Кино

3 первых урока коронавируса

Для индустрии развлечений и не только

Это чувство давно витало в воздухе: в мире накоплено столько противоречий, что неизбежна большая война, которая все спишет. Война пришла в гуманном формате XXI века — без стрельбы и насильственных смертей, но с полной остановкой всего, что было неотъемлемым атрибутом мирного времени. Остановкой на неопределенный срок — это тоже важно, потому что война не равна сезонному затуханию активности. Сегодня нет смысла подсчитывать ущерб, конца пандемии мы сегодня не видим — пока это кризис, а не щелчок Таноса, изымающий из жизни миллионы людей. В предыдущие десятилетия мировые войны приводили к новым волнам демократизации; если все пойдет не по апокалиптическому сценарию, можно предположить, что так будет и на этот раз, и в понятие «человек», например, в укоренном темпе будет наконец включена «женщина».

  1. Научиться продуктивной коммуникации в интернете. 

Несмотря на то, что электронные средства связи в широком обиходе уже больше двадцати лет, мы (поколение «цифровых эмигрантов») по-прежнему воспринимаем их как некое дополнение к «реальному общению». Дискуссия в фейсбуке в два-три хода превращается в ад, сообщения в мессенджерах читаются на ходу — наспех набранные буквы не передают эмоции, мы скользим по поверхности коммуникации, как по льду. Сегодняшние отмены рейсов лишают сотни тысяч офисных работников вожделенных флайт-бонусов и командировочных; мероприятия, где происходят «реальные переговоры» отменяются — все понимают, что возврата к прежнем прогулкам по буфету уже не будет, тем более, что полеты, если верить Грете Тунберг, плохо влияют на состояние климата (бесснежная зима в Европе и пожары в Австралии должны были хотя бы отчасти поколебать позиции скептиков). Противники глобализации сейчас потирают руки в надежде, что границы закроются, и мир вернется к концепции старых добрых национальных государств. На самом деле глобализация и горизантализация связей никуда не денется, даже если схлопнутся ее проявления в реальном мире. Она продолжится в сети, которую до сих пор многие — а в особенности взрослые мужчины, находящиеся у власти — считают чем-то факультативным и развлекательным. Все это случилось бы и без эпидемии, но сейчас приходится изобретать стратегии качественной цифровой коммуникации на ходу — и поколению «цифровых эмигрантов» очень важно не пропустить тренд, не отмахиваться от нового вызова. Для кинематографа, помимо прочего, это значит, что необходимо построить единую реально работающую систему онлайн-показов картин от разных производителей, потому что сегодня, в 2020 году, она существует только в формате необязательной платформы Festival Scope.      

  1. Научиться планировать время самостоятельно.

Внешние события — удобная подпорка: работая в офисе, не задумываешься о том, есть ли у тебя сегодня причина вставать с кровати. Это справедливо и для медиа: если ты пишешь о кино, проще всего ориентироваться на кинотеатральные релизы недели и кинофестивали — они обеспечивают понятной перспективой и легким контентом на месяцы вперед. Сейчас внешние подпорки выбиваются с поразительной скоростью. Карантин оказывается иной формой болезни, потому что в перенасыщенном событиями мире никто не готов остаться наедине со своей скукой. Надо учиться планировать свое время без внешней рамки, надо научиться отбирать контент без внешних агрегаторов, надо включать фантазию. Здесь может пригодится опыт фрилансеров и людей, работающих удаленно, но важно помнить: это задача, которую надо выполнять самостоятельно, никто не сделает этого за тебя. 

  1. Научиться не цепляться за символическое.

По состоянию на вечер 13 марта в водопаде сообщений о приостановке всего кончиком мачты из воды все еще торчит Каннский фестиваль — единственный из крупных ивентов этой весны, не только не объявивший об отмене, но и продолжающий в своих соцсетях рассказывать о подготовке к киносмотру. Из публикации Variety киномир узнал, что Канны не были застрахованы на случай отмены, но деньги сегодня теряют все, и у позиции «улыбаемся и машем», похоже, есть какие-то более глубинные и менее меркантильные причины. Канны — символ сопротивления классической синефилии, кинематографа XX века, новой цифровой реальности. Его многолетний конфликт со стримингом Netflix имеет не только процедурное, но и смысловое измерение. Все ненавидят Канны за высокомерие и огромные очереди, которые приходится отстаивать, ради того, чтобы увидеть фильмы на несколько месяцев раньше, чем остальные увидят их в прокате. Все понимают, что терпеть это дальше невозможно, но все терпят, потому что для профессионала этот фестиваль, который во всех своих аспектах, от призов до расцветок аккредитаций, базируется на принципах иерархий — по-прежнему must. Неизменное существование этого вертикального феномена в мире нарастающих горизонтальных связей сегодня находится под большим вопросом: профессионалы кино во всех странах мира наблюдают за странноватой, в условиях эпидемии, медийной стратегией. Канны сейчас больше всего напоминают храм, не только не закрывающий двери, но назначающий новую службу в знак единения и противостояния чуме (показателен случай в Южной Корее, где «31-й пациент», женщина, после заражения дважды побывала в церкви, приведя к резкому росту инфицирования и поломав всю систему профилактики в стране). Но в эти дни особенно отчетливо ясно то, что так тяжело объяснять киноманам, защищающим «художников» с криминальным поведением от нападок «толпы»: кино — не храм и не замок, который надо брать штурмом; кино — это человеческая активность, которая осуществляется людьми для людей. В общем, главное, что бы все были здоровы, а кинематограф подождет.

Глория Гейнор тщательно моет руки под I Will Survive
%d такие блоггеры, как: