Индустрия Кино

Кого выдвигают на «Оскар»?

Дылда в Вавилоне

30 сентября закрылся прием заявок от разных стран на участие в номинации «Лучший международный фильм» премии «Оскар». В списке заявителей 93 страны (это исторический рекорд, в прошлом году их было 87, в 2017-м — 92). После обработки заявок в Академии их, возможно, станет меньше, но мы решили посмотреть, кого в своих странах считают достойным выдвижения.

О разнообразии мира

«Оскаровская» номинация для «остального мира» похожа на конкурс «Евровидение», национальные павильоны Венецианской биеннале или на Каннский фестиваль до 1974-го года, когда возник институт отборщиков, и фестиваль стал сам приглашать картины из разных стран; до того государства делегировали в программу фильмы, как делегируют собственных представителей в ООН. Иностранная номинация родом оттуда — из послевоенного мира, из конца 1940-х, когда на «Оскаре» начали присуждать премии лучшим не американским фильмам в американском прокате. 

«Ага» Милко Лазарова (2018) — фильм на якутском языке, выдвинутый от Болгарии

Однако, национальные государства уже не те, огромное количество фильмов снимается в сложносочиненной копродукции интернациональными группами, и в в этом году номинация поменяла название с «Лучшего фильма на иностранном языке» на «Лучший международный фильм» — это запоздалое, но верное решение. В списке претендентов этого года — вавилонское смешение языков: от Бельгии выдвинут фильм на испанском языке, от Болгарии — на якутском, от Австралии — на кхмерском, от Финляндии — частично на сомалийском, от Албании — частично на французском, от Латвии и Швейцарии — частично на идише, от Ирландии — на арабском. Кубинский претендент «Переводчик» рассказывает о человеке, который после Чернобыльской аварии поехал лечиться на Кубу, он частично снят на русском языке, в главной роли снялся бразильский актер Родриго Санторо, известный про роли царя Ксеркса в фильме «300 спартанцев». Швеция посылает в номинацию сделанный в Грузии на грузинском языке фильм Левана Акина «А потом мы танцевали». Чехия отправляет «Раскрашенную птицу» Вацлава Маргула, в которой персонажи разговаривают на панславянском эсперанто — интерславике: действие исходного романа Ежи Косинского происходит во время войны в условной Восточно-Европейской стране, режиссер решил сохранить эту условность, не привязывая действие к месту реально существующим языком. В «Свистунах» Корнелиу Порумбою, выдвинутых от Румынии, и вовсе звучит сильбо гомеро — язык свиста Гомерских островов. 

Гана, Уганда, Нигерия и Узбекистан подают свои заявки впервые. Среди авторов картин в большом списке — 27 женщины, их работы выдвинули Афганистан, Саудовская Аравия, Нигерия, Сенегал, Коста-Рика, Канада, Мексика, Босния, Австралия, Алжир, Голландия, Беларусь, Дания, Финляндия, Германия, Греция, Косово, Венесуэла, Кения, Индия, Эквадор, Марокко, Словения, а в картинах из Северной Македонии, Литвы, Тайваня и Ирана женщины выступали в качестве соавторов.

Настоящим ветераном в борьбе за номинацию оказывается Марко Беллоккьо, Италия выдвигала его фильмы трижды: в 1967-м, в 1980-м и сейчас. Кандидаты от России, Украины, Филиппин и Новой Македонии — самые молодые: Кантемиру Балагову 28 лет, Нариману Алиеву и Раймунду Рибай Гутьерресу — 26, Тамаре Котевской 26 только что исполнилось.

Европейские фестивали делают это

В разные годы номинация по-разному соотносилась с мировым и европейским фестивальным контекстом, но в 2010-х премию в основном получали победители или участники конкурсов Каннского, Венецианского и Берлинского фестиваля (дважды лауреатом оказывался Асгар Фархади — хотя вряд ли это обстоятельство делает его лучшим режиссером десятилетия). Исключения — «Месть» Сюзанны Бир, которая обошла «Клык» Лантимоса в 2010-м, и незамеченная большими фестивалями «Ида» в 2014-м, после которой Павел Павликовский наконец был принят в каннскую режиссерскую обойму. (В XXI веке фильмы о Холокосте получали «Оскар» в иностранной номинации трижды, что, возможно, подсказало российским кинематографистам, отложив другие дела, снимать по несколько фильмов в год именно на эту тему). Можно было бы сказать, что именно отборщики европейских фестивалей определяют «оскаровский» расклад в этой номинации или как минимум обладают первичным правом отбора, определяя, какой фильм является потенциально «международным», а какой скорее всего останется дома.

Среди претендентов этого года также немало конкурсантов с фестивалей первой европейской тройки — и в первую очередь, из Канн (тут, видимо, выбор прост: если у тебя в стране есть режиссер, побывавший в этом году на Круазетт, keep calm и выдвигай его). Снятый в Гватемале и представленный от Бельгии фильм «Наши матери» Сесара Диаса получил «Золотую камеру» за лучший дебют (в этом году в фестивальном обороте как минимум две громких картины из Гватемалы). «Предатель» Марко Белоккьо (Италия), «Должно быть, это рай» Элиа Сулеймана (Палестина), «Атлантика» Мати Диоп (Сенегал), «Свистуны» Корнелиу Порумбою (Румыния), «Боль и слава» Педро Альмодовара (Испания), «Паразиты» Пон Джун-хо (Южная Корея) и «Отверженные» Ладжа Ли — каннские конкурсанты. Много «оскаровских» претендентов дает и «Особый взгляд», который в нулевые был программой «второго выбора», но в последние годы постепенно трансформируется в секцию для менее предсказуемых, чем в главном каннском конкурсе, работ (прошлогодний победитель «Граница» был шведским претендентом на «Оскар-2019»). На этот раз из него вышли «Адам» Марьям Тузани (Марокко), «Невидимая жизнь» Карима Айнуза (Бразилия), «Папича» Муни Меддур (Алжир), «Дылда» Кантемира Балагова (Россия) и «Домой» Наримана Алиева (Украина). «Белый, белый день» Хлинюра Палмасона был показан в каннской «Неделе критики». В прошлогоднем «Двухнедельнике режиссеров» впервые показали «Дорого сына» Мохамеда Бен Аттиа (Тунис), в программе этого года — «А потом мы танцевали» Левана Акина (Швеция).

Из Берлинского конкурса поступили «Угоняя лошадей» Ханса Петтера Муланда (Норвегия) и «Разрушители системы» Норы Финшелдт (Германия) — лауреат премии Альфреда Бауэра, которым награждаются новаторские работы. «Пробуждение муравьев» Антонеллы Фурдассаси Фурнис (Коста-Рика) впервые было показано в «Форуме», «Плавучесть» Родда Раджена (Австралия) получил приз экуменического жюри в «Панораме», Gully Boy Зои Ахтар показали в Берлине вне конкурса, «Агу» Милко Лазарова (Болгария) — на закрытии в прошлом году.

Несколько названий в списке можно найти и в программе Венеции: «Наследство» Тьяго Гуэдеса (Португалия), «Идеальный кандидат» Хайфы аль-Мансур (Саудовская Аравия) и «Раскрашенная птица» (Чехия) — в основном конкурсе этого года; «Хава, Марьям, Аеша» Шахры Карими (Афганистан), «Мемуары моего тела» Гарина Нугрохо (Индонезия), «Вердикт» Раймунда Рибай Гутьерреса (Филиппины) — в «Горизонтах». «Радость» Судабех Мортезай (Австрия) в прошлом году показывали в венецианских «Днях авторов», «Тель-Авив в огне» Самеха Зоаби (Люксембург) тогда же — в «Горизонтах». Из программы «Дней авторов» этого года поступил Corpus Christi Яна Комасы (Польша).

Часть фильмов из списка прошли Карловы Вары, Локарно, «Санденс», Теллурайд и Торонто.

Интересный выбор

В России обошлось без сюрпризов: ни «Т-34», ни «Текст» Клима Шипенко (вокруг которого в конце сентября происходили странные телодвижения) претендовать на место в шорт-листе не будут, а будет «Дылда» Балагова-Роднянского, у которой уже есть американский дистрибьютор (что важно для данной номинации).

Украина выдвигает фильм, снятый на крымско-татарском и украинском языках, рассказывающий об отце и младшем сыне, которые пытаются прорваться в Крым, чтобы похоронить старшего, погибшего в АТО. «Домой» Наримана Алиева — еще один повод поговорить на международной арене о последствиях 2014-го года в частном и политическом измерении (см. выдвижение и выступление Джамалы на «Евровидении»), но не только: это действительно мощный фильм, напоминающий трагедию Антигоне (фильм с названием «Антигона» выдвинут в этом году и от Канады); подробнее почитать о картине можно здесь. После того, как в 2014-м году украинский «оскаровский» комитет показательно прокатил «Племя» Мирослава Слабошпицкого, имевшего все шансы попасть в финальную номинацию, состав комиссии был обновлен (и еще раз обновлен в этом году после окончания срока полномочий).

Трейлер фильма «Домой» (2019)

Любопытный выбор сделала и Беларусь, от который мы, исходя из стереотипов, ждем скорее военно-патриотического кино. Но нет: в прошлом году страна впервые после двадцатилетнего перерыва заявку на участие в номинации — с «Хрусталем» Дарьи Жук, ностальгическом фильме о взрослении в 1990-е. В этом году от страны выдвигается документальная картина Анастасии Мирошниченко «Дебют» о театральной постановке в женской колонии, премьера которого прошла еще в 2017-м на главном европейском документальном фестивале IDFA.

Самая обидная строка в списке — «Отверженные» Ладжа Ли, кандидат от Франции. Прокатное кино про тяжелые будни полицейских, получившее в Каннах Приз жюри, оставило без «оскаровских» шансов другого каннского лауреата — победителя сценарной номинации «Портрет девушки в огне» Селин Сьямма, фильм, который является ярчайшей репрезентацией female gaze в современном кино и широкий международный успех которого был бы совсем нелишним в контексте борьба за равные права мужчин и женщин рассказывать свои истории.

В конце года мы увидим окончательный список претендентов на попадание в номинацию, тогда и можно будет делать какие-либо прогнозы (а победят все равно «Паразиты»).

UPD Текст дополнялся 4 и 7 октября всвязи с появлением новых данных.


%d такие блоггеры, как: