Индустрия Кино

Сменит ли Юра Борисов Сашу Петрова?

Следующий русский «главный актер», кто ты?

Те, кто живут достаточно долго, уже успели заметить, что в российском кино всегда есть один «главный» (относительно) молодой актер, который, вероятно, является общенациональной проекцией текущего идеала маскулинности. Этот человек на протяжении определенного времени снимается на износ, забивая собой весь эфир, и кажется, что так будет всегда — но нет, однажды на его месте появляется кто-то другой, и история повторяется.

Гоша Куценко в «Антикиллере» (2002)

Первым в новейшем российском кино эту позицию занял Гоша Куценко (1967): как только кинематограф начал выползать из провала девяностых, картины с ним пошли плотным потоком. Релиз киноверсии второго «Антикиллера» в 2003-м сопровождался дорогой по тем временам рекламной кампанией, в ходе которой лицо Куценко украшало все поверхности, от московских троллейбусов до упаковки глазированных сырков. Брутальный, лысый, часто играющий гангстеров, но по-своему добродушный Куценко в некотором смысле занял нишу, которую не успел занять трагически погибший Сергей Бодров. В те годы никто не знал, что на самом деле нравится людям; нельзя даже сказать, был ли он на самом деле популярен (даже рекордные сборы российских картин не превышали пары миллионов долларов). Куценко снимали, поскольку именно он был «главным» (предпринимались попытки расширить его актерское амплуа; так, в «Гарпастуме» Алексея Германа-млд он выступил в эпизодической роли поэта Блока, а позднее снялся в нескольких тонких трагикомедиях Виктора Шамирова). В 2003-м вышло 6 проектов с Куценко, в 2005-м — 11, но в новом десятелетии роли его роли постепенно перестали быть главными. Ни слишком интеллигентный Константин Хабенский, ни слишком многоликий Сергей Безруков на роль «главного мужчины» не подошли, и на авансцену вышел Данила Козловский (1985), впервые ярко заявивший о себе в том же «Гарпастуме» (2005).

Данила Козловский в «Весельчаках» (2009) Феликса Михайлова

Его первым относительно успешным проектом оказалась пропагандистская картина про попаданцев «Мы из будущего» (2008). Трудно сказать, почему этот театральный актер из Петербурга, брюнет с карими глазами и внешностью положительного героя так пригодился в период реставрации большого стиля в кино, но именно он оказался в центре «Легенды №17» (2013) — первого крупного проекта, успешно использующего советские спортивные достижения в интересах нарастающего ресентимента. Увы, когда во второй половине десятых годов, с присоединением Крыма и началом новой Холодной войны, ресентимент добрался до своих максимальных значений, Козловский, с одной стороны, примелькался, а с другой — стал казаться слишком сложным, едва ли не слишком аристократичным и уж точно слишком брюнетом. К тому же, однажды он сыграл артиста травести, а это серьезное покушение на маскулинность и пятно в биографии. Внезапно его сменила звезда сериала «Полицейский с Рублевки» — человек с ясными глазами, манерами пацана с района, плохой дикцией и русским именем Александр Петров (1989); ему тоже пришлось надеть коньки, хоккейную форму и встать на лед в фильме «Лед». Дальнейшее происходило на наших глазах: десяток главных ролей за год, лидер рейтинга «Медиологии»-2019 по количеству упоминаний в сети.

Александр Петров в роли Гоголя

Есть что-то по-настоящему трогательное в том, что «главного русского актера», воплощающего маскулинность в моменте, в публичном поле часто называют уменьшительно-ласкательным именем (что до сих пор редкость в русскоязычном официальном обиходе): Юрий Куценко стал «Гошей»; Данила — упрощенная форма имени «Даниил»; сайт Александра Петрова находится на домене sashapetrov.ru, в инстаграме он actorsashapetrov, Сашей его называет и большинство поклонников. Настоящий мужчина — всегда немного ребенок, да?

Но поклонникам «Саши» пришла пора насторожиться: в титрах фильма Федора Бондарчука «Вторжение» (2019), выходящего в новогодние праздники, где Петров играет далеко не главную роль, появляется некий «Юра Борисов» (1992), ранее известный как «Юрий». У этого актера есть very helpful русское имя и «славянская внешность», а также гораздо более широкий, чем у Петрова, актерский диапазон.

Юрий «Юра» Борисов во «Вторжении» (2020)

Многие впервые заметили его в фильме Дарьи Жук «Хрусталь» (2018), где Борисов сыграл потребителя дискотечных наркотиков Алика — почти андрогина, выкрикивающего горячечные лозунги вроде «завтра, после «Белка-Стрелка пати» все изменится». Тем удивительнее было увидеть его через год в «Быке» Бориса Акопова, где он сыграл молодого брутального бандита. В «Т-34», где Петров со своей однообразной усмешкой бьет фашистов в танчики, Борисов появляется в роли придурковатого Ионова, демонстрируя еще одну грань своего выдающегося по нынешним временам актерского таланта.

Во «Вторжении» Бондарчука он в некотором смысле крадет шоу у товарищей, играя универсального солдата Ивана, который пребывает в сложном конфликте между чувством и долгом. Впереди у Борисова — с десяток релизов, в том числе роль Михаила Калашникова в фильме Константина Буслова, а ведь играть такое кому попало не доверят. Понятно, что преемник Петрова уже зародился в недрах индустрии, и, кажется, Юрий Борисов — один из тех, у кого есть шанс его заменить (на Александра Кузнецова с его русским именем и славянской, но слишком специальной внешностью я бы не ставила).

%d такие блоггеры, как: