Кино Книги Сериалы

Eine Welt ohne Winden. Почему я люблю «Тьму»

Текст-спойлер про последнюю серию

27 июня, в назначенный день Апокалипсиса, на Netflix появился третий сезон сериала «Тьма» (Dark) — последняя серия не оставляет сомнений, что путешествие главного героя, подростка Йонаса, через временные дыры подошло к концу и продолжения не будет. Снятый по заказу глобального стриминга в Германии, разговаривающий цитатами из Ницше и Шопенгауэра, этот сериал — одно из самых значительных немецких произведений поп-культуры в XXI веке; «Тьма» ввела в моду цвет teal и желтые дождевики, возродила страх перед «мирным атомом» и другими порождениями научной мысли — и страх человека на краю ойкумены перед подступающим темным лесом. 

Мечта молодого Ульриха, который уже потерял брата, но еще не родил и не потерял сына  — мир без Виндена («eine Welt ohne Winden»), города, из которого никто никогда не уезжает. Все путешествия героев происходят только во времени — 33 года вперед, 33 года назад. В 1953 году умер Сталин, в 1986 рванул Чернобыль, в 2019 собственная атомная станция Виндена, градообразующее предприятие, начинает процедуру закрытия. В Виндене почти всегда идет дождь. Винден страшен, как взрослая жизнь, из которой невозможно выбраться. Алогичные перемещения героев во времени в попытках найти ответы похожи на работу памяти, когда события из давнего прошлого могут вспыхнуть и затмить последние происшествия. Основной темой «Тьмы» становится война человека против самого себя. Война себя невинного против себя опытного. Война, в которой каждая новая версия тебя, даже если она всего лишь на десять минут старше, знает о мире больше, чем предыдущая — или знает о мире меньше, потому что фрагментарные, но выдающие себя за всеобъемлющие, знания уводят в сторону от истины. 

Йонас и Марта в первом сезоне «Тьмы»

Последний эпизод второго сезона, в котором рядом с убитой Мартой, дочерью Ульриха, тетей и возлюбленной Йонаса, появляется ее живая копия, анонсировал действие не в новом времени, но в новом измерении — именно в нем отчасти развиваются события третьего сезона. Это мир, в котором младший брат Марты — Миккель — не пропал в пещерах, не отправился в прошлое и не стал отцом Йонаса, который не родился в этой реальности, но пещера с порталом перемещения во времени существует и здесь, пожирая жителей Виндена и выплевывая мертвые тела. 

Мы считаем знакомое — правильным, и третий сезон «Тьмы», заново проигрывающий детали первого, но с заметными или незаметными отличиями, подвергает наш зрительские установки испытанию на прочность. Зеркальный мир воспринимается как «не настоящий», как неточная копия оригинала, ведь мы два сезона привыкали к Виндену Йонаса. Но так ли это, или мы просто считаем его оригиналом потому, что увидели раньше? Читая уже во взрослом возрасте «Гарри Поттера», я все время думала о том, что на факультете Пуффендуй, возможно, происходили не менее драматичные события, чем в Гриффиндоре, но мы знаем историю Хогвардса со слов гриффендороцентричного автора. На подобном допущении построены все фанфики — и вот, создатели «Тьмы» выпускают фанфик по собственному произведению, где у тех же героев с теми же именами немного иные детали биографии. 

Но необходимость принять второй мир оказывается не главным испытанием для зрителя «Тьмы» — сериала, который сначала предлагает одну запутанную реальность, потом расщепляет ее на две, а потом оказывается высказыванием о невозможности преодолеть дуализм сознания. Альтернативный мир — это мир Марты, территория «Евы», противостоящей «Адаму», патриарху путешественников во времени из первых двух сезонов; это Марта надевает на себя желтый дождевик, в котором в предыдущих сериях ходил Йонас. Когда-нибудь, много циклов спустя, Марта постареет и превратиться в Еву, а Йонас — в Адама, их прежняя любовь затеряется во тьме, сменившись борьбой за две разные версии окончания этого морока путешествий через кроличьи норы: спасти кого-то или всех или уничтожить Винден вместе с инцестуальным кошмаром, который в закольцованной бесконечности, примеряющей наряды разных эпох, переживают его жители. 

Но когда дуальность мира «Тьмы» не без труда осознана и принята, оказывается, что обе реальности — Адама и Евы — были ошибкой. Что они появились в результате экспериментов старого часовщика с машиной времени, которые он начал в попытках вернуть назад погибшего сына, невестку и внучку. Ни мира Марты, ни мира Йонаса вообще не должно было существовать, они возникли в результате распада изначального, оригинального мира, незнакомого зрителям. Герои, которые считали себя главными и которых главными считали мы, оказываются лишь досадной помехой в жизни второстепенных персонажей — тех, кто появился из первоначального мира, тех, чьи родители и дети не были потомками Марты и Йонаса, не были зачаты в разных временах при помощи ложных сущностей, прыгающими между эпохами (Их безмолвного общего сына, стоящего у истоков разветвленного генеалогического древа, в одной из трех возрастных ипостасей играет Якоб Диль. Вместе с Марком Вашке, демоническим Ноа из первых двух сезонов, он снимался в фильме Александра Миндадзе «Милый Ханс, дорогой Петр», в котором немецкие специалисты пытаются изготовить экспериментальную линзу на советском заводе накануне войны. Два этих актера сближают «Тьму» с авторской вселенной Миндадзе, где полыхает Чернобыль и где центром всегда всегда является техногенная катастрофа как метафора вселенской катастрофы внутри человека. «Милый Ханс», в свою очередь, был вдохновлен «Меланхолией» Триера, еще одним фильмом об Апокалипсисе). «Тьма» — сериал о невозможности преодолеть проклятье, наложенное при рождении, и выйти за пределы того, что предначертано тебе в семейном кругу. Но что если не только ты, но и вся череда твоих предков — всего лишь ошибка, порожденная другими ошибками, глитч, брак изображения? Как признаться себе в этом? Для этого требуется мужество, как мужество потребовалось от создателей «Тьмы», в финале приходящих к необходимости схлопнуть построенный ими мир, такой разветвленный, населенный и сложный.

Марк Вашке и Якоб Диль в фильме Александра Миндадзе

Как и мы все, Марта и Йонас считат себя оригиналом (какая из многочисленных версий тебя — оригинал?), свои миры — единственно возможными, свою любовь — единственной подлинной, и много событий должно произойти, чтобы они поняли, что им не надо дальше двигаться и жить, перемещаясь по эпохам в поисках ответов, а надо устраниться, вернувшись назад в изначальный мир, предотвратив аварию с участием семьи часовщика и отменив мотивацию для его последующих экспериментов. «Тьма», ее финал, когда герои, которых не должно было существовать, превращаются в золотые хлопья и исчезают бесследно под песню What a Wonderful World — самое романтичное и умиротворяющие изображение самоубийства, какое только можно представить; «Тьма» — сериал, в котором хэппи-эндом становится добровольная смерть героев и гибель миров, от которых, после всех перипетий, остается только звук имени «Йонас».

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.

2 comments on “Eine Welt ohne Winden. Почему я люблю «Тьму»

%d такие блоггеры, как: