Индустрия Кино

Я календарь переверну: Как студии выбирают даты премьер

Механизм выбора даты превратился в стратегическое планирование

В наше время мало просто решить, когда выпускать кино — летом или зимой, как это привычно делал Голливуд до середины 2010-х. Необходимо учитывать сразу несколько факторов, иначе можно недосчитаться нескольких десятков миллионов.

Было время, когда в киносообществе бытовало словосочетание dump months, которое можно перевести как «месяцы слива». Обычно его применяли к тем месяцам, когда американский кинозритель ленился ходить в кино, что автоматически отменяло возможность крупных релизов. Как правило, dump months шли друг за другом дважды в год — январь-февраль и август-сентябрь. Первая пара приходила на смену активному Рождеству, а вторая сменяла сезон летних блокбастеров.

Студии планировали свои крупные релизы (тентполы) в США и Канаде на май-июнь-июль и (реже) на ноябрь-декабрь. В остальные месяцы старались поставить кино поскромнее, с бюджетом поменьше, со звездами послабее. И действительно, ведь зритель уже потратился на блокбастеры, есть вероятность, что он будет экономить. Если релиз планировался на «сливной» месяц, было понятно: студия в него не верит и не планирует больших сборов. Бывали исключения, как, например, «Родители» Рона Ховарда, вышедшие в августе 1989, и собравшие 100 млн долларов; «Непрощенный» Клинта Иствуда (август 1992, сборы 101,2 млн долларов); «Шестое чувство» М. Найта Шьямалана (август 1999, сборы 293,5 млн долларов).

«Шестое чувство» (1999)

В 2008 году на сайте Vulture вышел текст, посвященный августу — одному из главных «сливных» месяцев для голливудских студий. Помимо прочего, там есть такие подсчеты: «Согласно нашему анализу, за последние 15 лет студии показывали [в августе] 169 паршивых фильмов и всего 26 относительно приличных. Это значит, что от 11,2 фильмов каждый август хочется выцарапать глаза». В принципе, логично, зачем тратить хорошее кино на такое время? Раньше студии считали, что американские семьи проводят август в отпусках, в сентябре школьники и студенты возвращались к учебе, и маркетологи задвигали семейное кино подальше от этого месяца. Зимой зритель приклеен к спортивным матчам, и чем ближе Супербоул (в 2020 он придется на 7 февраля), тем больше американцев остаются на выходных дома, чтобы следить за играми NFL.

Студиям последнее время все чаще приходится приспосабливаться к новым условиям. То физические носители (DVD и Blu-ray) перестали быть источником дохода, то стриминги начали откусывать кусок пирога, то технологии изменились так, что смотреть кино начали на телефонах. Одним из нововведений стало размывание календаря — теперь, выбирая дату премьеры, приходится включать в расчет чуть больше факторов, чем отпуска и сезонный футбол. Тем более, что в отпуск американцы уходят все реже.

Variety рассказывает, как проходит день президента по внутренней дистрибуции Warner Bros. Джеффа Голдштейна. Раньше он и его коллеги по должности с других студий проводили бы большую часть времени в разъездах, встречаясь с владельцами кинотеатров самых разных кинотеатров, чтобы обеспечить своим фильмам максимально широкий релиз. Сейчас же львиная доля времени Голдштейна уходит на совещания с командой собственных сотрудников по планированию оптимального календаря релизов. Главный соперник Голдштейна — стриминговые сервисы.

Блокбастер Warner «Оно 2» вышел в сентябре 2019-го и уже собрал 194 млн долларов

Топ-менеджер ежедневно проводит час, а то и больше, в разговорах о датах премьер и сообщает корреспонденту Variety, что планирование релизов превратилось в трехмерные шахматы. Кайл Дэвис, занимающий аналогичную должность на студии Paramount, подтверждает его слова: «Ты постоянно ищешь лучшую дату. Даже когда находишь ее, то думаешь, а лучшая ли она? Постоянно думаешь об этом».

Пока студии ломают головы над датами релизов, зритель ломает голову над тем, что посмотреть — выбор сейчас огромен, как никогда. «Технологии предоставили пользователям гораздо больше выбора развлечений, и теперь они сами решают, что смотреть и как смотреть. Мы теперь воюем за его внимание не только против других студий, но и с онлайн-пространством», — говорит Голдштейн. Надо знать не только, когда выходит новый сезон сериала «Очень странные дела», но и когда выпускают новые видеоигры — какой-нибудь Red Dead Redemption 2 способен усадить человека перед игровой консолью на долгие дни.

Еще одной угрозой стал Disney, который разросся до таких масштабов, что стал обладателем крупнейших масскульт-брендов вроде Marvel, Pixar и Star Wars. Студиям приходится водить хоровод вокруг их фильмов — если посмотреть на кассовые сборы  Северной Америки в 2019 году, в первой двадцатке окажется шесть фильмов конгломерата, причем четыре из них занимают первые места с общей кассой, превышающей 2,2 миллиарда долларов.

«Звёздные войны: Скайуокер. Восход» (2019)

Президент по внутренней дистрибуции Sony Эдриан Смит жалуется: «Раньше было два сезона: Рождество и лето». Теперь же студиям приходится тщательно шерстить весь календарь и не воротить носы от «сливных» месяцев. 2018 год установил четыре рекорда во время dump months: «Черная Пантера» в феврале, «Тихое место» в августе, «Мег: Монстр глубины» и «Безумно богатые азиаты» в августе и «Веном» в октябре. Голдштейн вспоминает две бессонные недели между релизами акульего триллера и ромкома, когда он опасался, что жара оставит зрителей дома.

Конкуренту Смита, Дэвиса и Голдштейна со студии Universal Джиму Орру тоже есть что сказать. «Всякий раз, когда мы считаем, что выработали правило касательно дат релизов, мы нарушаем их. Надо брать в расчет все 52 недели года, из-за чего приходится мыслить нестандартно. Мы добивались успеха в разных ситуациях». Орр намекает на успешные релизы фильмов «Стекло» и «Мы» в январе и марте соответственно. Первый собрал в Северной Америке 111 млн долларов, второй — 175 млн долларов. Обе картины принесли студии прибыль, несмотря на, казалось бы, провальные даты релиза.

Президенты по дистрибуции еженедельно общаются с журналистами, сообщая цифры о прокате за уикенд, что делает этих людей в индустрии лицами успеха или провала фильма. Если картина стартовала хорошо, менеджер может выдохнуть и рассказывать, что студия всегда верила в проект. Если провалилась — надо объяснять, что пошло не так, не перекладывая вину на режиссеров и коллег по студии. Правда, не всегда премьерный уикенд определяет дальнейший прокат. Орр в качестве примера приводит «Зеленую книгу», которая начала очень скромно, но в итоге собрала 85 млн долларов в Северной Америке и еще 236,7 млн долларов за рубежом.

«Зеленая книга» (2018)

Еще один аспект, который раньше не приходилось брать во внимание: запуская проект в разработку, студия должна решить, достоин ли он проката на большом экране. Кэтлин Тафф, глава по международной дистрибуции Disney, говорит: «Нужно создавать истории, которые просятся на большой экран. Это значит, требуется актуальность, способная заставить зрителя выйти из дома и прийти в кинотеатры, а потом обсудить фильм после просмотра».

Менеджеры по дистрибуции пытаются понять, сколько будущий фильм может собрать в местном прокате — их знания обусловлены как опытом и инстинктами, так и фактами и цифрами. Для прикидки потенциальных сборов даже сравнивают с фильмами, которые уже выпускали — правда, как считают аналитики, окно критериев сейчас все больше и больше сужается. И тут появляется главная проблема. Любой фильм — предприятие небыстрое. От запуска в производство до премьеры может пройти три года (это если повезет). Учитывая, как молниеносно изменяется ситуация в индустрии теперь еще и надо быть провидцами цайтгайста. Попадет ли картина, запущенная в 2019-м, в нерв зрителю в 2022-м? Variety приводит печальный кейс фильма «Куда ты пропала, Бернадетт?». Студия Annapurna купила права на бестселлер Марии Семпл в 2013 году, когда роман был на слуху, но фильм Ричарда Линклейтера пришел к зрителю только в 2019-м, когда адаптации книг шестилетней давности уже не интересовали широкую аудиторию. Как итог — всего 9 млн долларов в американском прокате.

Эдриан Смит из Sony подытоживает: «Было время, когда можно было откатиться на пять лет назад и, в качестве референса, посмотреть, как собирали похожие фильмы. Сейчас же я пытаюсь смотреть на год назад, максимум два. Рынок очень изменился, изменились и привычки зрителей».

Одно можно понять точно: со временем в кинотеатрах останутся только фильмы-события. Те, необходимость пойти на которые сравнима с необходимостью чистить зубы по утрам. Индустрия говорит об этом уже года два. Стивен Спилберг и Джордж Лукас говорили о чем-то похожем еще шесть лет назад, предсказывая появление «бродвейской модели» в кино, когда билет на зрелищные фильмы обойдется зрителю в 25 долларов, но зато в прокате такое кино проживет гораздо дольше. Что ж, как говорится в известном меме, «вы находитесь здесь».

%d такие блоггеры, как: