Кино

Портрет гинеколога в огне

«Давай разведемся» — отличный полнометражный дебют Анны Пармас

В прокат выходит «Давай разведемся!» — лучший дебют «Кинотавра-2019», первый полнометражный фильм Анны Пармас, снявшей несколько знаменитых клипов для «Ленинграда» и работавшей в качестве сценаристки с Авдотьей Смирновой. Это самый смешной и умный российский фильм про отношения so far.

Отвечая после премьеры в Петербурге на вопрос «Почему же вы дебютируете только сейчас?», Анна Пармас (не употребляя этого словосочетания) рассказала о своем «синдроме самозванки» — полной уверенности, что она не может предложить и сделать ничего интересного (хотя про ее клипы для «Ленинграда» зрители писали и говорили, что они перевешивают все российское кино за тридцать лет). 

Мы шли на фильм, настороженно прижав уши, и первые двадцать минут ждали, когда же начнется обязательная для русского кино мизогиния, объективация, легкий человеконенавистнеческий флер и пропаганда семейных ценностей — но они не начались. Гендерные стереотипы, конфликт новой реальности и старой прошивки, сложности в браке — все это наша повседневность, о которой имеет смысл говорить в кино, вопрос только в том «как говорить?». Чувство юмора и наблюдательность создательницы, а также сам жанр комедии позволяют отстраниться от предмета, взглянуть на него со стороны, выйти из режима заламывания рук. Не менее важна и интонация — у Пармас нет отрицательных, отталкивающих персонажей, мы смеемся не над людьми, а над ситуациями, в которых они оказались.

Трейлер «Давай разведемся» (2019)

Как и в фильме «Верность», главная героиня «Давай разведемся», сыгранная Анной Михалковой, работает гинекологом — и, честно говоря, выбирая из двух врачей, я бы отправилась ко второй, потому что о ее погруженности в профессию мы узнаем очень много уже в первые минуты фильма; слово «менструация» звучит с экрана, наверное, раз пять. Семья, в которую мы попадаем, существует в нетипичной, но уже легко представимой конфигурации: она работает на трех работах, он (Антон Филиппенко из клипа «Экстаз») выглядит моложе и сидит с двумя шестилетними детьми — мальчиком и девочкой. (После премьеры Пармас сказала, что хотела бы снять приквел: рассказ о том, как в этой паре возникло подобное распределение обязанностей). Одна из первых зрительниц похвалила фильм за то, что он не копирует американские комедии, но это не совсем так: «Давай разведемся!» поддерживает американский комедийный стандарт изображения среднего класса, который предполагает проживание в отдельном доме, но этот отдельный дом — взятый в ипотеку таунхаус на выезде из Ярославля, отделенный сеткой-рабицей от колхозных полей — и в нашей реальности выглядит абсолютно правдоподобно. Кажется, и образ жизни, и ее репрезентация на экране в разных странах постепенно подтягивается к общему знаменателю (британскую школу в сериале Netflix «Половое воспитание» почти не отличить от американской); я легко могу представить себе «Давай разведемся!» голливудской комедий с Риз Уизерспун, минус некоторое количество остроумно подмеченных местных деталей.

Заскучавший из-за невнимания жены муж заводит любовницу — инструкторшу тренажерного зала, которая видит в нем не домохозяина в переднике, а настоящего мужчину, и дальше начинается развод, показанный как потеря почвы под ногами (вплоть до поджога помойки), колоссальная нагрузка на всю инфраструктуру, включая друзей и родственников, и колоссальное веселье для зрителя. 

В какой-то момент и у героини появляется ухажер, полицейский, похожий на американского копа (Федор Лавров), один из самых колоритных персонажей картины, графично воплощающий идею конфликта между человеческими качествами и патриархальной прошивкой: сам по себе человек неплохой, он приходит с объявлением любви совершенно не ожидая отказа, может сексуально возбудиться только после ролевой игры с вооруженным преследованием, и называет двух разнополых малышей «пацаны». Надежда Маркина, со времен фильма «Елена» воплощающая на экране нашу общую метафорическую Родину-мать, играет (как и в новелле Пармас в альманахе «Петербург. Только по любви»), маму главной героини, всегда готовую озвучить вековые мудрости, помогавшие выживать поколениям: «А как с тобой жить, с истеричкой?», «Должна была на пороге лечь и не отпускать!», «Ничего, были случаи и с тремя [детьми] брали [замуж]». 

Никита Михалков, которому дочь показала картину, сообщил, что ее «финал не в менталитете»: пройдя через турбулентность развода и попытки воссоединения, героиня остается наедине с собой и не стремится вернуть семью любой ценой. Хотелось бы понять, кто ошибается — Михалков или Пармас, и не поменялся ли часом менталитет, пока русское кино занималось воспеванием «семейных ценностей»?

Прошу прощения за отсутствие феминитива в заголовке: это тот самый случай, когда он совершенно не подошел по ритму фразы.

%d такие блоггеры, как: