Кино

«Разоблачение»: док о трансперсонах на экране

Репрезентация — это очень важно

На Netflix вышел фильм, который, в свете последних событий, необходимо посмотреть не только Дж.К. Роулинг, но и всем, кто хочет иметь представление о репрезентации трансперсон в Голливуде.

Но сначала небольшое отступление.

Пару лет назад киномир потряс скандал, связанный с проектом Rub & Tug. Планировался среднебюджетный фильм о криминальном авторитете Данте Гилле, сутенере и монополисте массажных салонов Питтсбурга. Среди продюсеров картины значилась Скарлетт Йоханссон, она же должна была играть главную роль. Было одно «но». Данте Гилл — трансгендерный мужчина. И пусть он так и не совершил переход, влияние Гилла в криминальном мире пресекало все попытки окружающих обращаться к нему как к женщине.

Я не читала сценарий и не знаю, каким образом предполагалось рассказывать историю Данте. Есть предположения, что продюсеры хотели показать его как женщину, которой пришлось переодеваться мужчиной, чтобы сделать карьеру — и это было бы в корне неверно. Транссообщество возмутилось: почему цисгендерная актриса взята на эту роль? Здесь, конечно, был один ответ: потому что Йоханссон одна из немногих женщин Голливуда, способная своим именем запустить среднебюджетный проект. Ситуация с гендерным равноправием в Голливуде все еще далека от идеала.

Признаться, я думала, что в документальном фильме Сэма Фидера будет затронут этот эпизод, как один из триггеров разговора о трансгендерных актерах в Голливуде. «Разоблачение» (Disclosure) пошло куда более интересным (и важным) путем. Фильм рассказывает о репрезентации трансперсон на экране — в кинематографе, на телевидении, в ток-шоу — и какие дремучие стереотипы воспроизводились сценаристами, режиссерами и ведущими вплоть до нашего времени.

Фидер идет по тропе фильмов The Celluloid Closet и Ethnic Notions. Первый затрагивал тему геев и лесбиянок в Голливуде, второй — репрезентацию чернокожих на экране. «Мне всегда хотелось увидеть такую историю о транслюдях, с таким же анализом и нюансами», — говорит Фидер. Летом 2015-го он приступил к разработке, и спустя два года познакомился с Лаверной Кокс, звездой сериала «Оранжевый — хит сезона». Кокс оказалась не только активисткой, но и отличным знатоком истории репрезентации трансперсон на экране. Фидер предложил актрисе продюсировать «Разоблачение», и она согласилась.

В фильме Фидера Лаверн Кокс вспоминает, как впервые увидела трансперсону на телевидении. «Пожалуй, это была Джеральдина в «Шоу Флипа Уилсона». «Мы смотрели на нее вместе с матерью и братом, и мама обожала Джеральдину и вечно смеялась над ней. Джеральдина существовала только в качестве юмористического персонажа».

Трансперсоны на экране появлялись со времен зарождения кинематографа — и в качестве примера киновед Сьюзан Страйкер показывает фрагмент фильма Д.У. Гриффита «Юдифь из Ветулии» (1914), в котором возле полководца Олоферна находится трансперсонаж или небинарный человек. Увы, большую часть времени это или комедийные персонажи из ситкомов, или источники физического отторжения для протагонистов. В качестве иллюстрации последнего — примеры из фильмов «Жестокая игра» (1992) и «Эйс Вентура: Розыск домашних животных» (1993). Вся картина Нила Джордана построена на интриге, связанной с особенностями героини Джея Дэвидсона. Критиков просили не раскрывать сюжет, а те, в свою очередь, в рецензиях просили зрителей не спойлерить финал. Певица Дил, в которую влюбляется герой Стивена Ри, оказывается мужчиной — и когда героиня разоблачается перед постельной сценой, ее «возлюбленный» бежит блевать. Его реакция была непонятна мне еще тогда, ведь какая разница, какое тело у человека, которого ты любишь?

«Жестокая игра» породила один из самых ужасных стереотипов для транссообщества: увидев тело трансперсоны, мужчина не может сдержать рвотные позывы. Смотрите, что творится в вышедшем годом позже «Эйсе Вентуре».

Об этом эпизоде в «Разоблачении» вспоминает участник шоу Survivor Зик Смит. «В детстве я обожал „Эйса Вентуру“, а потом пересмотрел его в колледже когда я начал переход. У меня было плохое настроение и хотелось развеяться. Этот фильм всегда меня веселил. И вот я добираюсь до финала, до этой сцены, в которой он блюет, чистит зубы, снова блюет, отскребает язык, полощет рот, пытается типа как очиститься от факта, что у него был романтический контакт с трансперсоной. Или с мужчиной — этот эпизод одновременно трансфобный и гомофобный. И потом следует такая сцена в стиле „Скуби-Ду“, когда Эйс срывает с Шон Янг одежду и показывает, где находятся ее гениталии».

Смит резюмирует: «Получается, если вы трансперсона, то окружающих из-за вас тошнит. Вот так заканчивался мой любимый в детстве фильм». Его точку зрения подхватывает актриса и сценаристка Джен Ричардс. «Интересно было бы провести эксперимент: что бы я ощутила, будучи открытой трансперсоной, если бы никогда не видела никакой репрезентации себе подобных в медиа? С одной стороны, мне, скорее всего, не пришло в голову считать себя чудовищем и не бояться разоблачения. Я бы не подумала, что меня могут счесть отвратительной или смехотворной. Я смогла бы пойти на свидание с мужчиной, не опасаясь, что его будет тошнить. Но с другой стороны, как бы я поняла, что являюсь трансперсоной, если бы не видела на экране никого подобного себе?»

Лилли Вачовски, которая вместе с сестрой Ланой сняла трилогию «Матрица», рассказывает: «Когда я совершила каминг аут как трансженщина, это заставило людей переосмыслить мои работы и применить к ним транс-нарратив, которого там нет. Но я постоянно чувствовала невероятную ярость от того, что не могу быть той, кем являюсь».

Вачовски приводит один из относительно положительных примеров трансперсоны на экране и, что удивительно, он находится в мультфильме про Багса Банни! Многие актеры и актрисы с теплотой вспоминают «Йентл» Барбары Стрейзанд. Но это исключение из правил. Как говорит Лаверн Кокс, «представление трансперсон на экране говорит зрителю, что мы или не настоящие, или психически больные. Что нас не существует».

Вы видели, как Джаред Лето получал «Оскар» за роль трансженщины в «Далласском клубе покупателей», какой похвалы был удостоен Эдди Редмейн за роль трансженщины в «Девушки из Дании». Голливуд все еще продолжает снимать звезд, когда речь идет о репрезентации транслюдей. Телевидение обогнало кинематограф, шагнув в плане разнообразия и репрезентации гораздо дальше. Весь сериал «Поза» снимается трансгендерной командой, а в кадре трансгендерные актеры и актрисы. «Разоблачение» покажет массу других примеров.

Отдельный ужас — разговоры в ток-шоу, в которых ведущих больше интересуют гениталии собеседников, чем их работы. Признаться, смотрится это абсолютно дико.

Актер Брайан Майкл Смит говорит: «Понимание мира во многом приходило ко мне через телевидение и фильмы». Тут не поспоришь. «Разоблачение» объясняет зрителю, как сложно признать свою идентичность, если в кино и на телевидении отсутствует должная репрезентация. Все собеседники Фидера — трансперсоны, столкнувшиеся в свое время с маргинализацией своего сообщества и с негативным представлением себе подобных в медиа. Понадобилось практически сто лет, чтобы масскульт не просто признал существование трансперсон, а начал показывать их как обычных людей.

Дальше будет проще.

%d такие блоггеры, как: