Индустрия Кино Сериалы

Как продюсеры становятся вымирающим видом

В задачу голливудского продюсера теперь входит мультитаскинг

Крупные киностудии сокращают производство фильмов, а стриминг-сервисы ищут людей, способных совмещать в себе сценаристов и даже режиссеров. В этой новой реальности обычные продюсеры, не умеющие писать сценарии или снимать, внезапно оказались не нужны.

Текст в The Hollywood Reporter называет продюсеров expendable, то есть расходным материалом, который больше не представляет ценности. В качестве примера приводится история с Эми Паскаль, когда-то руководившей студией Sony и потерявшей пост после скандала с хакерами.

У Паскаль, основавшей после ухода собственную продюсерскую компанию, в июне истекал срок договора с Sony, одобренный еще бывшим главой студии Майклом Линтоном и подписанный в 2015-м после ее отставки. Шансы, что нынешний CEO, Том Ротман, возобновил бы с ней договор на продюсирование фильмов, да еще и сроком на четыре года, были малы. За свою работу для Sony Паскаль получала восьмизначную цифру, а также имела гарантированные два фильма в год (иногда ей везло и получался «Веном», неожиданно для студии собравший в мире 856 млн долларов). Паскаль начала искать новое место под солнцем, но обнаружила, что другие студии не горят желанием обеспечивать ей похожие условия.

Embed from Getty Images
Эми Паскаль

В апреле 2019-го Эми Паскаль перешла на Universal. Об этом писали, но не уточняли, что для продюсерши это стало понижением статуса: по данным инсайдеров, гонорар Паскаль снизился в пять раз (а то и в 10). Вместо, скажем, 10 млн долларов в год, она стала получать два или один. Кроме того, никаких гарантированных фильмов, как на Sony, у нее теперь нет.

Если продюсер не в состоянии сам снимать кино – как, допустим Джей Джей Абрамс или Гильермо дель Торо, то в ближайшее время у него будут проблемы. Вот несколько примеров продюсеров, у которых случился своеобразный даунгрейд за последние месяцы. Бывший помощник Паскаль Мэтт Толмак ушел с Sony после того, как у него истек контракт со студией, и отправился работать на телевидение. Нил Х. Мориц переместился с франшизы «Форсаж», которой он занимался на протяжении восьми фильмов, на «Хоббса и Шоу», но при этом у него осталась сделка с Paramount. Особенно яркий пример – Саймон Кинберг, продюсер фильмов о Людях Икс. Его контракт с Fox истек в 2018-м, и над фильмами о мутантах он больше работать не будет – в связи со слиянием Fox и Disney, контроль над персонажами перешел к Marvel.

Embed from Getty Images
Саймон Кинберг

Хотя, конечно, Кинберг не лучший пример. Он все же бывший сценарист и способен генерировать собственный контент. Благодаря этому, он сможет работать с разными студиями.

Но тенденция прослеживается: продюсеры больше не могут сидеть на одной студии на окладе, а должны метаться между разными кинокомпаниями, предлагая свои проекты. В конце концов, Disney выпускает очень мало оригинальных фильмов в год и сокращает производство на Fox, тогда как Netflix производит по 40 картин в год. Стриминг-сервисы могли бы стать пристанищем для продюсеров, но Netflix или Amazon не торопятся заключать эксклюзивные контракты с ними. На сегодняшний день у Netflix только 10 продюсерских сделок на производство фильмов, а у Amazon – три (среди них – компания Николь Кидман Blossom Films).

Со студиями будут работать только самые творческие и разносторонние. Джей Джей Абрамс на пороге заключения сделки с WarnerMedia на 500 млн долларов – туда войдут как разработка фильмов, так и сериалов. Везет пока Лоренцо ди Бонавентуре, работающему с Paramount и Дэвиду Хейману (Warner), которым помогают удерживаться их франшизы («Трансформеры» и «Фантастические твари»).

Embed from Getty Images
Джей Джей Абрамс

Сложности у продюсерской профессии уже не первый год. Пик продюсирования пришелся на 2003 год, когда продажи DVD еще приносили хорошую прибыль, а Гильдия сценаристов (WGA) не потребовала увеличения гонораров (это произошло в результате забастовки в 2007 году). Когда после забастовки сценаристов надо было как-то сократить издержки, студии начали отказываться от дорогостоящих отношений с продюсерами. Этот тренд привел к понижению количества релизов. К примеру, в 2007 году Paramount выпустила 25 картин, а в 2019-м – 10.

Таким образом, так называемые first-look deal (сделка, заключаемая продюсером со студией и гарантирующая студии право первой заполучить новый проект) и вытекающие из них put pictures (количество фильмов, которые продюсер гарантированно выпускает на студии согласно first-look deal) становятся редким видом. В 2003-м у Disney было 24 продюсерских first-look сделок. Сейчас их всего семь.

Представитель юридической компании O’Melveny & Myers, специализирующейся на индустрии шоу-бизнеса, подтверждает, что за последние 10 лет много изменилось. В разговоре с THR Мэтт Клайн упоминает, что к этому привело несколько факторов: расходы, изменение подхода к управлению и неудачные сделки. Его слова дополняет анонимный чиновник неназванной студии: «Сейчас реальность такова, что Disney и Warner заняты только франшизами. Это половина всех релизов. Плюс ремейки. И потом, в случае Warner фильмы Кристофера Нолана. Кому нужны дополнительные продюсеры?»

Но есть и хорошие новости! Телевидение больше не воспринимается как место, куда уходят режиссеры-неудачники – сериалы, кино игровое и документальное получают второе дыхание благодаря финансовым вливаниям стриминг-сервисам и кабельным каналам. «Существует множество платформ, телевидение изменилось, сторителлинг на высоком уровне – мне кажется, сейчас в этой среде работает гораздо больше продюсеров, чем раньше», — считает Клайн. Его слова подтверждает анонимный продюсер: «Может для кинопрокатных фильмов first-look deal заключить стало сложнее, зато на телевидении их в три раза больше. Даже в десять раз».

Посмотрим. Netflix недавно подписал таких звезд-шоураннеров, как Райан Мёрфи («Американская история ужасов», «Лузеры»), Шонда Раймс («Скандал», «Анатомия страсти») и дуэт создателей «Игры престолов» Бениофф-Уайсс. Все они получают девятизначные суммы (последних «купили» за 200 млн долларов). С кинопроектами ситуация несколько иная. Для стримингов это дело не первой важности, да и процент от сборов не получишь. Бывают, правда, исключения – по данным источников THR продюсер Джо Рот получит некий дополнительный процент от работы над фэнтези-фильмом «Школа Добра и Зла» (The School for Good and Evil). Как Netflix рассчитывает возможную прибыль от фильма? Это отдельный разговор, но по всей видимости, сервис прикидывает, сколько картина собрала бы в прокате, в зависимости от количества подписчиков, досмотревших фильм до конца.

Embed from Getty Images
Д.Б. Уайсс и Дэвид Бениофф

Поскольку потребность в сериалах увеличивается, а в фильмах снижается, новому поколению продюсеров гораздо сложнее пробиться в бизнес. Маститые продюсеры признают, что выпестовать новое поколение непросто из-за корпоративизации студий. Они также не жалуют продюсерское мнение. «Студиям не нравятся сложности, им нужно согласие, — говорит анонимный собеседник-продюсер. – Поэтому мы получаем такой ванильный продукт на выходе».

Продюсер «Несломленного» Мэттью Баэр считает, что у всех независимых продюсеров сейчас одна беда: «Найти деньги для постановки фильма по хорошему независимому сценарию не проблема. Проблема в том, кто будет их прокатывать? Кто готов вкладываться в продвижение фильмов? Прокатчики не торопятся брать даже очень хорошие фильмы».

Если включить осторожный оптимизм, то можно даже увидеть отблеск в конце туннеля. Disney, Warner Bros. и Universal в ближайшее время запустят свои стриминг-сервисы. И для них потребуется контент – в том числе и полнометражные фильмы. Здесь-то и понадобится помощь продюсеров. Та же Universal недавно заключила сделку с Филом Лордом и Крисом Миллером на производство фильмов и сериалов.

Киноиндустрия находится в переходном периоде. В то время как кинопрокат в своем традиционном понимании постепенно схлопывается, появляются новые возможности на стриминг-платформах. И об этом мы будем говорить все чаще и чаще.  

%d такие блоггеры, как: