Кино

«Двое»: когда российское кино умеет быть живым и актуальным

А еще фильм Тимофея Жалнина безумно красивый

Постарайтесь застать драму «Двое» в кинотеатрах — и вы получите несравнимое ни с чем удовольствие от отличной истории и сибирских красот.

Российскому зрителю очень нужен хэппи-энд. Это не дурацкая калька с иностранного кино, это нормальное и очень человеческое желание увидеть, как герои продираются через любые тернии к звездам, преодолевают все превратности судьбы и выходят к новой, прекрасной жизни. После премьерного показа «Двоих» в Петербурге сразу несколько человек в зале просили режиссера рассказать о судьбе героев — что с ними, будут ли они вместе? Ведь есть же надежда, да?

Надежда есть — как минимум в лице героини, которую зовут этим «говорящим» именем. Но с другой стороны, стоит знать, что Тимофей Жалнин в своем сценарии опирался на истории людей, затерявшихся в тайге, и к сожалению, они как раз не очень-то хорошо заканчивались. Но ближе к фильму.

«Двое» (2019)

Ничего не подозревающая Надя (Татьяна Полосина), с бойфрендом Андреем (Антон Момот) продирается сквозь тайгу. Она не замечает, что Андрей не очень-то настроен на путешествие и уж тем более не ожидает, что он хочет расстаться с ней. Надя в свои 25 никак не может забеременеть и в ход пошли уже народные средства — она надеется, что погружение в некое озеро поможет решить проблему. Но озера холодные, а бурные течения коварные, и вот уже Надя с Андреем затеряны посреди сибирских красот, абсолютно равнодушных к их трагедии, а единственная связь с миром утрачена — Надя в сердцах расколачивает спутниковый телефон, на который постоянно названивает ее властный отец (Андрей Щепочкин).

Удивительным образом «Двое» вбирают в себя сразу несколько важных проблем. Неумение вести диалог друг с другом (Андрей никак не решается сказать Наде, что у него уже есть другая женщина), жесткий родительский контроль (как выяснится, отец привык одобрять или не одобрять романтические отношения дочери), отношение к экологии (отец Нади и Андрей работают в корпорации, занимающейся добычей полезных ископаемых, и сохранение уникального ландшафта — последнее, о чем они будут думать). Дебютант Жалнин очень уверенно проговаривает, что беда России уже давно не дороги и дураки, а патриархат и жадность. Не только Надя жертва своего отца, но и Андрей жертва привычного патриархату кумовства и приемственности — его назначают на важную должность только из-за отношений с дочерью, и сам он явно не уверен в собственных силах. Жажда наживы не дает никому задуматься о последствиях своих действий — даже встреченный ребятами в лесу местный парень захочет работать на конгломерат, не говоря о последствиях разработок для природы.

«Двое» (2019)

Отдельной похвалы стоит операторская работа Анны Рожецкой, которая снимает кино с Тимофеем Жалниным, еще с его студенческих работ. Ее камера подчеркивает суровую природу Сибири, но ведет себя несколько отстраненно — природа не помощник и не советчик, она просто есть, и зритель, наблюдая за перипетиями отношений Нади и Андрея, периодически будет отмечать окружающие их красоты. Природа в объективе Рожецкой не лакированная, не открыточная, а максимально реалистичная. Снимали в природном парке Ергаки Красноярского края, и это отличный повод вспомнить о кинематографическом туризме и о необходимости снимать Россию не только в крупных городах.

Художникам картины пришлось соорудить аллюзию на одну очень известную картину — не хочется спойлерить, но это очень остроумное решение. А сам Жалнин опирается в своем фильме скорее на «Туринскую лошадь», чем на «Выжившего», с которым многие ассоциируют фильм. В какой-то момент Надя с Андреем оказываются в заброшенной избушке — ищите отсылки к Тарру в ней.

«Двое» (2019)

Есть и еще одно интересное совпадение. В одной сцене Надя находит рыбу в запруде — это очень красивый эпизод, но, как оказалось, не первый в российском кино. До съемочной группы «Двоих» в Ергаках в 1959 году режиссер Михаил Калатозов и оператор Сергей Урусевский снимали «Неотправленное письмо». Не зная об этом, Жалнин и Рожецкая выбрали абсолютно тот же объект — и это кажется отличной метафорой преемственности.

Во время обсуждения в зале прозвучали слова «этот фильм не для всех». На самом деле «Двое» невероятно зрительская картина, которая будет понятна не только россиянам, но и в любой стране мира. Она говорит на понятном любому зрителю языке, а это одна из главных примет хорошего кино.

%d такие блоггеры, как: