Индустрия Кино

Как коронавирус меняет фестивальное движение

Новый опыт, который уже нельзя будет игнорировать

Один из крупнейших в мире фестивалей документального кино, датский CPH:DOX должен был проходить в Копенгагене с 18 по 29 марта, но был отменен из-за коронавируса. В отличие от американского SXSW, который принял решение показать фильмы по ссылкам членам жюри и журналистам, CPH:DOX удалось в оперативном режиме организовать показы для зрителей. Это быстрый эскиз того, какими кинофестивали могут стать в будущем.

В XXI веке фестивальное движение стало одним из альтернативных способов проката для арт-кино, в том числе и документального: фестивалей по всему миру появилось множество, и часто они платят правообладателям за право на один или несколько показов. Это небольшие деньги, но лучше, чем ничего: у многих картин может вообще не быть международного дистрибьютора, проката в кинотеатрах, а на фестивалях их увидит хоть кто-то. Плюс денежные призы, которые бывают совсем не лишними для маленьких производителей (например, российская независимая картина «Портрет в сумерках» в 2011-2012 году отбила свой крошечный бюджет только на призах). В России фестивальный формат использовался и для того, чтобы обойти цензуру. Так, в 2015 году кинотеатр «Пионер» несколько недель в рамках фестиваля «Наконец-то в кино» показывал фильм Гаспара Ноэ «Любовь», не получивший прокатное удостоверение (на фестивалях иностранные фильмы можно было показывать без него).

Фестиваль только с профессиональным зрителем и без свободной продажи билетов, по сути, один — Каннский, все остальные, включая Берлин, Венецию и Торонто, так или иначе показывают свои программы публике. «Фестивализация» — это способ продать зрителю некий уникальный опыт, отличающийся от того, который можно получить в обычном кинотеатре во время проката. Это и «право первой ночи» — возможность увидеть фильм раньше других, и встреча с создателями, и коллективный опыт просмотра с другими киноманами, и некая гарантия качества, ведь программа составлена профессионалами. Крупные фестивали, включающие в себя и кино, и музыку, и другие развлечения, как тот же SXSW, подстегивали туризм в своих регионах, ведь на них приезжали тысячи людей. В конце концов, festa — это просто праздник.

Однако, по мере эволюции этого формата, отношение к нему начало меняться. Во-первых, оказалось, что много кто теперь делает кино на приличном профессиональном уровне, но «хороший вкус» больше не может быть инструментом отборщика — он человек, а значит, вольно или не вольно ангажирован своим происхождением и собственными стереотипами (именно поэтому появился Пакт о движении к гендерному равенству, подписывая который фестивали берут на себя обязательства разнообразить состав отборочных комиссий, чтобы свое слово могли сказать и те группы людей, которые раньше никто не спрашивал). В ситуации цифрового разнообразия инстанция «вкус отборщика» (а это по-прежнему чаще всего образованный мужчина из среднего класса), может сработать для авторских программ, но не для большого полифоничного киносмотра, где представления о прекрасном, сформированные образованием и социальным положением, могут стать фактором отсечения целых групп аудиторий, для которых в программе фестиваля ничего нет. Во-вторых, «право первой ночи» тоже оказывается сомнительным преимуществом в ситуации «новой коллективности», когда люди смотрят контент в одиночестве или небольшими группами, а потом широко обсуждают его в соцсетях; в случае медийных феноменов, о которых «говорят все», ранний просмотр оставляет зрителя за бортом дискуссии.

Фестивальный и прокатный успех «Паразитов» во всем мире задает новую планку для арт-фильма: у победителя Каннского фестиваля может быть по-настоящему большая аудитория. Производители будут ориентироваться на этот успех, маленькие синефильские радости для нескольких сотен зрителей, а также художники, заинтересованные в подобных проектах, будут все дальше вытесняться в смежные области — в арт, в документалистику. Кинопроизводство, кинотеатральный прокат — это дорогое удовольствие, кто будет его оплачивать? Кто будет поддерживать систему производства и дистрибуции фильмов, снятых для нескольких сотен человек, если миру предстоит затянуть пояс?

Эпидемия коронавируса едва началась, но уже изменила многое. Даже всвязи с Каннским фестивалем звучат мнения, что его надо сделать менее пафосным, сократить во времени, открыть двери для новых производителей, вроде стримингов. Авиаперелеты, гостиничный бизнес, туристическая инфраструктура — все это сегодня вылетает в трубу, и восстановление, уже очевидно, будет не быстрым. Вероятно, происходящие события заставят многих задуматься и о том, что все радости последних двадцати лет, вроде дешевых путешествий или «быстрой моды», наносят катастрофический вред экологии, и человечеству пора начинать учиться сдержанности. Все это не может не отразиться на фестивальном движении.

Мартовские фестивали приняли удар первыми и стремительно начали принимать меры. SXSW покажет фильмы жюри и критикам, датский фестиваль документального кино CPH:DOX организует показы своей программы для зрителей через платформу Festival Scope. Это общедоступная версия сервиса Festival Scope Pro, предназначенного для профессионалов индустрии: правообладатели выкладывают там свои фильмы, но не самостоятельно, а в фестивальных подборках; обычно среди них не бывает хитов, у которых итак все хорошо с дистрибуцией.

Последние годы Festival Scope делал совместные показы с Венецианским фестивалем в формате виртуального кинозала (Sala Web), но обычно это были второстепенные фильмы, CPH:DOX же удалось договориться с правообладателями почти сорока картин. В числе прочего будет показан «Гражданин Х», фильм Алекса Гибни о Ходорковском, и украинский призер «Сандэнса» — «Земля, голубая, как апельсин». По данным Screen, тому же Алексу Гибни удалось убедить даже HBO разрешить фестивалю показать его новый фильм Crazy, Not Insane, рассказывающий о серийных убийцах. Один нюанс: количество билетов на каждый онлайн-сеанс ограниченно, и купить их можно толко из Дании (профессионалам предлагается возврат стоимости аккредитации или возможность посмотреть 150 фильмов программы через другую платформу — Cinando). Кроме того, фестиваль проведет онлайн запланированные конференции и питчинги, несмотря на то, что новый формат вызывает у организаторов и участников дискомфорт.

Перевод фестиваля в онлайн за такой короткий срок — невероятная мобилизация всех участников, но организаторам CPH:DOX уже удалось многое. Если фестиваль пройдет успешно, сэкономив участникам кучу денег, будет очень сложно не учитывать этот опыт при последующем планировании профессиональных мероприятий. В будущем кинофестивали могут превратиться в бренды, кураторские площадки, фильтрующие контент для заинтересованных зрителей не только в своем городе, но и во всем мире.

2 comments on “Как коронавирус меняет фестивальное движение

%d такие блоггеры, как: