Кино

Два арт-хоррора из Венеции/Торонто

Про геноцид и про ужасы усыновления/удочерения

В Венеции все грустно со второстепенными программами — фестивалю, очевидно, не хватает качественного контента на десять дней. Но кое-что интересное в параллельных секциях все же удалось посмотреть.

«Пеликанья кровь», реж. Катрин Геббе

Фрагмент фильма «Пеликанья кровь» (2019)

Вторая полнометражная работа Геббе — фильм, формально не относящийся к жанру хоррора, но вселяющий подлинный ужас. Картину показали в первый день фестиваля на открытии программы «Горизонты» (а потом и в Торонто), забыть ее не удалось никому из посмотревших. Одинокая немецкая женщина, объездчица полицейских лошадей, которая живет с удочеренной девочкой-подростком, едет в восточноевропейский приют за вторым приемным ребенком (по германским законам у не состоящих в браке такой возможности нет). Ангелоподобная пятилетняя малышка оказывается монстром, у которого не сформировались зоны, отвечающие за эмпатию. Убийство мелких животных, размазывание экскрементов, жуткие вопли, напоминающие об «Экзорцизме Эмили Роуз», поселившееся в доме чувство опасности — жизнь матери и ее старшего ребенка превращается в ад, а потом начинает медленно сползать в воронку безумия (с гормональными препаратами, провоцирующими лактацию, и кровавыми языческими ритуалами). «Пеликанья кровь» — провокационный и откровенный разговор о проблеме усыновления/удочерения в ее экстремальных проявлениях, когда в один клубок сплетаются милосердие, любовь, чувство долга, самоуверенность, самообман и отчаяние.


«Плакальщица», реж. Хайро Бустаманте

Фрагмент «Плакальщицы» (2019)


Третий фильм молодого гватемальского режиссера вернее относится к жанру хоррора, чем «Пеликанья кровь», но в нем также содержатся элементы семейной драмы, деконструкция патриархальной семьи на фоне общественной жизни. Пожилой генерал заблокирован толпами протестующих в собственном доме, где он живет с женой, дочерью и внучкой; некогда он принимал участие в геноциде индейцев, теперь его судят, и родственники жертв требуют беспощадного возмездия. Трогательный дедушка уже почти не в себе и переодически палит по родным из ружья, потому что принимает их за герильяс; его жена снисходительно смотрит на выходки мужа и проклинает распоясавшихся варваров (тема безответственности и слепоты элит — сквозная на прошедшем Венецианском фестивале). Домашний тиран, чье поведение полностью одобряется в семье, выходя в большой мир, оказывается палачом и насильником. По мере поступления информации о преступлениях генерала, из дома разбегается вся прислуга, и верная экономка посылает в деревню за новой — на пороге осаждаемого дома появляется грустная девушка с длинными волосами, которая держит в руках лягушку. Со временем лягушек в доме будет становиться все больше, а дедушке окончательно перестанет хватать воздуха. Фильм получил главный приз в венецианской программе «Дни авторов» и тоже попал в программу Торонто.

%d такие блоггеры, как: