Кино

«Вторжение»: чужим здесь не место

Федор Бондарчук молодец (почти)

«Вторжение» поднимает планку отечественного блокбастера и создает для него новые проблемы.

Два года назад «Притяжение» Федора Бондарчука взяло русского зрителя неожиданностью. Ничего особенного не предвещавшая рекламная кампания под видом русского ответа «Дню независимости» скрывала наивный, нежный и бодрый янг-эдалт  с оглядкой на женскую аудиторию (по голливудский моде того времени). Как ни странно, зритель не обиделся: фильм продемонстрировал удивительную для русского блокбастера стойкость в прокате, собрав без помощи праздников в два с половиной раза больше, чем в стартовый уикенд.

Правда, позже случился обзор BadComedian’а, где автор в привычной для себя манере мешает в одну кучу недостатки фильма с художественными условностями жанра. Любимый творческий прием блогера — выдрать сцену из контекста с целью высмеять — позволяет выставить на посмешище любой фильм. Учитывая, что сам Евгений Баженов подчеркивает сугубо развлекательную суть своего контента, в таком подходе нет ничего криминального. Проблемой это становится только тогда, когда сами зрители принимают его за легитимный критический метод. Юношескому идеализму «Притяжения» было нечем сражаться против такого оружия, и общественное мнение встало не на сторону Бондарчука. Скорее всего, в этом кроется причина, почему «Вторжение» выглядит не работой над ошибками, а попыткой въехать в другую степь на том же космолете. Со второй попытки Бондарчук все же сделал свой «День независимости», Настоящий Голливудский Блокбастер со всеми его достоинствами — и недостатками тоже.

С экшеном, прямо скажем, все неплохо. А местами даже и отлично. И отметить хочется даже не спецэффекты, который на этот раз вышли на мировой по исполнению уровень, а монтаж. «Вторжение» порезано и склеено уверенной рукой, чувствующей географию, темп, ритм, и даже позволяющей себе пижонскую синкопу посреди сцены погони (ключевое слово: жвачка). Переводя на человеческий язык: ты понимаешь, что происходит в сцене и чувствуешь вибрацию от ее энергии. Единственный монтажный фэйл фильма случается, правда, в разговорном моменте, когда посреди диалога «теряют» целого персонажа (ключевое слово: бабушка).

Стремительным чередованием драмы, юмора и экшена «Вторжение» напоминает фильмы Marvel. При этом даже странно, что едва ли не увлекательнее всего фильм становится в те моменты, когда герои просто разговаривают: в этих сценах находится место и действительно смешным шуткам и интересному актерскому взаимодействию. Приятнее всего наблюдать за отношениями Юли и ее отца, генерала Лебедева: это тот случай, когда привычную динамику «властный отец — бунтующая дочь» разбавляют убедительными проявлениями любви, уважения и понимания. Нервно икающих при виде имени Александра Петрова на афише тоже хочется успокоить. За плохое поведение в первом фильме его герой получил мозговую травму, которая превращает его внешне в нечто среднее между бондовским злодеем и помощником Франкенштейна: богатый материал для карикатурного отыгрыша, но Петров играет с несвойственной себе сдержанностью.

«Вторжение» (2020)

Радует и то, что Бондарчук продолжает не стесняться современности. Если в первой части мы насмотрелись на Чертаново и его обитателей, то «Вторжение» предлагает куда более глобальную картину. Сценаристы Олег Маловичко и Андрей Золотарев остроумно обыгрывают актуальные фейк-ньюс и DeepFake, вплетая их в план инопланетного вторжения. Это необычно и свежо — слова, которые не ассоциируются с русскими блокбастерами. Вообще, «Вторжение» во многих своих моментах умудряется удивить, захватить, рассмешить, заставить переживать. Раньше в разговоре о русских блокбастерах приходилось хвалить фильмы с многочисленными оговорками, здесь же до определенного момента нам показывают первоклассное жанровое кино.

Увы, в последней трети «Вторжение» начинает стремительно провисать. В качестве ориентира на место Marvel приходят Роланд Эммерих и Майкл Бэй времен своего пика: странные образцы для подражания, учитывая, что Эммерих сто лет не снимал успешное кино, а Бэя не так давно выселили на Netflix. Бондарчук настолько упивается мощью своих спецэффектов, что они подминают под собой все живое. Его можно понять: финальный апокалипсис впечатляет и идеей, и техническим исполнением, но его во всех смыслах слишком много. Кино хочет, чтобы вы оценили размах, а на деле начинает всерьез утомлять громкостью и монотонностью: есть нечто бесчеловечное в том, чтобы показывать такое в кинотеатрах сразу после Нового года.

«Вторжение» (2020)

Под натиском графики несколько теряются герои. Обидней всего за персонажей Ирины Старшенбаум и Юрия Борисова. Аудитория BadComedian’а возненавидела Юлю из «Притяжения» за непростой характер, но вообще-то она была редким примером живой и активной героини в русском кино. Во «Вторжении» эти черты проявляются в отдельных диалогах, но к концу становится понятно, что героиня Старшенбаум исполняет роль умеренно своевольного макгаффина, который таскают за собой все, кому не лень. Даже там, где формально Юля спасает положение, на деле видны уши сценарного «Бога из машины». У Борисова, новичка в серии, потенциально самая интересная линия, как раз связанная с фейк-ньюс, (а еще он отлично выглядит в роли профессионального военного), но ей отчаянно не хватает внятного финального аккорда.

Больше всего печалит исчезнувший гуманистический запал первой части. «Притяжение» пусть и несколько картинно, но твердо высказывалось против ксенофобии: для массового российского фильма это было как минимум необычно. Во «Вторжении» логика выбранного жанра диктует иное развитие событий: вот враг, бей его. Линия с межпланетным шовинизмом сначала убирается на второй план, потом отодвигается куда-то за край экрана, а вместо нее выходит нечто иное. По первому фильму могло показаться, что пришелец Харитон — представитель высшего мудрого мира, но что за мудрецы посылают за невинной девушкой огромный дрон со способностью извести целый город? В свою очередь герой Александра Петрова из ксенофоба и отрицательного героя превращается в амбивалентного персонажа, который меткими вопросами выбивает почву из под ног Харитона. Не все так однозначно, повторяет фильм мантру сетевых экспертов по всему на свете. Потом, правда, добавляет: ты или против нас, или дочь мою любишь. Какой уж тут диалог цивилизаций.

%d такие блоггеры, как: