Индустрия Кино Сериалы

Кино первой необходимости: что происходит с индустрией?

Новая аномалия Голливуда

17 августа губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо заявил, что кинотеатры в эпоху коронавируса не считаются бизнесами первой необходимости, но представляют из себя один из самых больших рисков. При этом Куомо дал добро на открытие музеев, моллов и спортзалов. Нью-Йорк — второй по прибыльности рынок США после Лос-Анджелеса, так что отрасль пока что находится в замешательстве. Quo vadis, дорогая киноиндустрия?

Очень непросто судить по ситуации в Голливуде, попивая сок в Красногвардейском районе Санкт-Петербурга, а потому приходится обращаться к американским аналитикам и журналистам. Одной из защитниц кинопроката долгое время была Энн Томпсон, очень уважаемая киножурналистка, пишущая для IndieWire. Но в тот же день, когда Куомо объявил кинотеатры необязательными, у нее вышла большая колонка, которая называется так: «Голливуд столкнулся с неприятнейшей правдой: Царствию кино пришел конец». В оригинале Томпсон пишет, что movies are no longer King, но вы поняли идею.

COVID-19 ломает привычный уклад мира и голливудскую экономику. Студии распродают свой контент, чтобы получить хоть какие-то деньги, увольняют сотрудников и отправляют кинопрокатные релизы на PVOD. Приходится переобуваться в полете — хотя на самом деле кино уже давно менялось.

Новая аномалия Голливуда

Я перечитала книгу продюсерши Линды Обст, которая работала над такими картинами как «Неспящие в Сиэттле», «Король-рыбак», «Как избавиться от парня за 10 дней» и «Интерстеллар». Она была написана в 2013 году и уже тогда Голливуд чувствовал сквозняк перемен. Обст назвала свою книгу «Неспящие в Голливуде: Рассказы о новой аномалии в кинобизнесе» (Sleepless in Hollywood Tales of New Abnormal in the Movie Business). «Признаемся, Голливуд всегда был одной большой аномалией», — считает продюсерша, и повествует, как изменился бизнес за последние 10 лет, которые прошли после выхода ее первого исследования работы в Голливуде «Привет, он соврал» (Hello, He Lied).

Киностудии, пишет Обст, к началу десятых вычислили новую формулу производства блокбастеров.

  1. Зритель должен быть информирован о названии, то есть, фильм должен быть узнаваемым заранее.
  2. Фильм должен хорошо прокатываться за рубежом.
  3. Фильм должен дать начало франшизе и/или хотя бы сиквелу.

Иными словами, раньше Голливуд рассказывал интересные истории, а теперь начал обслуживать совершенно определенную аудиторию — молодых мужчин с 14 до 25. Из-за пункта номер два практически вымерли романтические комедии, считает Обст — потому что американский юмор плохо переводится на другие языки мира. Пункт номер два также ответственен за максимальную упрощенность блокбастеров — студии считают, что фильм должен быть понятен любому зрителю в любой точке мира. И обязательно иметь конвертацию в 3D — за границей обожают всякие такие штуки!

Обст напоминает, что студии раньше держались на плаву благодаря рынку домашнего видео, но сейчас DVD и Blu-ray канули в Лету, замененные стриминг-платформами. Платить 20 долларов за диск с одним фильмом? Но ведь за эти деньги можно подписаться на парочку сервисов! Правда, Обст писала свою вторую книгу на заре Netflix и пока плохо представляла, какую угрозу для киностудий несет в себе развитие стриминг-платформ. Линда цитирует свой разговор с CEO Sony Pictures Майклом Линтоном. Неужели, спрашивает она, хорошие дни сочтены? Дни, когда любой среднебюджетный проект имел подушку безопасности в виде домашнего видео? Неужели теперь крупные студии будут снимать одни блокбастеры? Линтон отвечает: «В нашей системе в 2006 и 2007 было столько денег, что можно было позволить себе ошибаться в выборе проектов — мы выезжали благодаря продажам DVD. Но, как оказалось, это была иллюзия».

Кризис 2008 года жестко ударил по всей американской экономике, не исключая Голливуд. Докризисное время Линтон сравнивает с Голливудом 1930-х, когда не было конкуренции в виде телевидения. «Бог знает, сколько они наштамповали фильмов в тридцатых, — говорит Линтон. — Может, вы назовете цифру 39, но каждый уикенд зрители ходили в кинотеатры и каждую неделю там был новая программа из двух картин. Я абсолютно уверен, что такое время больше не повторится».

Блокбастер как опора

Тентполы, появившиеся в конце 1990-х — начале нулевых, изменили работу студий. Многобюджетные франшизы, дававшие огромную прибыль, были основополагающими картинами для любой студии, их надеждой и опорой (отсюда название — tentpole, опорная стойка). Росло количество кинотеатров в России и Китае — да, когда-то наш рынок был очень важным для Голливуда, но увы, больше таковым не является, в отличие от китайского. Нужно было выпускать дорогое и зрелищное, а также поддающееся сиквелизации кино, и студии сосредоточились на нем.

В итоге оригинальные фильмы начали исчезать из графиков производства больших студий; международный прокат, ранее составлявший 1/3 общего бокс-офиса, теперь занимает 50-60%, что привело к необходимости увеличивать количество экшена, сокращая диалоги и нюансы вроде юмора (могут не понять за границей!). Стивен Спилберг и Джордж Лукас в 2013-м предупреждали, что такой подход к кино приведет к неминуемому схлопыванию Голливуда. «Линкольн» едва не стал релизом канала HBO, а не прокатным фильмом — Спилберг говорил, что достаточно провала трех-четырех-пяти блокбастеров, после чего парадигма сменится. Лукас отметил высокую стоимость маркетинга фильмов (обычно это половина бюджета) и заявил, что игнорируя нишевые аудитории, стремясь снять максимально массовый продукт, студии заводят себя в тупик. Кабельное телевидение, по мнению режиссера, стало куда рисковее и интереснее.

Но Спилберг и Лукас были и остаются адептами старой школы, когда кино необходимо было прокатывать в кинотеатрах. Мы помним, как Спилберг в 2019-м ополчился на фильмы производства Netflix, заявив, что это телеформат, а значит, нечего и номинировать их на «Оскар», для такого кино есть «Эмми». Многие его коллеги были несогласны.

Новые платформы и новые отношения

11 августа 2020 года умер Самнер Редстоун, медиамагнат, миллиардер и почетный председатель концерна ViacomCBS. Энн Томпсон пишет, что он цеплялся за жизнь так же упорно, как и за старую модель голливудской студии. Он любил эфирное телевидение, двухчасовые фильмы Paramount в кинотеатрах, кабельные каналы вроде MTV и Nickelodeon. Но эти времена прошли. В феврале концерн ViacomCBS, которой управляет дочь Редстоуна Шери, заявил, что также планирует запустить стриминговую платформу. Но Paramount сейчас лишь бледная тень себя, частично из-за того, что Самнер Редстоун пытался выжать по максимуму из уже отснятых фильмов, не задумываясь о будущем студии.

Но что такое сейчас студия?

Мы помним, как совсем недавно WarnerMedia объявила, что собирается усиливать стриминговое направление, из-за чего началась глобальная смена руководящего состава, и теперь в паре с Тоби Эммерихом, отвечающим за кинонаправление компании, в WarnerMedia работает Кейси Блойс, глава HBO и HBO Max. Кинорелизы перестали быть доминантной формой дистрибуции, считает Томпсон, и киноконтент больше не играет главную роль.

Один из студийных юристов говорит: «Привычный расклад теперь не имеет смысла. Нельзя больше снимать дорогой фильм с Хелен Миррен и Иеном МакКелленом, который продержался в кинотеатрах три дня, но мог бы стать событием на HBO. Загадочным образом, Голливуд любит тратить деньги впустую. Сейчас между зрителями и провайдерами развлекательного контента новые отношения».

Даже когда руководители студий знали, что контент будет перемещаться в интернет, они не торопились это сделать. Долгосрочное строительство империй — дело дорогое и ненадежное, а перемен никто не любит. Томпсон приводит еще один неприятный для студий факт: интернет создает состояния в сфере технологий, но бизнесы старого образца часто вынуждены заменять бумажные доллары цифровыми деньгами, чтобы покрыть сокращающиеся расходы на дистрибуцию, поскольку прибыль снижается. Уолл-стрит заставляла развлекательные компании максимально долго продолжать сбор краткосрочных лицензионных доходов от HBO, Starz, ABC или Netflix. Лучшие умы студий-мэйджоров не осознавали угрозы со стороны Netflix, пока не стало слишком поздно.

Стартап по прокату DVD, основанный Ридом Хастингсом в 1998 году, в 2004-м мог бы стать частью сети Blockbuster Video, у которой было 9094 салонов проката домашнего видео в мире. Но в 2010-м Blockbuster обанкротился, и сейчас, в 2020-м в единственном оставшемся магазине можно переночевать, сняв его на AirBnb. Fox, Universal и Disney объединились в 2007, создав сервис Hulu, который по сути не развивался в той же степени, как и Netflix (до поры до времени).

В 2013-м, опасаясь, что студии начнут изымать контент, Netflix начал тратить деньги на собственное производство. Появились сериалы «Карточный домик», «Оранжевый — хит сезона» и постепенно Netflix нанес себя на карту в качестве студии, выпускающей контент уровня «Эмми» («Озарк», «Корона») и «Оскара» («Рома», «Брачная история»).

В 2018-м миллиардер Руперт Мёрдок смекнул, что стриминговое будущее за Netflix, и продал студию Fox конгломерату Disney. Тогдашнему CEO Disney Бобу Айгеру нужен был контент для Hulu (у сервиса было как никак 35 млн подписчиков), который теперь находился в полном распоряжении Disney, а также для запускающейся платформы Disney+, заработавшей в ноябре 2019-го.

У Disney+ был приличный старт, благодаря сериалу «Мандалорец», а затем пандемия вызвала всплеск подписчиков и довела их количество до 60 млн человек. 5 августа студия приняла историческое решение отправить свой 200-миллионный блокбастер «Мулан» на Disney+ в прокат за 29,99 долларов. С 24 сентября Северная Америка увидит первый фильм-тентпол, выпущенный на премиальном video-on-demand. Все деньги, полученные от его проката на Disney+, студия заберет себе. Никаких процентов.

За границей студия отдает картину в кинотеатральный прокат, но, как сообщают мои источники, в России требует соблюдения жестких условий. Думаю, что другие страны не исключение.

Голливуд считает Disney+ главным конкурентом Netflix. Почему не HBO Max? Потому что принадлежащая телекоммуникационному гиганту платформа AT&T, владеющая WarnerMedia, не успела толком подготовить ничего и близко интересного зрителям вроде диснеевского «Мандалорца».

Что же касается Warner, то теперь это и правда AT&T. Партнер агентства CAA Брайан Лурд сказал на виртуальной встрече UCLA: «Однажды утром мы проснулись и увидели структурные изменения в организации того, что раньше называлось Warner Bros. Это медиа подразделение AT&T, но это прежде всего AT&T». Уход Боба Гринблатта и Кевина Райлли, отвечавших за студийный контент Warner, окончательно дал понять отрасли, что Warner собирается делать упор на свою стриминг-платформу и канал HBO. Все производство развлекательного контента для HBO, TBS и HBO Max находится под управлением главы Warner Энн Сарнофф, долгое время работавшей на телевидении.

Netflix заполучил себе на эксклюзивной основе знаменитых шоураннеров Шонду Раймс и Райана Мёрфи, заплатив немалые деньги. Стриминг выкупил у Paramount картину Мартина Скорсезе «Ирландец» за 159 млн долларов. Новый фильм режиссер снимает для Apple TV+. Задумайтесь: Paramount не могла себе позволить финансирование фильмов Мартина Скорсезе. А Netflix и Apple TV+ могут. Стриминги могут позволить себе снимать дорогостоящие проекты: Amazon вкладывает огромные средства в нового «Властелина колец», Apple ставит дорогие сериалы вроде «Утреннего шоу» и покупает у Sony фильмы («Грейхаунд»), Netflix по подписке поставляет зрителям блокбастеры «Новая гвардия», «Проект Power» и «Тайлер Рейк». Рискну назвать стриминги новыми мейджорами, потому что из старых в Голливуде остался лишь Disney.

Томпсон в своем материале отмечает, что Голливуд не привечает Apple TV+ — дескать, команда по контенту слабая, нет внятной стратегии. Один из ее инсайдеров считает, что Apple вообще ничего не добьется: «Там сидят люди, которые ничего не понимают. Наш бизнес — продавать чистые эмоции, юмор и восхищение. Вот чего хотят зрители. Им нужна магия, чтобы отвлечься от серых будней». Похоже, за эскапизм в стриминге отвечает Amazon Prime, чей владелец Джефф Безос — самый богатый человек в мире. Права на «Властелина колец» обошлись в 250 млн долларов, столько же уйдет на производство сериала. Могут ли это позволить себе киностудии сейчас?

Индустрия после пандемии

Студии терпят серьезные убытки на фоне пандемии, но параллельно с ними плохо себя чувствуют и кинотеатры. Их бизнес-модель не изменилась, несмотря на все попытки студий сократить 90-дневное кинотеатральное окно. Но сейчас крупнейшая сеть AMC подписала соглашение с Universal о сокращении окна до 17 дней, а остальные студии будут действовать по ситуации.

Один из прокатчиков говорит в интервью Томпсон: «Нам не нужны 40 000 кинотеатров в Северной Америке. И если закроются 25%, это, конечно, печально, но 30 000 все равно солидное число. Если сокращение экранов и кинотеатров сопровождается сокращением контента, это создает пустоту на рынке. Но как только создается вакуум, он сразу же заполняется».

Пытаясь поддержать цены на акции, крупные киносети настояли на парадигме 90-дневного окна, тем самым потеряв возможность делиться со студиями данными и маркетинговыми стратегиями и понимать, сколько нужно держать фильм на экранах, прежде чем показывать его на VOD. Ключевым моментом выживания и процветания кинотеатров являютя инновации и работа с прокатчиком. Томпсон считает, что цепляться за ставшее анахронизмом 90-дневное окно кинотеатры уже не могут.

В 2020-м были отменены так называемые «парамаунтовские соглашения», Paramount decrees (подробно о них мы рассказывали), так что теперь студии имеют право покупать кинотеатры. Ничто не помешает Disney или Amazon выкупить ряд разорившихся кинотеатров, чтобы показывать исключительно свои проекты. Надо ли говорить, что это негативно отразится на других фильмах?

Если пандемия сбавит обороты, в 2021-м кинотеатры получат массу блокбастеров, перенесенных из 2020-го. Если, конечно, студии не начнут массово отправлять свои проекты на стриминги, чтобы хоть как-то заработать в четвертом квартале 2020-го. Слишком много «если» для бизнеса, долгие годы полагавшегося на жесткие графики выхода фильмов.

Что дальше? Скорее всего, на больших экранах мы будем смотреть только тентполы-блокбастеры, снятые за меньшие деньги, а также фестивальное кино с шансами на «Оскар». Остальные фильмы будут за три недели уходить с экранов, переходя на стриминги и VOD. Все так же Линда Обст говорит, что «Неспящие в Сиэттле», эта классика романтического кино, теперь фильм для показа на стриминг-платформах. «Оригинальное кино, не являющееся тентполом, теперь идет на стриминг. Событием остаются также семейные фильмы Pixar — родителям с детьми иногда хочется выйти из дома».

Так что студии будут производить все больше контента для стриминг-платформ, вроде недавно вышедшего на HBO Max фильма «Американский огурчик» с Сетом Рогеном. Остается вопрос: где легально смотреть все это кино, если тот или иной сервис недоступен в других странах?

Вот этот вопрос и предстоит в скором времени решать индустрии.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.

%d такие блоггеры, как: