Индустрия Кино

Ким Баррет о том, как она одевала «Ангелов Чарли»

Новая работа художницы по костюмам «Матрицы» и «Ромео+Джульетты»

В ноябре 2018 года по заданию сайта «КиноПоиск» в составе небольшой группы европейских журналистов я ездила в Берлин на съемки фильма Элизабет Бэнкс «Ангелы Чарли». В этой впечатляющей поездке, состоялась моя волнующая встреча с Кристен Стюарт (которая проигнорировала мой вопрос) и не менее волнующая — с художницей по костюмам Ким Баррет, которая когда-то придумала все эти гавайские рубашки и крылья в «Ромео+Джульетта» База Лурманна и все эти плащи в «Матрице». Публикуем запись разговора с Ким о том, как она делала костюмы к «Ангелам Чарли».

— В чем главное отличие новых «Ангелов Чарли» от предыдущих версий?

— Я росла на телевизионных «Ангелах Чарли». Полнометражные фильмы были очень веселые. Наша версия происходит в более реальном мире с более реальными людьми. Меньше внешней эксцентрики, больше юмора внутри ситуаций.

— С какой основной концепцией вы приступали к работе?

— Мы хотели создать очень ярких, динамичных, очень современных «ангелов». Но при этом нам было важно, чтобы костюмы не затмевали актрис и их игру. Все трое очень хорошо формулировали, как они хотят выглядеть, и какие черты их образов должны подчеркивать костюмы. Это очень удобно — ты понимаешь, с чего начинать, потому что иногда тебе говорят: «Ой, я не знаю. Может лучше так, или этак?». Еще важно было понять, каким человеком на самом деле является каждая из героинь, потому что по ходу действия им постоянно приходится притворяться кем-то еще. И отталкиваться от этого понимания характера.

Я много работала на экшенах, и довольно часто героинями были женщины. В этой картине было интересно то, что мы видим прекрасных женщин, одетых как будто бы в повседневную одежду, но при этом выполняющих каскадерские трюки. Нам не показывают героиню в черном трико, про которую сразу понятно, что сейчас она взлетит и повиснет на проволоке. Мне кажется, это часть удовольствия: мы не ждем от этих девушек, что сейчас они начнут безумные акробатические выступления. Идея мне кажется очень привлекательной: каждая из нас может вообразить себя на их месте — вот мы идем по улице в нашей обычной одежде, а вот мы уже делаем что-то непредсказуемое. Конечно, одежда в кино немного отличается от настоящей повседневной (к девушкам часто была пристегнута проволока), но думаю, на экране все выглядит убедительно. Мне нравится в этом фильме, что в нем много самых разных женщин всех типов, возрастов и с разным цветом кожи, потому что именно таким я бы хотела видеть наш мир. И чтобы наши дети видели его таким. 

Эмоциональный рассказ о поездке на съемки «Ангелов Чарли»

Что было самым сложным?

— Когда в фильме много женщин, они все заходят в примерочную с одной заботой: «Как я выгляжу?». Но ты, как художник, должен смотреть не только на каждую из них, но и и на то, как они смотрятся вместе — а смотрятся они в комбинации иногда довольно странно. Поэтому, когда я занималась костюмом каждой из них по отдельности, мне надо было все время держать в голове общую картинку. Было сложно, потому что они все с характером. Мне потребовалось время.

— Действие фильма происходит в самых разных местах, от Рио до Стамбула. Вы как-то учитывали это при создании костюмов?

— Мы сделали гораздо больше вариантов, чем появится на экране. Штук двести, наверное. Героини в фильме вообще не очень часто переодеваются, потому что им приходится все время срываться с места. Часто действие происходит в тех местах, в которые они совершенно не планировали ехать. Времени на шоппинг там у них тоже не было. Но мне хотелось, чтобы в каждом из локейшенов их костюм создавал ощущение романтического отпуска. Представьте себе каникулы в Стамбуле, например — вы же не переодеваетесь в турецкий халат.

— Расскажите об особенностях каждой героини.

— Елена [героиня Наоми Скотт] еще не «ангел», она только учится. Это такая девушка в платье, джинсовой куртке и «мартенсах». Она переживает некую эволюцию и первое время в «Ангелах» ее одевает кто-то другой, но к концу картины она уже может одеваться сама. Героиня Кристен Стюарт — сорванец, она очень уверена в себе. Во время заданий она одевается более женственно, и мы видим контраст между ее настоящим лицом и маской. Элла Балинска почти с самого начала — человек действия, она отвечает за экшен, но к концу выглядит все более женственно. У каждой из них есть возможность проявить разные стороны своей женственности.

Ким Баррет о работе над костюмами в «Матрице»

— Меняется как-то женские костюмы в боевиках?

— Здорово, что мы уходим от модели «все герои носят трико». Я тоже отдала свою дать трико. Мне нравится, что теперь можно быть женственной и без облегающей одежды. И что можно играть в экшене, не одеваюсь в милитари. Думаю, что костюмы героев боевиков сейчас развиваются в интересном направлении. Хотя образ «женщины-кошки» еще существует, но возможно и он не навсегда.

— Работа с Элизабет Бэнкс как-то отличалась от работы с режиссерами мужчинами?

— Да. Она меньше интересуется буферами. Нет, конечно, интерес к ним у нее есть — он есть у нас всех. Но показывает их она по-другому.

%d такие блоггеры, как: