Кино

Дневник Джуди Гарленд

Кино, за которое Рене Зеллвегер должна получить свой второй «Оскар»

Главный хит независимого проката Северной Америки, драма «Джуди», собравшая 22,9 млн долларов, абсолютно незаметно прошла в российских кинотеатрах (фильм увидели всего 11 000 человек). Но мы успели ее посмотреть.

Джуди Гарленд (Рене Зеллвегер) находится в постоянном движении. Нельзя сказать, что покой ей только снится — она толком не спит (результат приема самых разных таблеток с детства). Она качает ногой, нервно перебирает пальцами, кривит рот, щурит глаза, поводит плечами. Относительное спокойствие приходит к Джуди только когда она поет («В два года я вышла на сцену, и родителям пришлось утаскивать меня оттуда, потому что я пела без остановки»).

В начале фильма Луи Б. Майер, основавший студию MGM, на площадке «Волшебника страны Оз» втолковывает юной артистке: «Кем ты хочешь быть? Домохозяйкой? Официанткой? Просто матерью? Те люди, которые смотрят на тебя, не такие как ты». На секунду фильм Руперта Гулда пробивает четвертую стену, и 16-летняя Джуди смотрит на вас. Возможно, ей было бы лучше остаться с нами, простыми людьми, но невероятный голос («Голос — это то, что тебя отличает от остальных!») сделал ее звездой.

«Джуди» (2019)

Экранной Джуди 46 лет, но она выглядит гораздо старше. Голливуд хорошенько перемолол ее, пережевал и выплюнул, и она, уже никому не нужная, мотается с двумя детьми по ночным выступлениям, получая по 150 баксов. У Джуди нет дома, что приводит к стычке с бывшим мужем Сидом (Руфус Сьюэлл), который грозится отобрать детей. Кажется, Джуди уже упустила свою старшую дочь Лайзу и хочет присутствовать в жизни Лорны и Джоуи. Но Америка отвернулась от своей любимицы — ей не прощают долги в отеле, выселяют из номера, и не дают ролей («я ненадежная и не подлежу страхованию»). Остается только уехать в Великобританию, где Гарленд все еще любят, и выступать несколько недель подряд ежедневно в клубе Talk of the Town. Но для этого придется оставить детей в Америке и снова отдавать себя зрителям по капле, заполняя остающуюся пустоту алкоголем.

Мы знаем, что Джуди Гарленд — жертва голливудской системы, да и фильм Гулда не ищет обходных путей, показывая весьма топорно, как девочка практически росла на площадке и не могла вырасти другой. Она мечтает о гамбургере, но вместо этого получает таблетки («собьешь аппетит»), она мечтает встречаться с Микки Руни, но юная звезда отшивает ее прямо на площадке фильма Babes in Arms. Вместо торта на 16-летие — бутафория, вместо материнской любви — увещевания Луи Б. Майера. Гарленд в исполнении Зеллвегер получилась женщиной-ребенком, за которой нужно следить. В Лондоне к ней приставляют серьезную Розалин (Джесси Бакли), и она вынуждена носиться с певицей, как с собственной капризной дочерью. Осудить Джуди невозможно — она старается изо всех сил быть «нормальной», но искалеченное детство редко оборачивается успехом во взрослой жизни без дополнительной помощи.

«Джуди» (2019)

Одна из показательных сцен в фильме — прием у пожилого британского врача, который с грустью отмечает печальное физическое состояние Гарленд. «Вы истощены, вам нужно поберечь себя. Что вы принимаете от депрессии?» Гарленд, сидящая в смешном больничном халате, запальчиво отвечает: «Четырех мужей!». Эта загнанная, проспиртованная и брошенная своей страной женщина не лезет в карман за словом, она саркастична и иронична — до тех пор, пока окончательно не рассыпается.

Как и Дороти из мюзикла про страну Оз, экранная Джуди встречает на своем пути разных персонажей, которые пытаются ей помочь. Особенно трогательными получились Стэн и Дэн, пара геев, которые сожалеют, то упустили Джули в 1964-м, потому что один из них находился в тюрьме из-за своей гомосексуальности (фильм не упускает возможности вставить социальный комментарий, но делает это очень аккуратно). Они как Железный Дровосек и Страшила, преданно ходят на концерты Гарленд в Лондоне, но их Дороти сейчас так одинока и настолько безутешна, что она идет вслед за ними в маленькую квартирку и помогает сделать омлет. Джуди может и алкоголичка, но она добра и сердечна. Если ее взбалмошность и отталкивает, то только на время.

«Джуди» (2019)

Удивительным образом, фильм об американской легенде стал результатом сотрудничества европейских кинематографистов — Европа до сих пор любит Джуди Гарленд больше Штатов, изгоняющих кино со средним бюджетом со своих экранов. Над картиной стоимостью 13 млн долларов работали французская Pathe, британские BBC Films и Calamity Films.

Режиссер Руперт Гулд, дебютировавший в полнометражном игровом кино крепкой драмой «Правдивая история», известен на родине в Англии театральными постановками (у него есть премия «Тони»), а также сериалом «Пустая корона». Он не был фанатом Гарленд, но заинтересовался сценарием на основе мюзикла «Конец радуги» и решился исследовать в своем фильме природу актерского мастерства. «Идея в том, что артист всегда находится на расстоянии», — говорит Гулд в интервью Forbes и старательно (может даже чересчур старательно) показывает то, что обычно скрывается от глаз зрителя, закулисье, которое нам на самом-то деле знакомо по другим фильмам. Впрочем, ему настолько повезло с актрисой, что все режиссерские недостатки, буде таковые, отходят на второй план.

«Джуди» (2019)

Для Рене Зеллвегер такая европейская гастроль не в новинку — одна из главных ролей в ее карьере сыграна за пределами Америки, в романтической комедии «Дневник Бриджит Джонс». Обе роли укладываются в характеристику girl next door — Бриджит такая же простая девчонка, как и юная Джуди, которую «воспитывает» Майер. Обе роли потребовали внешних изменений — для «Бриджит» пришлось поправиться, для «Джуди» стать болезненно худой. Еще одно совпадение лишь кажущееся: когда Джуди впервые поет на сцене, она исполняет By Myself и вспоминается эпизод из «Дневника» с Бриджит, сидящей на диване и «подыгрывающей» композиции Селин Дион All By Myself; однако Бриджит в финале ждет поцелуй Марка Дарси, а Джуди обретает недолгое счастье в объятиях молодого супруга номер пять и умрет через полгода.

Кому и обеспечен хэппи-энд в этой истории, так это Рене Зеллвегер, актрисе, на пять лет исчезнувшей из Голливуда, чтобы поправить свое здоровье и общее состояние. Как и у Гарленд, у Зеллвегер долгое время не было собственного дома (об этом она рассказывает в интервью Vulture), она постоянно жила на чемоданах и была несчастна («как можно говорить о соблюдении границ человека, у которого даже собственного угла нет»). Ровно так же, как и Гарленд, Зеллвегер страдала от бессонницы, но в отличие от героини фильма, не злоупотребляла таблетками, а убегала в кинотеатры и смотрела там в одиночку фильмы. Однако со временем стало понятно, что требуется куда более серьезное лечение, и Зеллвегер в 2010 году взяла отпуск у Голливуда.

У нее уже есть «Оскар» за роль второго плана («Холодная гора»), но кажется, что в феврале 2020-го ей снова придется подняться на сцену за статуэткой. Потому что «Джуди» — настоящий бенефис актрисы, позволяющей ей проявить самые разные стороны таланта и даже спеть (мы знаем, что Рене прекрасно поет еще со времен «Чикаго»). Американская любимица за гранью нервного срыва — мимо такого трудно пройти. Номинация Зеллвегер обеспечена, а уже победит ли она, узнаем в конце зимы.

%d такие блоггеры, как: