Индустрия Кино Сериалы

«Коронавирус создал новый ландшафт кино»

Бум контента был не нормой, а благоприятным стечением обстоятельств

На проходившем виртуально Каннском кинорынке состоялся семинар о будущем индустрии после коронавируса, в котором приняли участие эксперты проекта «Нострадамус», ежегодно выпускающего аналитический отчет в дни Гетеборгского фестиваля (тут наш перевод отчета-2020). Мероприятие было доступно аккредитованным на кинорынок, а всем остальным доступна предваряющая статья одного из спикеров — Томаса Эскильссона, главного специалиста по стратегическому планированию успешного регионального кинофонда Швеции Film i Väst (который участвовал в производстве «Догвилля», «Мандерлея», «Антихриста» Ларса фон Триера, фильмов Джармуша, Рубена Эстлунда, Томаса Винтерберга). Пересказываем статью подробно, с примечаниями. 

Сложившаяся система проката, когда фильм сначала идет в кинотеатрах, а потом попадает в vod и в стриминге, претерпевает серьезную трансформацию. Стратегии проката в кинотеатрах станут более изощренными. Стриминги за время пандемии выросли врывообразно, лучшие производители будут работать с ними. В ближайшие месяцы и годы контента станет меньше и он будет хуже. Бум контента последних нескольких лет — чрезвычайное событие, теперь контента будет меньше. 

С точки зрения содержания преимущество будет у проектов под хэштегом «эскапизм». У европейского фестивального кино, не способного привлечь зрителей, мало шансов. Восстановление при хорошем сценарии займет не менее четырех-пяти лет. 

Сложно рассуждать о кино, если брать его в качестве изолированного феномена, не связанного с жизнью всего общества. Прогнозировать легче, если говорить о нем в контексте других медиа, но задача все равно остается непростой. 

Мир входит в рецессию. Международный валютный фонд говорит о кризисе, который, при худшем сценарии, будет похож на то, что происходило в 1930-е годы. Глубина кризиса зависит от того, как долго разные сектора глобальной экономики не будут функционировать. Для кинопроизводства особенно важны запреты на передвижение. Недостаточный объем производства повлияет на систему дистрибуции и кинопоказа. 

Что происходит с кинотеатральным показом во время кризиса? Поход в кино перестает быть доступным развлечением, и можно предположить, что под влиянием коронавируса, кинотеатры будут переоборудованы под лаунжи с удобными креслами, столиками для еды; или в аттракционы (4D, IMAX). Кинотеатр еще больше сместится в сторону парка развлечений. 

Для того, чтобы понять, что происходит и будет происходить, надо вспомнить, что производство игровых (scripted) фильмов и сериалов начали сливаться в одну индустрию еще до коронавируса. Впереди смена парадигмы. Мой тезис заключается в том, что коронавирус спровоцировал развитие новой экосистемы, нового киноландшафта. 

Настоящее

Сегодня некоторые кинотеатры в разных странах открываются с различными ограничениями. Скорее всего реальное открытие залов состоится еще позже, если не будет второй волны коронавируса. Большие и маленькие залы пытаются выжить. У некоторых сетей уже возникли большие финансовые проблемы, например, у принадлежащей Китаю сети AMC или мексиканской CMX. AMC — крупнейшая в мире киносеть, у которой 1000 залов и 11 000 экранов. Поможет ли сети реструктуризация или она обанкротится? Кто сегодня сможет купить ее кинозалы целиком или по частям? Будет ли собственник, китайский конгломерат Dalian Wanda, спасать свой актив? 

Для стрейкхолдеров в кинотеатральном бизнесе длительность карантина играет ключевую роль, как и то, когда состоится полноценное возвращение аудитории в кинозалы. Непохоже, чтобы все игроки в том же составе вернулись в игру. 

Большие американские студии объявляют о переносе релизов своих блокбастеров. На момент написания этой статьи несколько премьер было перенесено на середину ноября, а некоторые — и на 2021 год. Большие игроки хотят уверенности в том, что кинотеатры не только откроются, но и привлекут зрителей. В то же время, студии теряют деньги не только потому, что производство остановились и залы закрылись. Полное или частичное закрытие тематических парков приводит к огромным убыткам, для, в числе прочих, студии Disney. 

Игроки, которые отвечают за логистику (physical distribution), сильно пострадали от общей ситуации. Пандемия привела к потере доходов, которые только частично могут быть скомпенсированы такими мерами, как сокращение штатов. Люди, которые занимаются международной дистрибуцией, сталкиваются с проблемами, поскольку очные встречи сейчас не проводятся, и все переместилось в онлайн, даже несмотря на то, что продажи в стриминги и традиционным вещателям устанавливают новые рекорды. 

Сейчас восстанавливается кинопроизводство, которое было остановлено во всех странах, кроме одной — Швеции. Несмотря на это, индустрия в Швеции тоже пострадала. Многие шведские проекты были остановлены или отсрочены, даже если съемки уже начались. Тем не менее, производство в этой стране с исключительной ситуацией возобновляется в очень интенсивном темпе, особенно с учетом того, что некоторые крупные проекты, которые снимались за рубежом, теперь вернулись домой. 

Сейчас, когда съемки возобновились, четкие правила и разнообразные решения помогают подстроиться под требования страховщиков. Ограничения касаются всего, от необходимости соблюдения социальной дистанции до максимального размера группы, от карантина перед началом работы до тестирования и медицинской экспертизы. Очевидное ограничение для групп — проблемы с мобильностью внутри страны и между странами.

На ранних этапах пандемии многие киноработники остались без работы и в большинстве случаев не имели возможность получить компенсацию.  

Перебои с поступлением игрового контента задели многих в индустрии, не только каналы, существующие на доходы от рекламы. Заполнять опустевшие слоты в эфире — сложно и дорого. 

Доходы от рекламы для подобных каналов снижаются как из-за реальных экономических последствий эпидемии, так и из-за негативных ожиданий в ситуации неопределенности. Многие телекомпании значительно снижают расходы, что не может не сказаться на количестве задействованных сотрудников и качестве контента. В то же время, существование многих игроков зависит одновременно и от качества нового контента, и от глубины каталогов. Те, кому удалось каким-то образом одновременно и нажать на газ, и притормозить, будут чувствовать себя лучше всех после эпидемии. 

Для производителей ситуация опасная. Раньше они выживали за счет быстрой смены проектов. Многие из-за остановки съемок уже финансово пострадали. 

Лучше себя чувствуют производители, которыми владеют сильные игроки. Сейчас, когда все оказались в уязвимой ситуации, наступает хорошее время для новых приобретений. Тренд на укрупнение усилился во время пандемии, но это не означает автоматически, что будут ликвидироваться подразделения на местах. 

Экономические последствия кризиса повлияют на систему финансирования кино. Частные инвесторы будут уходить по разным причинам. Некоторые понесли большие убытки в других секторах, другие опасаются неопределенности в киноиндустрии, в ситуации когда невозможно предсказать, в какие сроки кинотеатры смогут снова генерировать прибыли. Подобное снижение интереса со стороны частных инвесторов не новость для киноидустрии, но в этот раз оно будет заметным.

Во время эпидемии производители кино и сериалов снова во многом стали зависеть от государственной поддержки. Во многих странах были введены специальные меры, помогающие киноиндустрии пережить кризис в качестве одной из приоритетных. 

В момент написания этого текста Disney+ достиг половины числа подписчиков, запланированных к 2024 году; сейчас их больше 55 миллионов. Если дальше будет продолжаться в том же темпе, свой план 2024 года они выполнят этой осенью.  

Хотя сейчас трудно предсказывать успехи на стриминговом рынке, понятно, что в числе фаворитов будут как нишевые игроки, так и те платформы, которые сумеют собрать большие каталоги, рассчитанные на разные целевые группы в базе подписчиков. За первый квартал 2020 года Netflix прибавил 15 млн подписчиков (всего у них 182 млн). Сравнительно небольшая шведская vod-платформа Draken Film (по названию главного кинотеатра Гетеборгского фестиваля — прим. ред.) во время эпидемии утроило количество подписчиков, многие из них пришли впервые.  

Что касается содержания контента, то его слоган — эскапизм. Исследование, сделанное в Британии, подтверждает, что кино на эту тему было наиболее востребованным во время пандемии. Французский производственный гигант Banijay использует слово «эскапизм» для формулирования своей производственной стратегии. Шведский телеканал TV4 ищет комедии для заполнения слотов в эфире.

Смена парадигмы ускорилось. Коронавирус поменял то, как и где мы смотрим игровой (scripted) контент, и то, как циркулируют фильмы. Прокатное окно сломано, и вопрос в том, получится ли полностью или частично его восстановить, и какими по продолжительности будут окна (Мы следили за сломом прокатного окна в прямом эфире весной этого года — прим. ред.).    

Будущее

Трудно сказать, каким будет эпоха после крещения огнем, которое общество и экономика переживает в 2020 году и, возможно, будет переживать в 2021. Ключевые параметры — продолжительность пандемии как таковой и продолжительность действия тех мер, которыми с ней борются. Региональные отличия в прохождении эпидемии и скорость приобретения коллективного иммунитета в разных странах сыграют большую роль. 

Критическим остается вопрос об объеме налоговых поступлений, возможности для заказа новых продуктов и рост как в долго- таки в краткосрочной перспективе. Ждет ли мир серьезная рецессия? Какие инвестиции будут приоритетными для ее возвращения к прежним показателям? Производство кино долгое время зависит от финансовых поступлений из разных стран. Сохранится ли это международное финансирование в прежнем виде после эпидемии? Логично ли предположить, что в некоторых странах расходы на культуру будут сокращать и что эти сокращения затронут производственные стимулы, вроде рибейтов и других налоговых льгот. 

Все общие вопросы экономики имеют отношение и к кино. Что будет с рынками труда? Восстановится ли сервисный сектор? Останутся ли фрилансеры, которые лишились работы в начале эпидемии, в кинопроизводстве, или они уже ушли в другие сектора? Какие из фирм, обеспечивающих съемки, останутся в киноидустрии? Какая инфраструктура может быть зействована? Будет ли сокращение производства, связанное с психологическими последствиями кризиса? Многие думаю, что будут, потому что люди реально опасаются, что границы снова закроют в момент съемочного процесса. 

Как государство будет взаимодействовать с киноиндустрией? Кого нужно будет защищать в первую очередь, когда расходы на развлечения снизятся? 

Самое разумное — признать, что предсказать ничего невозможно. Все, что написано дальше, базируется на той информации, которая у нас есть сейчас (начало лета — прим. ред.). И у нас больше вопросов, чем ответов. 

Мало кто из аналитиков утверждает, что киноиндустрия не пострадает и не понесет серьезного ущерба. Можно предположить, что потребуется не менее шести месяцев, чтобы кинотеатры восстановили свою деятельность. И это только при условии, что первая волна ослабнет летом, а вирус второй волны будет менее опасным — хотя есть мнения, что может быть и наоборот. Пока политики и граждане не согласятся с тем, что дышать одним воздухом с другими людьми в замкнутом помещении безопасно, коронавирус будет по-прежнему оказывать на нас влияние, вне зависимости от того, продолжается ли пандемия в реальности. Вероятно, поможет надежная и безопасная вакцина. 

Будущее кинотеатрального показа в тумане. Удар по крупным сетям и маленьким кинотеатрам серьезный. Понятно также, что именно ситуация с кинотеатральным показом в будущем будет влиять на то, какой станет индустрия после коронавируса. 

Многие эксперты соглашаются, что влияние пандемии на кинотеатры будет сказываться на протяжении еще как минимум пяти лет. Кассовые сборы на Западе будут снижаться, и билеты в кино подорожают. Вопрос в том — насколько они снизятся и сможет ли повышение цены билетов компенсировать потери. 

За время пандемии система прокатного окна не была окончательно демонтирована, но была серьезно подорвана. Некоторые фильмы, которые планировалось выпустить традиционным способом, сразу отправились в vod-сервисы, и окно сильно сократилось. Можно предположить, что в будущем уже меньшее количество фильмов будет прокатываться по старой схеме. Одним из плюсов этой ситуации, возможно, станет то, что фильмы, которые будут выпущены эксклюзивно в кинотеатрах, смогут собирать там деньги больше и дольше, чем до пандемии. Многочисленные вебинары последних месяцев подтверждают, что мы движемся к модели без прежнего прокатного окна. 

В таком случае, важно определить, какой контент и какие фильмы будут предназначены именно для кинотеатрального премьерного показа — как в кратко-, так и в долгосрочной перспективе. После кризиса отложенные релизы наводнят прокат, отнимая возможности у других фильмов. Правообладателям и прокатчикам определенно придется теснее взаимодействовать, чтобы определять правильную стратегию для каждого фильма (Это то, что мы предсказывали в своих публикациях на KKBBD.com и других сайтах еще в марте. Вот, например, колонка на сайте «Афиши», в которой говорится о том, что прежняя схема поточной доставки и механической росписи новых релизов, в основном, голливудских, за счет которой выживали российские кинотеатры, скоро прекратит свое существование. Если кинотеатры хотят выжить, они должны прокатывать фильмы, опираясь на осмысленную стратегия и изучая свою аудиторию — прим. ред.). Если количество кинотеатров и кресел сократится, те, кто занимаются кинопоказом, будут более избирательны — в зависимости от той ниши, которую они стремятся занять.  

Доходы от кинопоказа были значительной долей в прибылях правообладателей. Доходы в 2020 году будут сравнительно небольшими, и компенсация ущерба потребует времени. Есть большая вероятность, что инвесторы сократят расходы на производство, поэтому решающую роль будет играть оценка перспектив проектов, которые получат зеленый свет, и оценка ресурсов, которые будут задействованы при их производстве. 

Стриминги выросли больше, чем ожидалось, и в плане количества подписок и в плане зрительского времени. С одной стороны, это хорошо, с другой — доходы от стримингов для производителей остаются очень скромными, если вам не повезло заключить «сделку с Netflix». Международные продажи определенного типа контента (детский, триллеры, другие жанры, и то, что проходит под рубрикой «эскапизм») будут заметно расти. Сложнее предсказать, как зрительские привычки, приобретенные во время эпидемии, будут влиять на наш выбор, какой контент смотреть на большом экране, а какой на других. 

Экосистема кино и сериалов меняется очень быстро под влиянием пандемии. Технологическое развитие лежит в основе смены парадигмы, и под его влиянием меняются потребительские паттерны. С другой стороны, борьба за доминирование на региональных и глобальных рынках начинается заново, и количество произведенного контента будет играть в ней большую роль. Для производства большого объема контента опять-таки потребуются инвестиции, которые есть у тех, кто связан со стримингами.  

Подавляющее большинство остальных производителей будет зарабатывать намного меньше, если вообще будут. Это относится к Швеции, Скандинавским странам и вообще к Европе. Можно предположить, что пандемия подтолкнет к укрупнению производств и что ряд компаний закроется, возможно, на время. Вряд ли будет много банкротств. 

Если ограничения на передвижения сохранятся или возобновятся, компании, которые зависят от международного производства, будут терять деньги. Потерянные деньги невозможно компенсировать на домашних рынках в странах, размером со Швецию — если, постучим по дереву, мы не получим от государства производственные стимулы.

Подавляющее большинство сериалов в Швеции в Европе производятся компаниями, входящими в крупные международные конгломераты. Гиганты, конечно, столкнутся с простоями и задержкой доставки контента, но они, вероятно, переживут шторм, и в будущем получат преимущества в новом порядке вещей. Но это не значит, что гигантам не потребуется оптимизация. Крупные компании тоже теряют деньги, и на стабилизацию финансов потребуется время. 

Переключение от производства фильмов для кинотеатральной дистрибуции на сериалы и фильмы для OTT, будет происходить быстрее в свете большей предсказуемости последних. Продакшены могут жить и развиваться только в ситуации, когда затраты возвращаются быстро и гарантировано. Выбирая между долгим возвратом и состоянием нестабильности и быстрым возвратом средств в партнерстве с надежным игроком, очевидно, в чью пользу будет сделан выбор. 

Кинорынки и другие переговорные площадки в офлайне возобновят свою работу, но сейчас сложно предсказать, все ли из них выживут. Одни исчезнут, другие трансформируются. Но очные контакты все равно будут необходимы в будущем. 

Как коронавирус повлияет на бюджетное финансирование и бюджетные институции, предсказать сложно. В краткосрочной перспективе производителям потребуется государственная поддержка. В долгосрочной перспективе придется оценить, как эта поддержка и другие последствия пандемии ударят по государственным бюджетам, и какие индустрии будут приоритезировать региональные власти. 

Бюджетная поддержка — страховка индустрии на случай, если экономика обрушится значительно. Не похоже, чтобы страны, которые вошли в пандемию с устойчивой экономикой, собирались прибегать к жестким бюджетным ограничениям. В других частях мира ситуация может быть иной. Многие эксперты предсказывают, что глобальной экономике потребуется четыре-пять лет, чтобы восстановиться. 

Борьба за государственные ресурсы обостряется странах, где производство культуры находится от них в большой зависимости. Но можно предположить, что в большинстве стран не будет ни серьезных урезаний прежних бюджетов, ни заметных поддерживающих мер по восстановлению кинопроизводства. Стрейкхолдеры в европейском кинопроизводстве должны найти новые убедительные аргументы и доходчивее объяснять аудитории, что хорошего в произведениях, которые они производят. Достижения местного, не-американского продукта, должны убедительно выглядеть на большом экране — как для зрителей, так для тех, кто выделяет финансирование (В переводе: произведенное на деньги кинофондов европейское фестивальное кино не выдерживает конкуренции ни с американским производством, ни с продуктом собственных производителей сериального контента. Вот колонка об этом, которая была написана еще до возникновения KKBBD.com — прим. ред.)

Верим ли мы в то, во что мы верили?

Смена парадигмы намечалась задолго до пандемии. Новые игроки, непропорционально финансово-состоятельные инвесторы и гиганты, выросшие при старом порядке вещей, создали беспрецедентный поток контента и капитала. Это была борьба за региональное и мировое доминирование. Небывалые возможности привлекали к этой намазанной медом индустрии самых интересных авторов и самых искусных специалистов. Потом свет внезапно отключили. Но заснуло не все: борьба за доминирование на рынках и внимание публики продолжилась, хотя, в условиях пандемии, и не с прежней интенсивностью. 

Но с другой стороны, хотя мир стал частично новым, все тренды, которые существовали до, будут существовать и после, пусть и в другом контексте. Продолжим ли мы, люди, которые делают кино в Европе, верить в то, во что мы верили? Возможно, именно сейчас нам надо собраться и определить наши будущие стратегии существования, не выплескивая с водой ребенка. Создать новую платформу для создания европейского кино, опираясь на наши ценности. Как говорят у нас в Швеции: кризис — мать возможностей. 

%d такие блоггеры, как: