Индустрия Кино

Волосы и месячные: два отличных хоррора с «Сандэнса»

Любимые фильмы Марины Латышевой из программы Midnight

Едва ли не самая популярная у публики «Сандэнса» программа Midnight посвящена хоррору, чему-то междужанровому, иногда, если повезёт, китчевому. Читай, «много радости, мало скуки». Марина Латышева посмотрела всю программу, выбрала два самых яростных фильма, рассказывает.

Bad Hair, реж. Джастин Симиен

Лос-Анджелес, конец 1980-х. Чернокожая и, соответственно, от природы курчавая девушка работает на ТВ, мечтает сделать своё шоу, но её никак не хотят продвигать по службе. Для карьерного роста требуется сделать что-то с волосами. Волосы героини — её триггер. В детстве подружка случайно выжгла ей огромную прядь, с тех пор она ненавидит, когда в её прическе кто-то копается. Но карьера дороже, приходится идти на жертвы, по совету новой начальницы героиня отправляется к чудо-стилистке, наращивает волосы и на следующий день является на работу с гладкой гламурной укладкой. Начальство в восторге, телевизионный истеблишмент благожелательно разворачивается в её сторону. Чужие волосы меж тем оживают, проникают в её пальцы, убивают склонного к абьюзу арендодателя, занимаются со своей носительницей сексом (так тоже можно, оказывается). То есть вроде они на её стороне, на стороне своей новой хозяйки. Но это иллюзия, роли хозяина и слуги распределены в этом тандеме иначе, и да и вообще иные волосы произрастают не только на голове главной героини.

Джастина Симиена («Уважаемые белые люди», спецприз жюри Сандэнса-2014 за выдающийся талант, попадание в топ Variety «10 режиссеров, за которыми надо следить») сравнивают со Спайком Ли. «Плохие волосы» сняты в перерыве между работой режиссёра над сезонами сериала для Netflix по «Уважаемым белым людям». И его репутация, и сам чудной сюжет нового фильма привлекли индустрию: на кинорынке в Парк-Сити на первый показ «Плохих волос», по слухам, пришли все (А24, Magnolia, IFC, Bleecker Street, Neon, Apple, Hulu и др. и пр). О закрытии сделки до сих пор не объявлено, но, опять же по слухам, это скоро случится, и ближе всех к победе Hulu с предложением 8 млн. долларов. Так что шансы, что вы сможете посмотреть это кино, есть.

Фильмов о об общественном давлении на чёрных, которым корпоративная мода белого мира велит выпрямлять волосы, хватает. Есть, к примеру, документальный Good Hair, в котором Крис Рок рассказывает, на какие ухищрения приходится ходить обладателям африканской шевелюры, чтобы соответствовать стандартам красоты в шоу-бизнесе. Или анимационная короткометражка Hair Love, номинированная в этом году на «Оскар». Но «Плохие волосы»  — кино буйное, социальный комментарий, грамотно смешанный с нестандартным потусторонним и сенсорностью, выплескивающейся из кадра. Какие-то овеянные темными мифами древние волосы, путешествующие по салонам Лос-Анджелеса. Восхитительная Лаверн Кокс в образе зловещей стилистки, вещающая о красоте и жертвах. Звук щеток и расчесок, скребущих по чёрным головам -— кажется, ещё немного, и к этим скальпам можно подключать датчики и успешно преобразовывать механическую энергию в электрическую. Показанный крупным планом сам кровавый процесс наращивания мистических волос, от которого даже немного мутит. Навязываемое сверху чуждое садится на тебя с большим трудом, ломая мозг и кроша кости. Иногда это красиво, всегда — мучительно, порой опасно и в общем-то не стоит того.

Run Sweetheart, Run, реж. Шана Фест

Одна темнокожая, молодая и красивая, успешно работающая на офисной работе мать-одиночка по имени Шери отправляется на свидание вслепую с парнем, которого ей сосватал её босс. Прямо перед свиданием у неё начинается менструация, но что ж делать. Парень оказывается симпатичным, аккуратным и богатым, и после ресторана девушка соглашается попить чайку у него в особняке. Он пропускает её внутрь дома, после чего разворачивается к камере и грозит зрителю пальцем. Дверь за ними закрывается, внутри слышны крики и грохот, девушка выбегает наружу, вся в крови и в разорванном красном платье, несется по городу от своего преследователя. Начинается повествование в стиле «одна адская ночь». Менструация станет для героини ловушкой и одновременно её оружием и путем к спасению.

Шана Фест — калифорнийская блондинка в самом расцвете сил, режиссерка многогранная, снимавшая семейные драмы и мелодрамы, музыкальное кино («Я ухожу — не плачь» с Гвинет Пэлтроу в роли кантри-певицы), но, как отмечала критика «Сандэнса», ей надо было заниматься совсем другим, а конкретно — таким кино, как «Беги, детка, беги». В главных ролях Элла Балинска, более органичная, чем в недавних «Ангелах Чарли», и Пилу Асбек, успешно изображающий секси-психопата. У компании Blumhouse в прошлом году уже был фильм о темнокожей девушке, сражающейся с монстром-преследователем, даже с похожим названием (Sweetheart), тоже, кстати, впервые показанный в сандэнсовской «Полуночи»), так что опыт имеется. Все вместе они и смастерили «Беги, детка, беги». Международные права на фильм у Universal, про российскую судьбу его пока ничего не известно. 

Как и в «Плохих волосах», тут социальное смешивается с мистикой и с чем-то, что ощущаешь сквозь экран на собственной шкуре. Только в этом случае мы имеем дело с совсем уж отборным бредом, который способен доставить истинное наслаждение. Это кино неуклюжее, как медведь, и так же стремительно, сметая все на своем пути, несется вперед. В его сценарий, запихнули по максимуму деталей, сюжетных линий и социальных высказываний, и в один прекрасный момент все они начинают из этой яркой коробки со свистом вылетать. Триллер про психопата превращается в мистический хоррор про демона. И тут же — в детектив про коррупцию в полиции и в бизнес-структурах Лос-Анджелеса. А также в историю про белого богатого мужчину, который убивает малоимущих темнокожих девушек. Месячные героини — не просто так, а важный двигатель сюжета, и однажды она даже будет разбрызгивать по округе свою кровь. Хотите girl power — пожалуйста. Вот в кадре боевые девчонки, рассуждающие о свободе. Даже собака, которая в какой-то момент напугает преследователя — кормящая сука. Сюжетные линии появляются и без сожаления исчезают. Дешевые спецэффекты, кич и стереотипы в ассортименте. Единственные, кроме самой Шери, черные в кадре — ее бывший бойфренд с дружками, вооруженные полубандиты. Единственные азиатки — бессловесные голые девушки в спа-центре, через который она как-то пробегает. Или вот еще: полицейский участок Лос-Анджелеса, в котором одна, кроме самой героини, заключенная и всего один полицейский (ну, тут, видимо, просто не стали тратиться на актеров).

Посмеявшись и порадовавшись свирепому юмору и многочисленным нелепостям этого фильма, можно задуматься и о том, как привлекательна сама его структура: «Девушка на плохом свидании — в панике — в ярости». Девушка не хочет быть страдающей, она хочет даже не просто отвоевать свою жизнь, не просто отомстить. Она желает сделать так, чтобы её враг никому больше не причинил вреда. Эта концепция хоррора, конечно, отличается от классического «выжившая», за неё хочется сказать отдельное «спасибо». Ну и за разбрызгивание менструальной крови тоже. Редко когда в кино эта как бы постыдная тема, с которой регулярно имеет дело половина нашей планеты, раскрыта  так естественно, пусть и в виде кича.

Впрочем, пессимист волен читать всё это иначе. Такое вот «наказать и не допустить» соседствует лишь рядом  со сверхъестественным, лишь в наших фантазиях. Реальный мир, увы, устроен иначе.

%d такие блоггеры, как: