многие компании работают на удаленке через VPN, и я не исключение.

Пришлось объяснить, что и как, но день я потеряла. Меня подключили около 8 вечера без ответа, о чем я узнала чисто случайно. Но день был потерян.

Мои коты, посмотревшие кучу фильмов, наверняка тоже считаются злостными нарушителями, но что с них возьмешь.

Как ощущения от онлайн-фестиваля?

Многие страдают от отсутствия общения, но мне, человеку, которому не пришлось 2 недели оттачивать свой ржавый английский, было ОЧЕНЬ хорошо. Я получила огромное удовольствие от возможности смотреть кино как мне удобно и когда мне удобно — за исключением 48-часовых ограничений. Скрывать не буду, честно валялась в постели с котами, ноутом и тетрадкой, куда конспектировала увиденное. И, о, счастье, я понимаю свой почерк! Попробуйте писать заметки в темноте зала — это боль! Всегда можно было переслушать, если что-то не поняла и вы себе не представляете, как это здорово! Также: отсутствие очередей в туалеты, отсутствие трат на дорогущую еду, возможность питаться нормально, возможность нормально спать. Коты наглажены на месяц вперед.

Атмосфера перед показом фильма Disaster Artist в секции Midnight Madness / видео: Т. Шорохова

Онлайн-фестивали хороши для мизантропов и интровертов, но хотя я совсем не такая, возможность 10 дней смотреть новый фильмы, кажется мне отличной — по крайней мере, теперь у меня есть впечатление, что киноиндустрия прекрасно выживет без блокбастеров, потому что а) в нее приходят новые и интересные люди; б) несмотря на пожилой возраст кинематографа, все равно находятся новые темы.

И никто не светит телефонами в зале: TIFF проводит скрининги одновременно для прессы и индустрии, и представители последней вечно копаются в смартфонах по время показа.

Вообще мне очень понравился этот TIFF, потому что аж четырем фильмам я влепила пятерки на Letterboxed, а еще 12 получили твердые четверки. Ненавижу ставить оценки фильмам, но на фестивалях эта система помогает ориентироваться при подведении итогов. Так вот, благодаря отсутствию крупных игроков, на свет вышли небольшие фильмы, такие, как «Охотники за трюфелями», «Холлер», «Сад», «Яблоки», «Лимбо» (о нем ниже), «Все самое лучшее впереди» (это такой китайский Spotlight). О «Фрагментах женщины» Корнела Мундруцо я напишу отдельно, когда его выпустит Netflix, купивший картину на весь мир — там фантастическая Ванесса Кирби, она не зря получила свой приз в Венеции за лучшую женскую роль.

Сцена из фильма «Фрагменты женщины»

Торонто — фестиваль мейнстрима и арт-мейнстрима, он очень зрительский, и в программе находится кино на любой вкус. Но отметить какую-то определенную тему фестиваля не получится — все-таки мимо меня прошел добрый десяток важных фильмов, плюс я посмотрела ряд проектов в индустриальной секции, которая не является официальным выбором. Коллеги пишут, много кино посвящено отношениям с пожилыми родителями, но я не могу этого сказать. Заметила два чисто семейных фильма — «Пингвин Блумов», про сороку, которая возродила к жизни искалеченную героиню Наоми Уоттс, и «Водяного», режиссерский дебют актера Дэвида Ойелоуо, своего рода омаж восьмидесятническим приключенческим фильмам.

Критика, как мне показалось, была хорошая. На RottenTomatoes 11 картин держат рейтинг 100% «свежести». Но на моей памяти кинотвиттер особенно хвалил Хлою Чжао и сыгравшую у нее Фрэнсис МакДорманд. Писали, что отличный «Отец», хвалили Реджину Кинг. Хвалят две документальные картины — «Враги государства» (Enemies of the State) и «MLK/FBR». Последнюю не смогла посмотреть из-за бана (не успела), а «Враги» абсолютно не понравились своей натужностью и постоянным повторением.

Раз я затронула тему документального кино, отмечу, что американская пресса в восторге от китайского документального фильма «76 дней», повествующего о первых днях эпидемии коронавируса. Снимали его нью-йоркский режиссер Хао У, и видеорепортер Вейши Чен, чьи работы побеждали на кинофестивале в Гонконге. Фильм проводит зрителя к врачам хорошо оборудованного госпиталя, в котором находятся первые пациенты с коронавирусом. Разумеется, все общаются с ними вежливо и мягко. Но меня терзают очень смутные сомнения, что китайское правительство одобрило бы подобный фильм, покажи он будни немного иного госпиталя. Так что пока американские журналисты радуются, я ставлю штамп «пропаганда» и «76 дней» рекомендую только самым любопытным.

Окей, что ты там посмотрела?

Вот полный список увиденного:

Что нельзя пропустить?

«Легенду о волках» скоро увидите на Apple TV+, «Охотников за трюфелями» Cool Connections показывает в Москве 27 сентября. «Фрагменты женщины» купил Netflix, выпустит этой осенью. Остальное опционально, кроме «Забвения», наконец-то я до него дошла.

«Забвение» (Limbo) — второй полный метр шотландского режиссера Бена Шеррока, который облачил историю о беженцах в очень красивую, грустную, но ироничную форму. Где-то в ветреной шотландской деревушке дожидается получения гражданства музыкант Омар (великолепный Амир Эль-Мастри). Он бежал из Дамаска, где остался воевать его старший брат. Семья перебралась в Стамбул, и Омар названивает родителям из будки, находящейся в километре от нового жилища. У Омара есть друзья — Фархад из Афганистана, бежавший в Англию из-за любви к Фредди Меркьюри («у меня его усы»), братья из Нигерии Абеди и Васеф, смешно ругающиеся из-за сериала «Друзья», единственного развлечения, которое есть у них. Кажется, о них все забыли, и они подвисли между небом и землей, невидимые для этого мира.

«У нас в Афганистане есть притча о человеке, забывшем как петь. Он умер от грусти», — рассказывает Фархад Омару. Тот когда-то отлично играл на уде, арабской лютне, но приехав на Запад, Омар не может ничего сыграть. Они с друзьями каждый день ждут красного фургончика почтальона, что обожает классическую музыку — он может привезти долгожданные бумаги. Но время идет, а разрешения все нет и нет. Омар блуждает по берегу, чувствует себя как рыба без воды, а ветер все усиливается.

Шеррок снимает «Забвение» максимально минималистично, добавляя суховатый юмор и полагаясь на своих актеров, да на бескрайние шотландские просторы. Иногда он подкидывает в кадр пару странноватых учителей, Хельгу и Бориса, пытающихся обучить беженцев местной культуре и помочь им ассимилироваться. Но по ходу действия станет понятно, что помогать им никто не будет. Омар все грустнее, мир вокруг тускнеет. Юноша тоскует по дому, регулярно пересматривая видео на смартфоне. Но мать в очередном разговоре просит Омара вернуться домой, вот отец, он тоже тебя ждет. Да и брат вернулся, поговори с ним. Омар окончательно увязает в лимбе, куда к нему могут прийти только призраки прошлого. И Фархад. Просто потому, что он похож на Фредди Меркьюри.

Обязательно найдите возможность посмотреть это кино, потому что при всем своем символизме и метафоричности, это прежде всего очень классно рассказанная и изумительно снятая история.

Телебашня Торонто, по которой я и правда соскучилась

Пожалуй, на этом у меня всё. Торонто, спасибо, было здорово. А главное — никакого джетлага!

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: