Кино Сериалы

«Гомофобы — скрытые геи»: слепая зона прогрессивных сериалов

Иногда гомофоб — это просто гомофоб

«Эйфория» и «Половое воспитание» — удивительные сериалы, демонстрирующие, насколько многогранной и инклюзивной должна быть и, по всей видимости, будет массовая культура XXI века. Однако даже они не могут противостоять искушению использовать старое, как мир, и по большей части ошибочное клише о скрытой гомосексуальности как об основной причине гомофобии.

В журналистике, в том числе и киножурналистике, сейчас сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, новости о коронавирусе за пару месяцев приелись всем чуть ли не до физиологического отторжения, тем более что их количество, как и число зараженных, возрастает по экспоненте. С другой, все остальные темы на фоне лайт-апокалипсиса стали казаться незначительными и мелкими. Причем касается это не только выхода новых сериалов или отмененных фестивалей, но и более масштабных проблем вроде системного сексизма, ксенофобии, культа силы и маскулинности в поп-культуре и за ее пределами. Ну знаете, вот этих маленьких радостей жизни, которые в России позволяют править такому человеку, как Путин, а в Америке — такому, как Трамп. Камон, чувак, не время рассуждать о трансфобии в «Южном парке», война нынче — вот закончится война, сразу ее и обсудим.

Можно, конечно, напомнить, что это связанные вещи, замкнутый причинно-следственный круг: поп-культура формирует общественное мнение почти обо всех вопросах, и часто делает это плохо; общество с этим сформированным поп-культурой мнением выбирает некомпетентную власть; власть, выбранная при заведомо ложных посылках, закономерно подводит при встрече с любыми серьезными вызовами, от глобального потепления до коронавируса, но, в свою очередь, влияет на поп-культуру…

Но я не буду об этом напоминать, а вместо этого, раз уж есть такая возможность, безо всякого инфоповода и без малейшей привязки к эпидемии расскажу о чрезвычайно локальной, на первый взгляд абсолютно несерьезной и далекой от российских реалий, но интересной лично для меня проблеме — о тропе Armoured Closet Gay и его более узком варианте Closet Bully (на русском я бы обозначил его как «гомофобы/хулиганы — это скрытые геи»), которые так прочно засели в нашем коллективном бессознательном, что даже самые прогрессивные (без кавычек!) сериалы вроде «Эйфории» и «Полового воспитания» не способны его избежать.

Название тропа говорит само за себя. Чаще всего под него попадает самый токсично маскулинный персонаж произведения. Он физически развит, увлекается стереотипно мужскими занятиями вроде машин и футбола, постоянно домогается женщин (успешно или нет — не столь важно) и громче всех кричит о том, как ненавидит геев. Эта ненависть бывает столь интенсивной, что дело порой доходит до физического насилия. Вот только у героя есть маленький секрет: вся его показная гетеронормативность — лишь ширма для прикрытия сексуального влечения к другим мужчинам (женский вариант тропа существует, но встречается крайне редко).

Наверное, самый известный и в то же время наивный пример этого тропа в кинематографе — полковник Фиттс из «Красоты по-американски», который избивает своего сына, ошибочно заподозрив его в гомосексуальности, но затем целует в губы героя Кевина Спейси, совершая локальный каминг-аут с трагичными последствиями для всех (иронично, что среди актеров в этой сцене действительно был один тогда еще не открывшийся гей).

Если вы смотрели «Эйфорию» и «Половое воспитание», то наверняка уже знаете, о каких героях пойдет речь. Если нет, то срочно смотрите их и только после этого возвращайтесь к чтению, поскольку дальше будут ключевые СПОЙЛЕРЫ.

Оба сериала повествуют о целом спектре проблем западных подростков — с родителями, законом и сверстниками, но в первую очередь концентрируются на вопросах сексуальности, представляя довольно реалистичную и многогранную картину жизни старшеклассников и время от времени давая их сверстникам (и даже взрослым людям) по эту сторону экрана кое-какие полезные советы. Британское шоу, у которого вышло уже два сезона, делает это в более легкой и комедийной манере. Американское, пока с одним сезоном за плечами, — в более мрачной и безысходной. Но хотя они сильно различаются типажами основных персонажей и сюжетными линиями, шаблон с «геем в бронированном шкафу» оба используют на удивление похоже. 

«Эйфория» (2019)

В «Эйфории» это Нейт Джейкобс, талантливый школьный спортсмен из богатой семьи и по совместительству садист, абьюзер, гомофоб и эмоционально нестабильный человек, чьи психологические проблемы напрямую связаны с неприятием собственной сексуальной идентичности. По ходу сюжета выясняется, что в детстве он наткнулся на видео с участием отца, где тот занимался агрессивным сексом с мужчинами и трансгендерными женщинами, что сформировало глубинные комплексы мальчика и повлияло на его сексуальность. Несмотря на стремление доказать окружающим и прежде всего самому себе свою стопроцентную гетеросексуальность (вплоть до отвращения к маскулинным чертам даже у женщин), он хранит в телефоне коллекцию дикпиков и постоянно мучается сомнениями насчет своих предпочтений. Под описание тропа отчасти попадает и его отец.

«Половое воспитание» (2020)

«Половое воспитание» идет по еще более простому и проторенному пути. Здесь бисексуалом оказывается буквально главный хулиган-старшеклассник, сын директора Адам Грофф, особенно часто терроризирующий одного из немногих открытых геев в школе — Эрика Эфьонга. Тайна Адама раскрывается только в последнем эпизоде первого сезона и подается как ошеломительный твист, хотя для зрителя, знакомого с этим клише, все становится очевидно уже в стартовые полчаса.

Оба этих персонажа, как, впрочем, и весь описываемый троп, основываются на уходящем вглубь времен фрейдистском стереотипе, который люди либеральных взглядов часто пытаются использовать «во благо», как аргумент против гомофобов, — о том, что гомофобия, особенно агрессивная, якобы напрямую связана со скрытой гомосексуальностью.

Наиболее подкованные даже приводят в доказательство научные исследования. Например, вот это 1996 года, где ученые зафиксировали, что у мужчин, демонстрирующих больший уровень гомофобии, есть более заметный генитальный ответ (проще говоря, эрекция) на гей-порно, чем у тех, кто относится к гомосексуалам спокойно. Или это 2012 года, где «скрытые» уровни гомофобии и гомосексуальности выявлялись с помощью ассоциаций, которые участники применяли к определенным словам.

Проблема в том, что эти исследования имели ряд недостатков: слишком мало участников, слишком ограниченная подборка (чаще всего из одного города или даже университета), слишком ненадежные методы (забраться в голову человека и выведать скрытые, возможно, даже от него самого секреты — реально сложная задача) и альтернативные интерпретации выводов (например, эрекция у гомофобов в первом исследовании могла возникать из-за стресса и беспокойства, а не из-за сексуального влечения). К тому же существуют и другие исследования, показывавшие ровно противоположные результаты

Ближе всего к научному консенсусу будет тезис, что у некоторых людей гомофобия действительно связана с подавленной гомосексуальностью, тогда как у других она обосновывается чем-то еще. И хотя первые случаи могут быть более заметными — скажем, американские политики-республиканцы, голосующие против ЛГБТ-браков, не раз попадались на сексе с мужчинами, вторые, по всей видимости, значительно более распространены.

Достаточно посмотреть на количество людей с гомофобными взглядами в разных странах, чтобы осознать, насколько абсурдна идея о полной корреляции гомофобии со скрытой гомосексуальностью. Будь это так, это бы означало, что 98% населения Нигерии, 74% населения России и 33% населения США тайно посматривают гомоэротические сайты. А остальные, видимо, делают это явно.

Куда вернее искать корни гомофобии не столько во внутренних, сколько во внешних причинах: в убеждениях людей, в первую очередь религиозных и — более широко — консервативных, в их желании быть сопричастными «своей» группе в противовес «чужой», в исторических традициях преследований представителей ЛГБТ+, в мизогинии, поскольку геи в массовом сознании ассоциируются с большей феминностью и нарушением гендерных норм и, разумеется, в транслируемой СМИ и поп-культурой дезинформации.

Более агрессивные формы гомофобии, особенно среди молодежи, по словам американской исследовательницы Карен Франклин, специализирующейся на криминальной психологии, тоже объясняются не единичным психологическим аспектом вроде подавленной гомосексуальности, а целым комплексом социальных факторов.

«Сочетание иерархических гендерных норм, динамики власти среди молодежи, социально-экономического неблагополучия и юношеской жажды адреналина объясняют, как подростки с совершенно разным бэкграундом прибегают к гомофобному насилию. В стране, прославляющей насилие и отвергающей сексуальное разнообразие, меньшинства, которые выглядят нарушающими гендерные нормы, становятся идеальной мишенью для молодых людей, пытающихся продемонстрировать свою маскулинность, получить общественное одобрение или даже просто преодолеть скуку», — пишет Франклин. 

В этом смысле троп Closet Bully работает, скорее, против зачастую благих намерений авторов, перекладывая вину за гомофобию на само гей-комьюнити и одновременно смещая фокус внимания с реальных виновников. Именно из него вырастают многочисленные шутки, например, о сексуальной связи Путина и Трампа или об ориентации Виталия Милонова, которые формально «бьют вверх», но на самом деле несут весьма гомофобный посыл о том, что для политика, и особенно руководителя страны, быть не-гетеро по каким-то причинам позорно и неприемлемо.

Сами по себе единичные случаи этого клише, конечно, не то чтобы страшны. В реальной жизни такое действительно случается, а для сценариста это удобная и органичная возможность усложнить образ своего антагониста, сделать его более человечным, позволить зрителям ему сопереживать. Негативные последствия несет скорее распространенность этого тропа.

«Геи в бронированных шкафах», помимо перечисленных выше примеров, появляются в фильмах «Жертва» (1961), «Сержант» (1968), «Садист» (2001), «Сексдрайв» (2008), «Хорошо быть тихоней» (2012), но еще чаще они встречаются в сериалах: подобные персонажи есть в «Хоре», «Непутевой учебе», «Молокососах», «Пацанах», «Дерзком Лос-Анджелесе», втором сезоне «Настоящего детектива», даже отдельных сериях «Баффи — истребительницы вампиров», и этот список можно продолжать очень долго. Как уже говорилось выше, стереотип оказался настолько всепроникающим, что попал в слепую зону даже для авторов ТВ-шоу, осмысленно пытающихся просвещать, а не запутывать молодежь.

Кажется, для кинематографистов настало время обратить на него внимание и, если не избавиться совсем, то как минимум сократить его употребление в своих работах. Поверьте, реки не повернут вспять, а Земля не налетит на небесную ось, если гомофоб на экране, как это часто бывает в жизни, окажется просто гомофобом.

%d такие блоггеры, как: