Кино

TIFF-2020: Бенефис Ноэми Мерлан в «Хорошем парне»

Фильм, который должны были показать в Каннах

Где-то в начале июня мы с Машей затеяли свой Каннский конструктор, выбрав фильмы, которые вошли бы в наш конкурс. Одна из особенно заинтересовавших меня картин называлась A Good Man, «Хороший парень», в главных ролях значились Ноэми Мерлан («Портрет девушки в огне») и певица Соко (у нее недавно вышел отличный альбом).

С режиссеркой «Хорошего парня» Мари-Кастиль Менсьон Шаар связана довольно дурацкая история. В середине нулевых она продюсировала режиссерский дебют Ричарда Э. Гранта Wah-Wah, после чего удостоилась полного разгрома в мемуарах актера. Он изобразил Меньсьон-Шаар как дилетантку, из-за которой он вечно влипал в неприятности и был вынужден выкручиваться сам, без ее помощи. Грант постоянно цитирует слова Мари-Кастиль «Но я же продюсер!», ставшими ее визитной карточкой. Не знаю, какой продюсершей была Мари-Кастиль, но режиссировать у нее получается хорошо. На мой взгляд.

Где-то на острове Груа живут Бенжамен и Од. Это очень тихое место, все друг друга знают. Как говорит один из пациентов Бена, здесь рождаются, живут и умирают, никуда не выезжая. Молодой человек работает медбратом, девушка учит детей танцевать. Они вместе уже шесть лет, и все бы хорошо, но Од бесплодна, а пара мечтает о ребенке.

Тут можно было бы сказать, что не дети определяют семью, но я, будучи чайлдфри, постоянно одергиваю себя и вспоминаю о счастливых друзьях, воспитывающих прекрасных девчонок и парней. Мне не очень понятно стремление Од обзавестись потомством, но Соко великолепно вживается в роль женщины, готовой к материнству и испытывающей настоящие муки из-за невозможности забеременеть. Она не сводит глаз с сына брата Бена, когда Антуан с женой приезжают к ним в гости. Она с нежностью и любовью наблюдает за детьми на пляже. В итоге Бен решается на одну из самых больших жертв в своей жизни.

Было бы неверно говорить, что у картины есть резкий сюжетный поворот — она мало того что основана на реальных событиях, так еще и французская пресса в прошлом году пестрела фотографиями Мерлан в гриме. Но я на всякий случай скажу тем, кто хочет остаться в незнании, что сейчас пора покидать этот текст.

«Хороший парень», 2020

Од познакомилась с Беном на выпускном в 2012 году. Только тогда Бена звали Сарой, и он был красивой, но угловатой девушкой. «Я не лесбиянка», — заявляет Сара, когда Од пытается познакомиться с ней. «А мне всего лишь нравятся люди», — отвечает Од. Между ними вспыхивают отношения, но Сара очень быстро признается возлюбленной, что она вообще не девушка. И постепенно начинает переход, чтобы стать транс*парнем.

В семье Сару поддерживает только Антуан. Мать с ней больше не разговаривает. «Я мечтала о дочери, с которой можно было бы разделить жизнь, но мы никогда не были близки», — рассказывает мать Од, когда жизнь сведет их вместе. После мастектомии и долгого времени гормонального лечения, Бенжамен становится очень симпатичным парнем, похожим на Элайджу Вуда. Никто в Груа не подозревает о его прошлом — потому пара и переехала подальше от городской суеты.

Бене перестает принимать тестостерон, и через 55 дней у него снова начинаются месячные, что приводит его в депрессию. Прежнее тело постепенно возвращается — руки теряют рельеф, он резко худеет. Операцию проводят в Брюсселе, откуда Бен возвращается беременным. И здесь у Од начинаются сомнения. Она понимает, что для ребенка будет никем, что матерью будет записан Бен, а в графе «отец» будет прочерк. Что однажды ей придется отвечать на неудобные вопросы. Что в какой-то момент она будет никому не нужна.

Менсьон Шаар проводит зрителя по всем кругам ада героя — его третируют гомофобы, он вынужден 30 лет ждать смену документов, а родственники, даже принимающий брат, не смиряются с беременностью. «Что ты такое??», — в ужасе шарахается от Бена его напарник, медбрат Эрванн.

«Мы живем в обществе, где твой пол определяется тем, что у тебя между ног», — говорит Од в момент откровения. Мне кажется, что это общество уже должно отмирать. Мы так привыкли раскладывать людей по коробочкам — «мужчина», «женщина», «мать», «отец», — что в итоге забываем непосредственно человека. Мы навешиваем ярлыки на других ради себя — нам так проще. Столкновение с новым пугает только тех, кто упорно ничего не хочет знать. «Хороший парень» очень деликатно и бережно затрагивает тему трансперсон, терпеливо объясняя зрителю, что это ровно такие же люди, как и остальные.

Ноэми Мерлан блистательна в этой роли. Мне постоянно вспоминался скандал с участием Скарлетт Йоханссон, которая должна была сыграть трансмужчину — тогда было много возмущений, и проект в итоге закрыли. «Хорошего парня» можно было бы пожурить за гендерные стандарты (Од — слишком феминна, маскулинность Бена постоянно подчеркивается). Но думается, мы придем к пониманию постепенно. Сегодня Мерлан сыграет трансперсону, а завтра найдут актеров в транссообществе. В Америке, как мы знаем, они есть, а значит, есть и во Франции.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.
%d такие блоггеры, как: