Кино

Джокер: начало

Фильм Тодда Филлипса — оглушающий шедевр о сегодняшнем дне

В Венецианском конкурсе состоялась мировая премьера «Джокера» с Хоакином Фениксом в заглавной роли. Это самый пессимистичный и достоверный фильм о противоречиях нашего мира.

Кинокомикс стал главным языком кино, главным языком цивилизации другого сейчас нет, и в битве двух титанов, в DC, кажется, твердо решили занять нишу «фильмов для взрослых», одним ударом отправляя Marvel обратно на территорию детского и семейного кино. «Джокер» Тодда Филлипса (сценариста «Бората» и режиссера «Мальчишника в Вегасе») — «Таксист» и «Апокалипсис сегодня» наших дней. На микроуровне это кино о сражении с психическим расстройством, на макро манифест нескольких поколений, живущих в неуютной, несправедливо устроенной реальности, где бедные беднеют, а богатые богатеют, где все окружающие люди вдруг «стали неприятными» (в Италии, где проходит Венецианский фестиваль, несколько миллионов человек живут за чертой бедности). Условность комикса, условность города Готема, условность 1981 года позволяет вскрыть противоречия нашего мира в утрированной, ничем не сглаживаемой реальности, где нет мобильных телефонов, где люди прикуривают одну за другой, где карлика можно называть «fucking migdet» и где женщине лучше в одиночку не появляться в подземке.

Мужчине тоже лучше не появляться, особенно, если он плохо питается и одет в нелепую одежду.

Артур Флек (Хоакин Феникс) живет с матерью и работает клоуном по найму в городе, который тонет в мусоре, страдает от эпидемий и банд, задыхается от неравенства. По телевизору рассказывают об избирательной кампании мэра, в гонке лидирует Томас Уэйн  супербогач, который защищает интересы богачей. Мечта Артура  стать стендап-комиком. Проблема в том, что у него нет чувства юмора. Есть только ментальное расстройство, регулярные беседы с равнодушным терапевтом в социальной клинике и горсть таблеток, помогающих держаться на ногах.

В своем программном монологе, уже став Джокером, Артур скажет примерно следующее: юмор — вещь субъективная; только обладающие властью решают, что хорошо и что плохо, что смешно или не смешно. Почему бы вам не посмеяться и моим плохим шуткам, если мне больше нечего терять и я стал абсолютно неуязвим? Эгоизм, слепота элит порождают восстание масс, героем восставших масс становится тот, кто не боится словом и действием бросить вызов сложившейся системе — психопат. 

Хоакин Феникс в Венеции / Фото: Мария Кувшинова

«Джокер» подвергает радикальной ревизии понятие «злодея» (villain) в пространстве комикса. Флек   антигерой, который существует в антимире распавшихся связей и социального равнодушия; существование в антимире превращают его в героя, в мстителя за всех униженных (так же, как унаследованные привилегии Брюса Уэйна превращают его из героя в антигероя). Джокер — метафора того радикализма, который сегодня охватывает разные части планеты, на которой слишком многие недовольны слишком разным («Я не буду жить в унижении»  девиз запрещенного в России ИГИЛ и суть программы «желтых жилетов», выкинутых из благополучной жизни постоянными изменениями в экономике).

Когда-то, в старые добрые времена это называлось «моральным релятивизмом» и считалось ругательством; но сегодня, в реальности, состоящей из тысячи правд, не осталось ничего однозначного, ни героев, ни антигероев. Джокером может стать каждый, у кого под ногами нет почвы  — то есть, слишком многие.

1 comment on “Джокер: начало

  1. Pingback: Эскапизм не порок — kimkibabaduk

Comments are closed.

%d такие блоггеры, как: